Издательство «МИФ»

Памяти Виктора Сесейкина

Скончался известный журналист Виктор Георгиевич Сесейкин. С 1956 по 1995 год он работал собкором газеты "Гудок" на Восточно-Сибирской железной дороге. Участник Великой Отечественной войны, яркий публицист, знавший проблемы "железки" до мельчайшего винтика, автор книги "Время выбрало нас" и повести о военном детстве "Путешествие энтузиастов". Ему было девяносто три года. 

В октябре 1961 года ЦК КПСС и Совет министров СССР поздравили строителей, монтажников, проектировщиков и работников железнодорожного транспорта с досрочной трудовой победой – завершением электрификации магистрали Москва – Байкал. Отличившимся полагались ордена и медали. Среди награжденных оказался и Виктор Сесейкин.
– Накануне выхода указа я получил из "Гудка" поздравительную телеграмму: меня наградили орденом Трудового Красного Знамени, – вспоминал он. – Кто-то из редакционных работников был вхож в верха и заранее узнал об этом. Появляется указ, и я нахожу себя лишь в списке награжденных медалью "За трудовую доблесть".
– Почему так?
– А Никита Хрущев решил поднять значение этой медали. Как бы приравнять ее к орденам. С нас и начали. Одно приятно: в общем списке награжденных рядом с моей стояла фамилия поэта Александра Твардовского. Через два месяца меня вдруг награждают второй такой же медалью – по ходатайству дороги. А зачем мне две одинаковые? Я и отказался. 
В ту пору начальником Красноярской, а затем объединенной Восточно-Сибирской магистрали был легендарный Борис Саламбеков. Дорога после объединения стала одной из самых крупных и грузонапряженных на сети. Главный ход от Мариинска до Петровского Завода превысил две тысячи километров. Это не считая ответвлений. Строилась новая трасса Абакан – Тайшет. Ускоренными темпами шли электрификация и оснащение дороги современными средствами автоматики и связи, реконструировался путь, расширялось вагонное хозяйства.

