Венцы красавиц лет минувших

«Глагол» представляет рубрику АРТ-ВЗГЛЯД с искусствоведом, научным сотрудником галереи сибирского искусства Иркутского областного художественного музея имени В. П. Сукачева Марией Моженковой. Каждый четверг мы погружаемся в мир искусства и знакомимся с выставочными проектами нашего города, а также мастерами – художниками, скульпторами и другими представителями прекрасного.

А вы тоже заметили, как русским духом повеяло? Откуда? Так из галереи «Собрание Спешилова», где с середины июня работает выставка «Красота вне времени», предоставленная модным домом Светланы Бекаревой.

Уникальные авторские работы демонстрируют коллекцию из одиннадцати эксклюзивных кокошников «Time reverence», выполненную специально для фестиваля русский культуры в 2019 году.

В данном случае в исполнении декоративно-прикладного искусства современности идёт отсылка к русской культуре и элементам национального костюма. История кокошника загадочна и неоднозначна, и даже достоверно неизвестно, когда впервые появились кокошники на Руси. Но, уже начиная с X века, древнерусские женщины носили похожие на них головные уборы. Само же определение «кокошник» впервые упоминается в писаниях XVII века и происходит от древнеславянского «кокош», обозначающего курицу. Отличительной чертой головного убора является так называемый «гребень». В различных русских губерниях его форма была различной. В Костромской, Псковской, Саратовской, Нижегородской и Владимирской губерниях кокошники напоминали по форме наконечник стрелы. В Симбирской губернии носили кокошники-полумесяцы. В других областях были «златоглавы», «каблучки», «наклоны», «кокуи» и «сороки».

По виду этого головного убора  можно было узнать не только, из какой местности владелица, но и каков ее возраст, семейное положение и социальная принадлежность.

C момента возникновения кокошники носили женщины всех сословий – от простолюдинок до цариц, но после реформ Петра I этот головной убор остался лишь у представительниц крестьянства, купечества и мещанства. В моду высшего общества он был возвращён уже Екатериной II.

Николай I в 1834 издал указ, который ввёл новое придворное платье с кокошником, порядок ношения которых сохранился в России вплоть до февраля 1917 года. Кстати, на портретах императриц кокошник встречается довольно часто, а в конце XIX века кокошники-тиары, с расходящимися лучами, распространилась по миру как раз из России и имели название: «the Kokoshnik Tiara». И даже английская королева Мария, бабушка королевы Елизаветы II, венчалась в уборе, напоминавшем русский кокошник-тиару. В современной культуре отсылка к знаменитому головному убору встречается, в том числе, в образе Снегурочки.

Коллекция от Светланы Бекаревой – своего рода реплика национального русского головного убора, однако, это не умаляет ни художественности созданных образов, ни эстетического наслаждения от созерцания экспонатов. Приобщение к одному из символов этноса – это всегда познавательно и как-то  немного волнительно. Особенно, если мысленно примерить понравившийся кокошник на себя. Нет, в хоровод встать не тянет, но вот осанка и гордая поступь откуда-то появляется. А ещё гордость за свою богатую историю и культуру.

                                                          Мария Моженкова, искусствовед

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

24.06.2021


Новости партнеров