24 мая 2022
17:55

Трагедия жизни одного из последних руководителей ВСОРГО Пантелеймона Казаринова

08 января 2022

Пантелеймон Казаринов родился в Иркутске в 1885 году. Учился в духовной семинарии, но в двадцать лет его исключили за «политическую неблагонадёжность». Это не помешало ему получить юридическое образование в Петербургском университете, после чего Пантелеймон вернулся в Иркутск, работал мировым судьей, товарищем прокурора.

После установления советской власти Казаринов был избран судьей первого народного суда. Однако любовь к краеведению его так увлекла, что в апреле 1922 года его избрали председателем Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, которое Казаринов возглавлял до 1927 года.

Чтобы исполнить мечту – создать первую Сибирскую советскую энциклопедию, Казаринов вместе с семьей уехал в Новосибирск и стал директором Сибирской краевой научной библиотеки. Сын Пантелеймона Казаринова Владимир (1912-1978) рассказывал, что еще в  1926 году заведующий книжным магазином в Томске Михельсон предложил Сибкрайиздату издать однотомный справочник по Сибири. Заведующему издательством Михаилу Басову эта идея пришлась по душе, его усилиями издание выросло из справочника до энциклопедии. В Новосибирске создали аппарат редакции, который возглавил Казаринов, приглашенный ученым  секретарем. Первый том готовился два с половиной года. Пробные экземпляры вышли в 1929 году. Книга вызвала много положительных откликов в столичной и провинциальной печати. Казаринов писал в одном из писем: «До сего дня у нас был один единственный экземпляр тома. Он не лежал ни минуты, ни вечера без движения. Его носил каждый из нас домой, обносили по городу, давали на просмотр, показывали и издали. Им усмиряли врывавшихся подписчиков. Плохого и даже сдержанного отзыва я пока не слышал».

А потом пришел январь 1933 года, и Казаринова арестовали. Обыск продолжался с восьми вечера до семи утра. Следствие шло год. Его обвинили в подготовке вооруженного переворота и отправили на Соловки, назначив десять лет исправительно-трудовых работ. Нездоровое сердце избавило Пантелеймона от общих работ, его определили в библиотеку Соловецкого лагеря. Это было удачей в тех обстоятельствах: интересные старинные книги, журналы, газеты. Пантелеймон Константинович работал над переводом на русский язык карело-финского эпоса Калевала, труд передал в монастырский музей. Составил большой путеводитель по Соловецкому архипелагу, которым в настоящее время пользуются ученые. Он очень любил рисовать. В Соловецкой библиотеке позднее нашли рисунки, выполненные карандашом. Дочь Варвара рассказывала, что отличительной чертой всех писем отца являлся стойкий оптимизм. Несмотря на суровые условия жизни, безнадежность и тоску, он всячески успокаивал, подробно описывал работу в Соловецкой библиотеке, природу острова.

При обыске все экземпляры энциклопедии были конфискованы, и впервые потомки семьи увидели тома только в 2015 году, когда отдел ценных и редких книг Новосибирской научной библиотеки организовал выставку «Легенда сибирского краеведения». Тогда же показали и макет четвертого тома Сибирской советской энциклопедии, отпечатанный в 1937 году тиражом в 25 экземпляров.

У Казаринова были большие планы по дальнейшему развитию Новосибирской библиотеки: он доставил в город библиотеку Колывано-Воскресенских заводов из Барнаула, договорился с крупнейшими советскими библиотеками о передаче дублетных экземпляров для формирования фондов. Именно благодаря Казаринову библиотека еще в 30-е годы стала крупнейшим научным центром.

Тогда два сына Казаринова учились на геологоразведочном факультете Томского политеха. Первокурсника Евгения сразу выгнали как члена семьи врага народа, а брата Владимира, студента четвертого курса, почему-то оставили. В семье ходила легенда, что стране все-таки нужны были кадры. У него получилась хорошая биография: заслуженный геолог РСФСР, доктор геолого-минералогических наук, профессор, лауреат Ленинской премии.

А вот Евгению повезло меньше. Он пошел в рабочие, воевал моряком на Балтийском флоте, защищал блокадный Ленинград на канонерской лодке, а гидрологический техникум окончил только после войны.

Жена Казаринова почти добилась освобождения Пантелеймона Константиновича, побывав 22 ноября 1934 года на приеме у зампрокурора Вышинского. Но 1 декабря убили Кирова, и начался новый виток репрессий.

Как позднее писал сын Владимир, «мама вспоминала день расставания, как она целовала Поню (так Анна называла своего мужа), а он стоял скучный и смотрел ей вслед: «Через год после свидания папа был снят с работы в библиотеке. Его назначили ночным сторожем. Последнее письмо за № 36 (папа нумеровал письма) датировано 8 ноября 1936 года. Нарастающее на Соловках ухудшение режима оборвало переписку. Только в 1958 году за две недели до маминой кончины нам принесли бумагу, где сообщалось, что гражданин Казаринов П. К. умер 27 октября 1939 года. Причина и место смерти указаны не были».

В августе 1958 года семья получила сообщение, что дело по обвинению Казаринова Пантелеймона Константиновича пересмотрено Военной коллегией Верховного Суда СССР 29 июля 1958 года и прекращено за отсутствием состава преступления. Казаринов реабилитирован.

Фото из архива правнука Дмитрия Казаринова

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также