Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Наличники Иркутска на выставке

Персональная фотовыставка Ярослава Шиллера «Panta rhei - наличники Иркутска» начинает свою работу в Арт-галерее «DiaS»
далее...

Прямая речь

далее...

Газета "Наш Север"

Север больше не гарантирует длинный рубль

Правительство России готовит законопроект о зонах с особым статусом, который предусматривает освобождение работодателей от уплаты работникам северных надбавок и повышающих коэффициентов.

Великий русский учёный Михайло Ломоносов сказал когда-то, что могущество России будет прирастать Сибирью, и он был прав: ведь именно в Сибири и других северных территориях России сосредоточены огромные запасы природных ископаемых, сырья, без которого немыслимо развитие экономического потенциала страны. Но освоение их было сопряжено с огромными трудностями, отсутствием развитой инфраструктуры и малонаселённостью территорий из-за сложных климатических условий. 

Кнут и пряник освоения северных территорий

В досоветской России на разработку полезных ископаемых в северных территориях, в рудники отправляли в основном осужденных за тяжёлые преступления, каторжных, для которых не нужно было создавать комфортных условий проживания. В край с суровым климатом охотников отправиться по своей воле было немного. Первая попытка сделать переселение в Сибирь и на Дальний восток массовым была предпринята известным реформатором Петром Столыпиным в 1906 году. Отличительной чертой её было создание для переселенцев условий для занятия предпринимательством и крестьянским трудом. То есть в основу реформирования впервые была положена экономическая заинтересованность людей. Но закончилась она, так толком и не начавшись, как это часто бывает, когда преобразования двигаются силой воли конкретного человека, без заинтересованности государственного аппарата. После убийства Столыпина в 1911 году реформа постепенно сошла на нет. Как ни странно, но до сих пор в учёных кругах нет однозначной её оценки, как и единого мнения о полученной пользе или причинённом вреде для страны.

После революции большевики поспешили объявить столыпинскую реформу неэффективной и вернулись к способу освоения северных территорий заключёнными. Только теперь это были не каторжные, а враги народа, которых в массовом количестве поставляла в ГУЛАГи репрессивная машина. После Великой Отечественной стало не до освоения северных территорий, так как полстраны лежало в руинах, но едва были залечены раны и восстановлены города и сёла, советское правительство снова взялось за освоение малонаселённых земель, которые могли дать толчок экономическому развитию страны.

Введение дополнительного поощрения в оплату труда появилось после массового закрытия ГУЛАГов, когда стало очевидно, что ничем другим, как деньгами, людей закрепить на Крайнем Севере и приравненных к нему районах невозможно. Так появились районные коэффициенты и северные надбавки. Размер первых устанавливался постановлением правительства, исходя из сложности климатических условий и труднодоступности территории, вторые зависели от стажа работы и имели верхний предел: на севере Иркутской области — 10 % за каждый отработанный год, но не свыше 50 %. 

Надбавки остались, а зарплата сократилась

Во времена Советского Союза районный коэффициент и северные надбавки играли большую роль, так как по всей стране были единые оклады, поэтому увеличение их в два, а то и более раз, давало существенное преимущество. Однако всё изменилось после 1991 года, когда вместо постылого социализма народ принял идеи реформаторства и строительства капитализма. Вместе со строем канули в Лету единые для всей страны нормативы оплаты труда — теперь каждый работодатель волен был устанавливать зарплаты исходя из собственных понятий о его стоимости. Поэтому уборщицы в иных фирмах получили возможность зарабатывать на порядок выше, чем квалифицированные работники, например, в тех же бюджетных учреждениях.

Впервые вся несуразность существующих северных надбавок проявилась в 2009 году, когда был принят закон о том, что минимальный размер оплаты труда должен соответствовать прожиточному минимуму, принятому в регионе. Радость бюджетников, что их зарплаты резко увеличатся, оказалась преждевременной, ведь надеялись, что до величины прожиточного минимума увеличат оклады, и уже на них будут начислять соответствующие коэффициенты, но в районах с северными надбавками итоговую зарплату стали считать с их учётом. Люди пошли в суды, и Верховный суд в 2009, 2010 и в 2013 годах подтвердил право работников на оплату труда, осуществляемого в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в повышенном размере по сравнению с оплатой идентичного труда, выполняемого в нормальных климатических условиях. 

