Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Наличники Иркутска на выставке

Персональная фотовыставка Ярослава Шиллера «Panta rhei - наличники Иркутска» начинает свою работу в Арт-галерее «DiaS»
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Андрей Фомин: О Грузии по-русски…

Как-то так сложилось, что в Фейсбуке мы с женой что-то начали рассказывать о своём пребывании там, но неловко как-то прервали это повествование и перешли на другие, более душещипательные и глобальные темы вроде перепадка температур в столице Восточной Сибири. Но вот вчера встретил я экс-мэра Иркутска Виктора Кондрашова, и он воскликнул: «О какой ты загорелый!».

– А я же ж из Грузии только что.
– Слушай, – обрадовался он. – У меня сразу несколько друзей собираются туда. Как там к русским относятся?

И надо вам сказать, что Виктор Иванович далеко не единственный, кто задал мне этот вопрос за несколько дней с момента нашего приезда. Многие задали. И надо бы ответить…

Отвечаю: 99% встреченных нами грузин (а мы общались со многими в силу нашей, как вы понимаете, врожденной немолчаливости и, я бы даже сказал, егозливости) относятся к русским доброжелательно. Треть из этих 99% – даже очень доброжелательно, на ура. 
Там ждут русских и надеются, что «русские вернутся». И подразумевается под этим не только обилие русских туристов, но и вообще – налаживание всяческих контактов между нашими странами. Экономических в том числе (а может, и в первую очередь).

Простые грузины понимают, что никаким американцам они нафиг не нужны как самостоятельная страна и экономика. И туркам, которые активно скупают сейчас недвижимость, не нужны. Те скорее всего скупают «под себя», под свои геополитические задачи. Под вариант Косова, быть может, с последующим отторжением территории, скупают. В Батуми, например, в этом уверены многие горожане. И потому вышли на демонстрацию протеста, когда в городе «вдруг» возникла идея построить ещё одну мечеть.

И понимают они, конечно, что никому вообще не нужны, если уж честно. Кроме русских, которые в прошлом, во времена Советского Союза, доказали, что могут дружить, могут вкладывать и ничего особого взамен не требовать.

Там много рекламы на русском о строящихся объектах, в которые советуют вкладываться. Более того, таксисты активно предлагают всем «нашим» обратить внимание на эту рекламу и купить, купить-таки квартирку, потому что «очень, ну очень выгодно это будет».

Там в отелях сплошь русскоязычные телепакеты, и обнаружить 5–6 футбольных и бойцовских телеканалов с понятными для нас комментаторами и комментариями – не вопрос.

Там в поездах грузинская речь дублируется в основном на русском, а не на английском (на английском только при отправлении состава). Там много магазинов и ресторанов с меню на грузинском и русском исключительно. И название значительной части улиц продублировано именно на языке Льва Николаевича, а не Уильяма Шекспировича.

И на улице вас на русском могут спросить, откуда вы, и – не только таксисты или продавцы. Могут проводить, куда надо, показать дорогу, а по пути рассказать, что вон в том доме жил Чайковский, и этот дом долгое время охранялся государством, и его собирались реставрировать, но к власти пришел (цитата) «этот мудак Саакашвили» – и сейчас дом разваливается...

И угостить запросто могут просто так. И улыбнуться широко – при всей кажущейся суровости грузинских мужчин и женщин. Нас реально многое связывает. И если вы думаете, что нас не связывает хотя бы то классическое грузинское, что было в Советском Союзе: чай, кино и тбилисское «Динамо», – вы страшно ошибётесь.

Связывает. По-прежнему связывает. На мой тестовый вопрос «А у вас тоже, как и я, считают Давида Кипиани лучшим футболистом всех времен и народов?» восторженно откликался каждый грузин. Нам было о чем добром поговорить. И есть.

Сейчас таких тем стало ещё больше. Я, например, для себя открыл грузинские вина (к которым раньше относился, каюсь, пренебрежительно), природу, кулинарию. Точнее, конечно, пока лишь приоткрыл…
Холодок к себе мы обнаружили только в музее на проспекте Руставели в Тбилиси, где была выставлена экспозиция о советской оккупации. Да-да! Билетерша сразу распознала в нас оккупантов и промурыжила минут 10, как бы не замечая. И не продавая билетов. Видимо, презирала за всю нашу оккупантскую сущность и историю. Но мы перетерпели.

И полное незнание русского языка мы встретили однажды. Его продемонстрировала девушка на кассе в небольшом супермаркете в Гори. Она реально моргала глазами и позвала в конце концов администратора. Девушке было лет 26–27. Ах, даа! Был ещё занятный юноша. Он сидел возле кораблика, который возит туристов по Куре (эта река, кстати, для местных и по-местному называется Мтквари) и, по идее, должен был, наверное, заниматься сбором желающих прокатиться. Когда мы подошли к нему узнать, здесь ли садятся на кораблик и есть ли расписание, он ответил:
– Не понимаю. Вы на русском говорите!
И торжествующе отвернулся. Торжествующе, потому что сам он это произнес на русском. Отчётливо русском.
И когда мы рассказали обо всём этом грузинам, они плевались, и было ощущение, что мальчишка за глупость свою может получить хорошего пинка под зад. От старших товарищей.

Вот как-то так…

Источник: kuluars.info


20.05.2017