Виктор Бронштейн: Прощальные фотографии братьев Бронштейн с интервалом в долгую жизнь

В 1940 году родные братья 16-летний Израиль и 18-летний Владимир Бронштейн не знали, что их редкая для той поры фотография, на которой старший брат как бы слушает биение сердца младшего, окажется и предвоенной, и прощальной, так же, как и спустя почти 80 лет в 2019 году Владимир и Леонид не могли предвидеть, что также фотографируются на прощание.
Поводом «оживить» эти дорогие сердцу фотографии стала горечь прощания с Леонидом Яковлевичем Бронштейн, последним «титаном» навсегда ушедшей эпохи – кровавого раскулачивания, бесчеловечной войны 41-45 годов и великого строительства силами почти 100 тысячи зэков Ангарска и двух уникальных для СССР, да и для всей Европы, «химического и атомного» комбинатов.
С уходом Леонида Яковлевича в моем окружении не осталось ни одного из родных, любимых да и просто хорошо знакомых участников войны и тыла – ни Бронштейн, ни Мироновых, ни Алашкович, ни Позиных, ни Книжиных.
Два родных брата – Владимир Яковлевич (98 лет) и Леонид Яковлевич (95 лет) – кроме высоких должностей с орденами и почетными званиями пронесли невиданную теперь дружбу через долгую жизнь и завершили ее, хоть и не в один день, как в сказках, но в одно горестное для нас полугодие – 8 декабря 2020 года и 5 июня 2021 года. Про папу, участника Великой Отечественной войны, я писал в декабре. Сегодня же хочется поговорить о легенде города Ангарска, 35 лет руководившего производством, финансами, снабжением и сбытом в должности первого заместителя генерального директора Ангарской нефтехимической компании, или, точнее говоря, заместителя пяти генеральных директоров, сменившихся за это долгое время. Не случайно Леонид Яковлевич – почётный гражданин Ангарска, заслуженный работник нефтехимической промышленности, дважды орденоносец. 

О его неформально высочайшем месте в отрасли кроме наград свидетельствует факт его встречи вместе с министром Виктором Степановичем Федоровым с могущественным председателем Совета Министров необъятного СССР Алексеем Николаевичем Косыгиным. При этом Леонид Яковлевич любил приводить в пример высочайшую пунктуальность Косыгина. В кабинет они зашли, как и было назначено, минута в минуту. Один раз наш заслуженный ветеран позволил этим фактом публично упрекнуть одного из предшествующих губернаторов за опоздание и долгое ожидание зала.
Думаю, что в Приангарье многие знают послужной список двух незаурядных руководителей – братьев Бронштейн, отстоявших у руля своих предприятий более трех десятилетий, с 1960-х по 1990-е годы. Об этой стороне их жизни писали не раз. Поэтому сегодня немного о личном, сокровенном.
Потеряв на войне своего 19-летнего братишку Израиля Яковлевича и двоих двоюродных братьев, оставшиеся в живых после оголтелого раскулачивания и Великой войны, Владимир и Леонид, каждый за двоих торопились жить, работать, а главное – любить близких и друзей, как поётся в песне: «…и за себя, и за того парня», погибшего на войне.
Приведу несколько примеров. Блестяще окончив среднюю школу, проводив на войну Владимира и Израиля, Леонид, не попав по возрасту в армию, успешно поступает на юридический факультет Института прокуратуры в Свердловске. В самом этом факте нет ничего удивительного. Примечательно то, что уже на 1-м курсе он женится на студентке 4-го курса, красавице Анюте (Анне Семеновне Зарембо), и для того, чтобы догнать свою любовь и в делах, и географически (её распределили в Улан-Удэ), за один год, подобно Ленину, заканчивает три курса (2, 3 и 4-й), причём на «отлично», и вскоре следует за своей любимой. В 1947 году, когда ему едва исполнился 21 год, он, уже будучи старшим следователем Улан-Удэнской прокуратуры, стал молодым, любящим папочкой будущей золотой медалистки математической школы, оператора химического производства, а затем известного в Ангарске руководителя Людмилы Леонидовны Сабитовой, а через три года, в 1950-м году, родился Виктор – в будущем многолетний генеральный директор крупнейшей строительной организации области АУС-16, взявший, чтобы не путали со мной, фамилию своей дорогой жены – Светланы Середкиной.
Ранний старт дяди Лёни в любовной сфере поддержали и следующие поколения, поэтому он ушел из жизни, успев более 10 лет пронести «почетное демографическое» звание пра-пра-дедушки!
Но первая любовь оказалась в долгой жизни дяди Лёни не единственной, и 45 лет назад, когда ему было 50, его жизнь уже навсегда украсила самая обаятельная и самая элегантная, на мой взгляд, женщина Ангарска Изольда Арсентьевна Баженова, которая и сейчас, в свои 80 имеет фигуру 30-летней и продолжает ежедневные занятия йогой, в том числе, стояние на голове, а главное – пишет помогающие сохранять молодость, очень душевные стихи, в которые вкладывает все свои радости и, увы, немалые беды, связанные не только с потерей любимого мужа, но еще раньше и 41-летней доченьки Вики (автокатастрофа), а спустя несколько лет и внука, 12-летнего Димочки (разбился с инструктором на прогулочном самолете в Листвянке). Оба этих горя с ней разделил в свое время и облегчил, как мог, страдания любимый муж. К счастью и сегодня есть кому подставить Изольде свои более нежные плечи –доченьке Наташе и внучке Арише, а также уже возмужавшему внуку Роману, да и мы, кто постарше, тоже рядом. 

