Алексей Петров: Михал Михалыч

Скончался Михал Михалыч Жванецкий. Уважаемый писатель, прекрасный рассказчик, настоящий одессит, хоть много лет уже и живущий в Москве.

23 мая 1995 года он выступал в Иркутском музыкальном театре. Как писали на афишах того времени, цена билетов соответствовала уровню исполнителя. Он был уже со своим портфельчиком и говорил для разных поколений то, что они хотели услышать: кто хотел слушать про БАМ - слушал про БАМ, кто про деньги - слушал про зарплаты, которые «уходили в унитаз», кто о женщинах – значит о «любимых, но взрывоопасных», а кто о новых русских, тот о тех, кто ведет себя как евреи.

Кстати, тогда на его иркутском концерте побывал первый секретарь посольства США в Москве Томас Грэхем, который был в нашем городе в командировке: «Кое-что я понимал, но подтекста не улавливал. Сидел и думал: странно, почему все вокруг смеются…».

Его многие не понимали, хотя, наверное, все любили. Выпускник Одесского института инженеров водного транспорта, он не учился актерскому мастерству – оно всегда было при нем. В 1979 году в иркутской филармонии в рамках вечеров поэзии выступил Георгий Шапошников, в репертуаре которого были монологи Жванецкого. Там иркутский зритель стал привыкать к качественным текстам. Потом мы влюбились в замечательных рассказчиков Романа Карцева и Виктора Ильченко, все тексты которым были написаны исключительно Жванецким. В 1989 году в Иркутске с монологами Жванецкого выступал Леонид Ярмольник.

А еще было время, когда его тексты выходили на первых страницах наших газет. В рубрике «С улыбкой», например. «Наши беды не переводимы, наши трудности никому не понять» – цитировали Жванецкого многие в начале девяностых в очередях. Или, например, 1991 год. Время, когда в городах появились первые видеосалоны, и народ валит не только на эротику, но и на Жванецкого и Задорнова. Как только появился АИСТ, он часто стал нас баловать концертами юмористов. Жванецкий был на особом счету. А еще Жванецкого хорошо читал Виталий Венгер на своих творческих вечерах. 

Наши газеты только перепечатывали его интервью с других городов. В 1983 году «Советская молодежь» рассказала об его концерте в Киргизии. Ему тогда не нравилось делить литературу на юмористическую и не юмористическую. По его мнению, она перетекает одна из другой. Люди шутят бесконечно. Молодые – шутят, стареют – тоже шутят. И прежде чем умереть, тоже шутят. В этом весь Жванецкий.

В 1994 году он рассказывал, что получает кайф от концертов примерно в 60 % случаев, все остальное время он страдает, бывает недоволен, но не знает, что с этим делать. Кайф для него – это сродни сексуальному, чувственному, выпитому. Ему очень нравилось это слово, поскольку удовольствие – очень спокойное.

Я живу только с публикой – она заменяет мне женщину и семью. Говорил он четверть века назад. А потом все изменилось. Он встретил женщину Наталью, с которой и провел все последние годы. Он мог стать гостем нашего фестиваля «КНИГАМАРТ», этой весной наши друзья договаривались с ним, чтобы он либо вышел в онлайн, либо записал свое выступление. Болел. Кто бы знал, что не успеет.

Он не хотел меняться, говорил, что на другого Жванецкого люди не пойдут. Будучи в Иркутске, Михал Михалыч повторял, что если наладится жизнь, то наладится и погода. Хочется в это верить всегда. Даже тогда, когда Жванецкого уже нет. 

                                 Алексей Петров, специально для «Глагола»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

06.11.2020


Новости партнеров