Издательство «МИФ»

Сергей Тен: Бог создал Сочи, а чёрт - Могочи

Эту историю я разместил в фейсбуке пару-тройку лет назад. Тут на днях опять ее вспомнил. Вспомнил не просто так. С 14 июня наши ребята из волонтерского движения "Вместе" снова выйдут на уборку Тулуна. Движение зародилось в прошлом году, когда неравнодушные парни и девушки, бросив все свои дела отправились на помощь пострадавшим от наводнения. Но эта история сегодня не о них, а, наверное, о таких же парнях и девчонках из девяностых, которые возрождали стройотрядовское движение, которые в непролазной тайге, тяжелейших условиях на строительстве дорог закаляли свой характер, искали себя, постигали законы дружбы и взаимовыручки. Таким парнем был и я. О работе ребят из движения "Вместе", их гражданском подвиге я тоже обязательно расскажу, а пока хочу вернуться к своей личной истории.

Итак, работаем три года назад в Заларях, общаемся с земляками, подходит мужчина и начинает как-то издалека. Говорит: "Мой зять учился в Политехе, сейчас работают и живут с дочкой в Якутии, он был с тобой знаком, хотел как-то подойти пообщаться, но всё стеснялся, наверное, ты его уже и не помнишь. Он с тобой лет двадцать назад в стройотряд ездил и учил тебя лес валить".

Я спрашиваю: "Как фамилия зятя?". 

Мужик мне: "Межов". 

О-хо-хо! Чтобы я забыл Витю Межова?!

В 1996 году мне было девятнадцать лет. Мой отец Юрий Тен как-то мне говорит: "Будем возрождать в Иркутской области стройотрядовское движение, готовься, поедешь в стройотряд". Генерал приказал, я под козырёк, но помимо того, что был приказ, я ещё и сам этой темой загорелся. Помню хорошо, как мы с моим дружком Лехой Жуковым зимой мёрзли в подъезде с разбитыми стёклами в 58-м доме на проспекте Карл-Маркс-Штадт, и я ему с горящими глазами рассказывал, как летом мы с ним поедем в стройотряд. Наступило лето. Приехали мы в "город-герой" Могочу в Читинской области, оттуда ещё километров семьдесят валить лес, рубить просеку под строительство федеральной автомобильной дороги "Амур" Чита - Хабаровск, которая должна соединить Дальний Восток и Москву. Более тысячи километров, тайга стояла примерно от Чернышевска до Сковородино, и был Транссиб. Автомобильной дороги не было.

А про Могочу есть известная поговорка: "Бог создал Сочи, а чёрт - Могочи". В общем, тайга, Забайкалье, лесоповал, всё как полагается. Нас двенадцать человек, по большому счёту случайных ребят. Когда приехали, мы не были одной командой. Нам от 18 до 20. Лес мы никогда не валили. Я комиссар, командиром был Лёха Баймеев. Старшие товарищи, мужики, которые ещё под руководством моего отца ездили в стройотрядах на работы на север Иркутской области, сделали нам мачете для рубки деревьев. По сравнению с южноамериканскими мачете наши были раза в два длиннее и в три раза тяжелее. Мы  рубили ими не лианы, а берёзки и тополя диаметром до двадцати сантиметров, вырубали кустарник и мелколесье, чтобы вальщики, шедшие за нашей бригадой, могли подойти и завалить более серьёзные деревья. У нас было две бензопилы, штук пять топоров и десяток этих мачете. Задача было за два месяца свалить лес на 10 км будущей трассы.

Когда мы уезжали, мужики-производственники нам сказали: "В соответствии со схемой, серьёзного леса там нет, так ерунда, чапыжник, вам и бензопилы-то не понадобятся, вот мачете - это вещь, а с бензопилами вам там делать нечего, только бензин пожжете". Но дали. Проблема была в том, что или проект уже устарел, а строительство этой дороги началось в 1966 году, или за тридцать лет деревья выросли, или изыскания плохо провели. И чапыжник был, и регулярно попадались боры по пятьдесят-семьдесят лиственниц, самую большую мы в комеле вдвоём обхватить не могли. А листвяк - это уже серьёзно, особенно для пацанов, которые максимум дрова пилили бензопилой на даче. Но что делать, надо работать, раз приехали.

В первый день я содрал своей любимой мачете ладони просто в мясо. Я парень городской, руки у меня к таким делам неприспособленные, хоть я и спортом занимался, но не помогло. В мясо содрал. Залил руки йодом и зеленкой, забинтовал бинтами и в таких варежках рубил берёзки. Пацаны мои несколько дней меня с ложки кормили, ложку не мог держать в руках варежками своими.