Но вернемся к Леониду Яковлевичу. Никогда не забуду, как с изрядной сединой «дети», крупные руководители Володя и Лёня боялись сказать своей строгой еврейской маме Лине Исаевне, что Лёнечка решил жениться на 35-летней девушке с двумя несовершеннолетними дочками. После долгих колебаний они приняли «соломоново решение» сказать пока полправды, т.е. об одной, младшей, так как старшая Вика через год-полтора все-равно собиралась упорхнуть учиться в Новосибирск. Как решили, так и сделали. Но не тут-то было: Изочка уже при первом знакомстве с будущей мамой обняла её и на одном дыхании со взаимными слезами выложила, ничего не скрывая, всю свою не сладкую жизнь от рождения в проклятом 41-м и, как следствие, с полным сиротством, детским домом и с двумя несчастливыми браками. От её тяжелой «повести» баба Лина оттаяла и навсегда приняла в сердце и в семью свою новую бесхитростную дочь. Но а два «непутевых» сыночка получили изрядный нагоняй и больше с бабушкой не хитрили, но, правда, и не женились.
Но, пожалуй, главное, что украсило еженедельным счастьем моё ранее детство – это безмерная привязанность и дружба уже взрослых Владимира и Леонида, а, соответственно, и нас, двух двоюродных Викторов и сестер – Людочки с Ирочкой.
Был момент (мне тогда было четыре года, а старшей Людмиле восемь лет), когда более полугода между переездом из Улан-Удэ в Ангарск семья дяди Лени в 50-х годах жила у нас в деревянном доме с печкой, удобствами, извините, на улице, но зато с выгородкой для игривого поросёнка прямо на кухне, с курами то во дворе, то, к нашему восторгу, прямо в доме, и с кисой по имени Пушок и, конечно же, домовым, который поздним вечером в полной темноте усыплял нас неугомонных сказками. Правда голос его слегка походил на дедушкин. Но его он, конечно, пытался подделывать, чтоб не было особенно страшно. Для нас, детей многодетной на время семьи, это были счастливейшие месяцы детства.
К сожалению, наше детское счастье и неудобство взрослых закончилось с вводом первых новеньких домов в послевоенном Ангарске. Зато строго каждую неделю мы всей семьей спешили на трамвай и на «передачу» (почему так называли электричку Иркутск - Ангарск, это отдельная интересная тема). Сойдя с поезда, мы втискивались в переполненный ангарский трамвай и ехали к счастью родственно-дружеской любви и к чуду 50-х годов – в новенькую квартиру с горячей водой, да в придачу еще и с огромной ванной, где мы восторженно помещались вместе с игрушками вдвоём с Виктором и думали, как нам повезло быть маленькими, и как хорошо, что нас от 30-летних родителей, и уж тем более от 50-60-летних бабушек и дедушки отделяет целая вечность счастливой жизни, у которой не было начала и, конечно, никогда, никогда, не будет конца!