– Приезда Саламбекова в Иркутск многие ожидали с тревогой. Его считали последним начальником сталинской закваски. Саламбеков таким и оказался. Ходил в кителе, галифе. Немногословен. Резок в выражениях. Человеком он был, конечно, своеобразным, но у нас с ним сразу же сложились теплые, доверительные отношения. Я не знаю всех технических тонкостей железнодорожного дела, но хорошо знаю людей, их психологию. Мы часто ездили по линии втроем – начальник дороги, председатель дорпрофсожа и я. И, конечно, мне доводилось участвовать в доверительных беседах с руководителями регионов, крупных промышленных предприятий, с министрами. И Саламбеков, и последующие начальники дорог видели во мне прежде всего не журналиста центральной газеты, а доброго собеседника и советчика.
От Саламбекова на дороге пошли многие почины, которые затем стали всесоюзными. Он смело выдвигал на руководящие должности молодых. Это при нем ВСЖД прославилась как кузница кадров.
– Многие молодые инженеры затем стали начальниками служб, дорог, ректорами вузов. Со многими из них я подружился. Старался через "Гудок" пропагандировать их идеи и инициативы, которые не всегда находили поддержку среди не очень грамотных ветеранов. Под стать таким железнодорожникам были и некоторые партийные руководители.
Виктор Сесейкин любит вспоминать случай, связанный с локомотивным депо Нижнеудинск. Собкору "Гудка" позвонил первый секретарь Нижнеудинского горкома партии Иван Лушников.
– Слушай, ты нашу городскую газету читаешь?
– Нет.
– Тогда я вышлю тебе поездом несколько экземпляров, завтра встреть…
Открыл Сесейкин утром газеты и ахнул: журналисты аж в четырех номерах в пух и прах разнесли местное локомотивное депо "за буржуазные нравы, чуждую рабочему классу культуру и эстетику, разбазаривание государственных средств".
– Звоню Лушникову и с удивлением узнаю, что руководство депо собираются разбирать на бюро горкома партии.
А в депо в это время готовились запустить в эксплуатацию первую механизированную поточную линию по ремонту электровозов. И провести по этому поводу сетевую школу передового опыта. Убирали прокуренные, промазученные комнаты дежурных по депо, выбрасывали старую мебель, завозили новую. Вот это и было расценено как украшательство и никчемная трата денег. Сесейкин объяснил секретарю, что поточные линии, новые технологии, эстетика труда – это все взгляд в будущее, что руководителей депо надо не из партии исключать, а орденами награждать.
– А ты сможешь выступить на бюро? – спросил Лушников.
– Смогу.
На бюро после пламенной речи Сесейкина сменили формулировку грозного постановления, и руководству депо за их деяния "поставили на вид". Сетевая школа в Нижнеудинске прошла успешно, опыт местных локомотивщиков по внедрению поточных линий взяли на вооружение коллеги со всего Союза.
Начинался долгий путь Виктора Сесейкина по железным дорогам в 1943 году, когда он, проучившись два месяца в десятом классе, пошел на войну. В семнадцать лет – полковая минометная школа, сержантские лычки и маршевой батальон. Через Каспий на Кавказ, в Махачкалу. Потом служил в авиации Балтийского флота. В армии написал свои первые заметки во флотскую газету "На вахте".
Весной 51-го Сесейкин демобилизовался и приехал к отцу в Каракалпакию. Его взяли сотрудником в республиканскую газету "Советская Каракалпакия". А в 1956 году он уже работал в "Гудке". Сначала в Туркмении, через год в Казахстане.
– В Ашхабаде я понял, насколько уважаемой считалась работа в "Гудке". В разрушенном, еще не восстановленном после землетрясения городе мне, холостяку, дали двухкомнатную квартиру. Подо мной на таких же квадратных метрах жил заместитель председателя Совмина Туркмении с женой и четырьмя детьми. Хорошую квартиру, в центре города, мне выделили и в Иркутске.
Дом Виктора Георгиевича и его спутницы жизни преподавателя Иркутского государственного университета Лины Федоровны Ившиной всегда был открыт для многочисленных друзей. Долгие часы здесь проводили в жарких дискуссиях и дружеском застолье писатели Валентин Распутин и Александр Вампилов, художники Илья Глазунов и Юрий Селиверстов, театральные режиссеры, актеры и начинающие поэты.
Виктор Сесейкин много лет возглавлял журналистскую организацию собкоров центральных СМИ в Иркутске, которых здесь в то время работало 22 (!) человека. На общественные дела неутомимый Сесейкин всегда находил силы и время.
- Очень любил я втихаря, втайне от руководства газеты, слетать в Москву на новую премьеру. Театралом был заядлым. И вот иду я в рабочий день по безлюдной улочке в центре Москвы, а навстречу мне главный редактор "Гудка" Борис Иванович Красников. Душа захолодела. "Виктор Георгиевич, здравствуйте!" Я молчу, как будто бы не слышу. "Виктор Георгиевич, здравствуйте! Остановитесь". Я молча улепетываю от начальства. Бегом на самолет, и в Иркутск! А дома жена говорит: "Звонил начальник корреспондентской сети Сергей Павлов, интересовался, где ты. Я сказала, что ты уехал по ближайшим станциям".
Звоню Павлову.
– Ты не представляешь, какой конфуз сегодня вышел, – слышу в телефонной трубке. – Красников на планерке завел разговор об ошибках. Говорит, видел воочию Сесейкина в Москве, а он в это время находился где-то под Иркутском. Вот как можно ошибиться! И снова напомнил членам редколлегии о необходимости проверять все факты, попадающие на страницы газеты…

Прощание с Виктором Георгиевичем пройдет в среду, 5 августа, в 14:00 в ритуальном зале по адресу: ул. 3 Июля, 20.

По материалам Евгения Богачева, Оксаны Запольской

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

05.08.2020


Новости партнеров