Сначала мы рубили свои берёзки долго и нудно: тюкаешь, тюкаешь по ней десяток раз, пока завалишь, держишь двумя руками мачете свою, на руках верхонки. Зато через месяц наловчились так, что любо дорого посмотреть. Можешь и левой, и правой. Сначала двумя ударами спереди вырубаешь клин - она уже клонится, и ты сзади подрубаешь ей волокна, а пока она падает, ты уже следующую завалил. 

Со стороны посмотреть, как мы вшестером с ними расправлялись - красота! Деревья валятся одно за другим, когда в тополя врубались, брызги из них летели в разные стороны. Верхонки уже не надевали, брались за мачете голыми руками, мозоли на руках кожу защищали лучше любых перчаток. Потом, когда в Иркутск вернулись со своими мозолями, проведёшь ладонью девушке по ноге, царапины на коже оставались. Производительность труда у нас резко выросла. Вальщиков у нас было четверо. Витя Межов, Дима Сафонов, Лёха Копылов и Андрюха Климентьев. Они были здоровее нас, просто элита нашего отряда.

Профессиональный вальщик валит в одного, пацаны работали на пиле по двое. Один пилит, другой - толкает дерево длинной палкой с металлическим шипом на конце. Когда прошёл месяц, и я почувствовал себя доктором наук в обращении с любимой мачете и с берёзками, попросился к вальщикам в бригаду. Хочу мол, попробовать, что такое настоящий лесоповал, а не чапыжник этот. Встали мы с Димой Сафоновым и Витей Межовым. Я пилю, они толкают. Через час я уже чуть не умирал. Даже после мачете я понял, что такое "руки под лопату заточены". От ручек бензопилы у меня не разгибались пальцы, руки в локтях тоже не разгибались, поясница отваливалась, поскольку постоянно в полусогнутом положении стоишь. Весь в дыму, дышать нечем, масок и очков у нас не было, опилки и щепа летят в лицо, таскаешь с собой эту бензопилу, а она всё тяжелее и тяжелее становится, перелазишь с ней через как попало поваленные деревья, профессионально валить же не умели, вот и валились стволы как попало, а не ровными рядами, как должно быть. А еще тварь какая-нибудь кусает, следы, волдыри от укусов остаются сильные. И ты стоишь такой, а на тебя комары садятся как на аэродром. Напьются, набухнут от твоей крови и улетают, обидно до ужаса, а ты сделать ничего не можешь, тебе дерево надо завалить, руки заняты, комарам этим на дым твой от бензопилы абсолютно пофиг, и они по десятку штук на тебя садятся, попьют, потом другие прилетают. Романтика, короче.

Один раз валили, начался дождь, а в дождь валить нельзя. Мы подумали, что допилим, и огромная лиственница пошла прямо на нас. Та, которая больше, чем в два обхвата. Что-то пошло не так, и она повалилась. Мы понимали, что убежать из-под неё мы не успеем, одними ветками она нас убьёт. Уперлись в неё плечами и палкой этой с шипом, держим изо всех сил, упираемся, стоим и с жизнью прощаемся. Слышно было, как в этой палке от напряжения волокна лопаются внутри, прямо жизнь из нас уходит постепенно. Повезло, ветер подул от нас, упала она со страшным треском, как будто из пушки выстрелили.

Мужики - мастера, прорабы особо нами не занимались, мы работали самостоятельно, у них своих проблем было достаточно. Дали схему с центральной осью трассы. Работайте, парни, сами разбивку делайте в соответствии со схемой, как дорога дальше пойдёт. Кормили ужасно, мяса практически не ели, недели две питались одной перловкой и сайрой. Могоча - такое место, где в огородах почти ничего не росло, картошка деликатесом была. Помню, мечтал луковицу, не разрезая, просто с солью съесть, витаминов не хватало. Зато консервированной морской капусты в банках было завались. В стране разруха, кризис неплатежей, денег на предприятии нет, поэтому снабжение из рук вон плохое.

Бани не было, два месяца мылись в ручье, из медикаментов активированный уголь и таблетки от кашля. От энцефалита привиты два человека, остальные не готовились в тайге два месяца прожить. Короче, мрак! Но жили дружно, весело, праздники устраивали, дни рождения отмечали, пару раз в деревню на танцы ходили. Правда, второй раз местные таких люлей навешали, но это отдельная история.

Короче тяжело было, но мне нравилось. Но тяжело. И сидим как-то мы разговариваем как нам тяжело. И Витя Межов такой и говорит : "Балбесы вы, я приехал сюда как на курорт, я с сенокоса сбежал сюда, вы на сенокосе не были". Вот такая история. Понравилось? Расскажу еще. Может, мои истории помогут кому-то правильно настроиться на жизнь. 

Автор: Сергей Тен

Фото из соцсети автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

09.06.2020


Новости партнеров