Но в июне 2021 года детский счастливый сон развеялся окончательно. Мы проводили в последний путь дорогого нашего и безмерно любимого дядю Лёню. А моего брата и друга по детским играм и купанию в чудо ванне, Виктора проводили ещё год назад. Думаю, что немалую роль в столь раннем уходе двоюродного брата – генерального директора и бизнесмена, да и дяди, остро переживающего за беды детей, сыграл и «маятник судьбы», показанный в моей книге «Между орденом и тюрьмой». Причём, второе, к горю России, совершенно несправедливо подстерегает бизнесменов-хранителей и создателей тысяч и миллионов рабочих мест несоизмеримо чаще, чем ордена. Пережить родного сына у Леонида Яковлевича хватило сил всего на год. Два года назад мы были уверены, что «сотку пробежать» ему обязательно удастся. Ведь в 93 года он еще был почти молодым человеком, водил машину и ездил в ставшие родными за много лет отпусков Карловы Вары, а его ежедневные походы по городу, невзирая на мороз и дождь, составляли 2,5-3 часа! Но, увы, израненные нервы и возраст сделали свое страшное дело, и пришлось с ним прощаться в 95.
Редко кто после 25 лет расставания с супер ответственной должностью удостаивается таких тёплых и проникновенных слов от первого заместителя губернатора, председателя правительства Иркутской области, а также от руководителей родного города, района, главы депутатского корпуса, действующих директоров и сослуживцев ангарских предприятий.
Не часто можно услышать и бередящие душу задушевные слова, которые произнесли его любимая Изочка и приёмная дочь Наташа, поблагодарившая…за спасение жизни. Еще 30 лет назад он сумел организовать невозможную в России операцию. Их делали тогда только в почти недоступной в 80-е годы Франции. Наташа сердечно поблагодарила судьбу за огромную любовь, которую дядя Лёня на протяжении почти полвека дарил её маме, её и своим детям, внукам и правнукам!
На прощании не забыли рассказать и о том, что многие десятки лет каждый новый год вся большая семья от детей до правнуков отмечала у радушных и вечно молодых дяди Лёни и Изули – так ласково называл жену радушный хозяин.
Но отныне, увы, как поётся в песне: на перекличке дружбы многих нет и новый 2022 год придётся встречать без глав рода Бронштейн и в Ангарске, и в Иркутске Леонида и его старшего брата, моего папы, Владимира! Вечная им память!
Улочкой детства
Птица в лучах предзакатных парит,
Небом, как прежде, дразня,
Улочкой детства память летит,
Там вряд ли уж помнят меня.
Дом сторожит свой стареющий двор,
Где люди умели дружить,
Застольная песня рвалась на простор…
Вот если бы всё возвратить!
Мать, улыбнувшись, пустилась бы в пляс,
Задорно взмахнула рукой,
И выскочил в круг, демонстрируя «класс»,
Вприсядку отец молодой.
Грустя сквозь веселье, помнил про нас
Лишь дед мой, затейник седой.
И снова в поленнице пел домовой,
Что сны неустанно копил,
А ночью, мелькая седой бородой,
Он лучшие в дом приносил.
Вся в звёздах спускалась волшебница- тьма,
И в омуте тёмных дверей
Цветной каруселью плыла кутерьма
Гномов и чудных зверей.
Вдруг в детскую душу врывалась гроза,
Пылали, гремели, крушились миры,
И счастлив я был, открывая глаза,
Незнаньем, сколь кратки земные пиры!
Автор: Виктор Бронштейн, почетный гражданин города Иркутска

Фото из семйного архива автора, Facebook

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

14.06.2021


Новости партнеров