25 мая 2022
15:43

Валерий Алексеев: народ на Вампилова стоял в очередях от памятника Ленину

27 января 2022

Народный артист России, актёр Омского академического театра драмы Валерий Алекеев в интервью ВОмске.Ру рассказал о своей дружбе с Александром Вампиловым и Валентином Распутиным.

"Глагол" публикует отрывки из интервью.

- Был 1973 год. Первый гастрольный спектакль, который мы сыграли в Омске, - "Старший сын". Мы его первые исполнители, я "пионер сцены" в роли Сильвы. Когда впервые играли его в Омске, аплодисменты звучали такие, что нас не отпускали минут пятнадцать. Когда занавес закрылся, Аркадий Тишин, уже тогда народный артист, воскликнул: "Ну всё, город наш!"

Мы, конечно, переживали, потому что в Иркутске пьесу не пропускали. Репетировали - афиши висели, а перед премьерой спектакль пришли смотреть из обкома партии - и пошло-поехало: "Нельзя такое ставить! Антисоветчина! Как человек может быть несчастным в семье, переживать из-за ухода жены, да еще и по ночам выпивать? Таких у нас в стране героев нет!".

Помню, вышел из театра - смотрю: и афиш уже нет! А на следующий день премьера. Как мы сыграли - просто удивительно. Но потом в Иркутске писали объявления: "Куплю билет за любую цену", и народ стоял в очередях от памятника Ленину. Только там я сыграл 300 аншлагов. После на мою роль ввели Юру Ицкова - и еще он играл Сильву года три, прежде чем тоже приехать в Омск.

С Распутиным меня познакомил Саша Вампилов, и тот показался мне на первый взгляд не очень интересным. Саша спросил: "Что ты с ним не говоришь?" - "Да не знаю, он какой-то неразговорчивый, застенчивый", - "Ты же актёр, Валера! Смотри и запоминай, как у него глаза горят, как он слушает других". Начал присматриваться и увидел: да, Валентин сопереживал нутром, слушая диалог или спор, запускал все внутрь. А потом прочел его первые рассказы — откровение! А потом сыграл «Последний срок» — знаменитый спектакль нашего омского театра. Играл и в спектакле по его первой повести "Деньги для Марии": именно она принесла известность молодому писателю. Он приезжал сюда, совместно репетировали. "Не очень интересный" на взгляд юного актёра человек оказался человеком интереснейшим! У тебя мимо уха пролетает, а он акцентирует, запоминает. И ты потом понимаешь, что этот нюанс - и есть суть человеческая. Распутин умел глубоко видеть события, отношения между людьми. Как и Саша Вампилов.

Когда собирались поэты, художники, актёры, за беседой они всегда посматривали на Сашу - как он реагирует? Заключения он делал острые. Сидит как-то на репетиции "Старшего сына" в Иркутске. Выходит на сцену молодой артист, Вампилов замечает: "Вышел человек из-под темной звезды". Или, помню, обкомовский дом построили напротив драмтеатра. Там богатые женщины, совершенно особые, ходят в дорогих халатах. Проходит мимо Вампилов, взглянул и говорит: "Они отбросили ложный стыд!" Каково, а? Теперь эту фразу часто употребляю.

Саша меня отыскал, когда я преподавал в иркутском пединституте на факультете общественных профессий. Шорох пошел по всему институту: "Валерий Иванович, там Вампилов пришел!" Саша вернулся из Москвы, пробивал там пьесу "Прощание в июне": ему же ничего не разрешали при жизни.

Мы спустились на берег Ангары. Накрылись болоневым плащом, потому что нас изо всех сил жрали комары, и он говорит: "Хочу, чтобы ты сыграл Колесова". "Саша, это такой герой… Он должен высоким быть. А я худенький, маленький" - "Тебе что, роль не нравится?" - обиделся Вампилов. - "Роль нравится, но боюсь тебя подвести". А потом мы начали говорить, обсуждать, что он за человек, этот Колесов, и Саша подвел черту: "Нельзя по женщинам и детям идти наверх, добиваясь цели". Это очень хорошая фраза, через её призму я и начал смотреть на каждую сцену.

Когда режиссер Владимир Израилевич Симановский попробовал сократить пьесу "Старший сын", у него ничего не получилось. Выбросить невозможно ни слова! Как ноты. До сих пор помню все тексты дословно, все смыслы: "мне 25 лет, а я сижу на чужой даче и чищу ружьё, из которого за десять лет убили одну сороку!" 

Когда я с Сашей познакомился, ему было столько же приблизительно. Он приходил к нам в Иркутское театральное училище. Парень с кудрявой головой, зимой вечно без шапки… Как-то зашли в кафе, он там в модной по тем временам ондатровой шапке: "О, Саша, ты купил шапку?" На следующий день встретились в пельменной, снова это буйство кудрей: "А шапка где?" - "Подарил, не могу, мне жарко". И шарфа не было никогда, всё всегда нараспашку. Саша на поклон выходил, ему галстук надевали. Едва скроется за кулисами, смотрим - этот галстук у него уже из кармана торчит. Свободный человек. Не любил, когда на него какие-то узы налагали - пусть даже галстук.

Саша Вампилов - это большая моя любовь. В первое время даже в интервью о нём не мог говорить, сразу ком к горлу подкатывал, настолько я его боготворил. В нем такая душа. А сколько он мне рассказывал сюжетов, вы не представляете. Потом у жены его, Ольги, спрашивал, есть ли где такие почеркушки, - "Нет, всё в голове носил". Он рассказывал мне, например, какое обдумывает продолжение "Старшего сына": от одного из этих двоих оболтусов забеременела девочка, а второй в неё влюблен. Первый бросил её, а второй женился, начал воспитывать ребенка, но в первом вдруг проснулась отцовская любовь, начал подсматривать за ним, наблюдать… Интересно? Очень!

«Утиную охоту» он писал, закрывшись ото всех, день и ночь. А когда вышел, у него было лицо человека в последней стадии туберкулеза: щеки ввалились, глаза запали.

29 мая 1972 года иду на день рождения к Ицкову в иркутскую актёрскую общагу, встречаю Сашу. Он только прилетел из Москвы, пробивал там "Утиную охоту", - "пока ничего, Валера, пока глухо…" "Пойдем со мной, - говорю ему, - мы завтра на гастроли уезжаем, в Саратове будет сотый спектакль "Прощание в июне". Он отказался, устал после перелета, пообещал в конце лета приехать в Саратов на юбилейную постановку своей пьесы.

Жили мы в Саратове в цирковой гостинице. Август, жара страшная, 30 с лишним градусов. Двери и окна нараспашку. Вдруг телефонный звонок - и его слышно всем. Заходит заплаканный Вадик Лобанов: "Саша утонул". За два дня до своего 35-летия Вампилов утонул на Байкале: перевернулась лодка, Саша решил плыть к берегу, но в холодной воде не выдержало сердце. Всё это узнали позже, а тогда нас придавило намертво - но надо идти играть его пьесу.

Зритель начал чувствовать наш настрой. В тех сценах, где обычно смех, и сейчас смеялись - но смех звучал странный: острожный, робкий. На поклон мы не пошли. К зрителям вышел Юра Красик: "Друзья, сегодня сюда должен был прилететь наш друг, автор этой пьесы Александр Вампилов". Юра еще не договорил, а зал начал подниматься. Начались овации. Эти овации в полной тишине были ему - Саше.

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также