Правда, вскоре стало очевидно, что в региональных бюджетах нет средств, чтобы профинансировать принятый закон в полном объёме. Правительство России, очевидно, также не пожелало взять на себя эти расходы, и закончилась эта история тем, что в 2016 году тот же Верховный суд вдруг почему-то изменил собственное решение и согласился, что минимальный размер оплаты труда следует считать со всеми дополнительными выплатами. На практике это привело к тому, что при минимальном размере труда в 7500 рублей, установленном на территории Российской Федерации, уборщица в школе в Смоленской области будет получать 8510 рублей (прожиточный минимум для трудоспособного населения, принятый в данном регионе), а её коллега в Усть-Кутском и Казачинско-Ленском районах 10 754 рубля (при прожиточном минимуме для трудоспособного населения в Иркутской области за 4 квартал 2016 года — 12 632 рубля), хотя по логике эту сумму необходимо было бы умножить на величину районного коэффициента и северных надбавок. 

Убрать нельзя оставить

Регулирование применения районных коэффициентов к заработной плате — один из самых сложных и запутанных вопросов в российском праве. Различные акты в данной сфере принимались различными органами власти, на разных уровнях и в разное время. Нормативная база в результате получалась крайне обширной и практически никак не структурированной. В том же Усть-Куте во времена строительства БАМа действовали две величины районного коэффициента: 1,3 для местных предприятий и 1,7 для бамовских. Практика применения различных законов, постановлений, распоряжений, разъяснений и т. д. достаточно противоречива — даже судебная власть зачастую не может выработать единого толкования одних и тех же норм. 

История с минимальной оплатой труда и прожиточным минимумом и вовсе выявила тот факт, что северные надбавки утратили своё значение в мотивации людей отправляться на Север за длинным рублём. Зарплата в тех же центральных и южных районах России давно уже превышает ту, что получают работники северных территорий. Возможно, именно это и привело к разговорам среди чиновников министерства труда и социальной защиты РФ о необходимости отмены надбавок: они действительно потеряли всякое стимулирующее значение и составляют лишь лишние хлопоты для бухгалтерии. Правительство Российской Федерации разрабатывает законопроект о введении зон с особым статусом — территорий опережающего развития (ТОР). Одна из норм законопроекта предусматривает освобождение работодателей от уплаты работникам северных надбавок и районных коэффициентов.

А профсоюзы против

В декабре 2016 года президиум общественной организации «Всероссийский Электропроф-
союз» обратился с письмом к Александру Оболкину, председателю Иркутского областного объединения организаций профсоюзов, в котором выразил «серьёзное беспокойство по поводу возможной отмены северных надбавок» и предложил присоединиться к акции по сбору подписей среди работников Иркутской области за сохранение районных коэффициентов и надбавок. 14 декабря в адрес Максима Топилина, министра труда и социальной защиты РФ, было направлено обращение за подписью одиннадцати председателей профсоюзов базовых отраслей промышленности и строительства, с призывом: «Безотлагательно принять все возможные и доступные меры, направленные на устранение неоднозначного толкования и применения положений трудового законодательства, с целью реальной защиты интересов граждан Российской Федерации, обеспечивающих благосостояние и экономическую безопасность Российского государства и выполняющих свои трудовые функции в условиях, отличных от нормальных». Иркутская областная организация профсоюзов работников образования и науки РФ также поддержала акцию по сбору подписей и направила письма с подписными листами в адрес председателей районных, городских первичных организаций.

Ассоциация профессиональных союзов базовых отраслей промышленности и строительства выступает против отмены северных надбавок и призывает правительство России во главе с председателем Дмитрием Медведевым обратить внимание на проблему. Вместе с этим профсоюзы добиваются, чтобы было принято однозначное толкование в определении минимального размера оплаты труда и способа начисления районных коэффициентов и надбавок за стаж. Помочь достучаться до правительства может сегодня каждый работник Иркутской области, поставив свою подпись в подписном листе. Ведь вполне возможно, что за отменой северных надбавок на очереди встанет отмена всех льгот, которые сегодня ещё удаётся получать жителям районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Автор: Вера Таюрская


02.03.2017