Издательство «МИФ»

Валерий Алексеев: Саша Вампилов был неразговорчивым

Валерий Алексеев по материнской линии родом из казаков. Бабушка - племянница атамана Григория Семенова. Когда деда репрессировали, семью «врага народа» выслали в маленький сибирский городок, которому хотя и больше 350 лет, но, как говорится, "химики и алкаши, и ничего для души". Родился и вырос Валерий Алексеев в городе Усолье-Сибирском.  На градообразующих предприятиях -  заводе горного оборудования и химпроме - когда-то, в основном, работали ссыльные, и не только по политическим статьям.

- Детство мое удалось. С одной стороны была железная дорога, а через три улицы начиналась тайга. Для меня лес, звери - с детства все любимо. Но была тоска, кругом стояли бараки. Эти барачные дети, частые драки, поножовщина,  мат…Но в то же время жили одной большой семьей со ссыльными из Западной Украины, бурятами, монголами. Было такое содружество наций, мы никогда не думали, что кто-то, например, еврей. Все мы знали несколько слов из разных языков. Я не очень любил драки "улица на улицу". Был даже вынужден, в качестве защиты,  закладывать на живот циферблат от сломанных часов-ходиков. Могли и шилом пырнуть. А если ты не пойдешь за свою улицу - ты трус. Такие были послевоенные нравы…

Совсем еще юным Валерий Алексеев выходил к железной дороге, где смотрел на сверкавшие огнями поезда, на красивых пассажиров, которые выходили в халатах во время коротких остановок.

- Думал, что вот где-то же есть настоящая жизнь.  Часто спрашивал маму, ну за что мы здесь живем? Единственной отдушиной были поездки к родственникам в Иркутск – большой город со старинными домами, церквями.

Как и у всех мальчишек, послевоенное детство у Валерия Алексеева было трудным: как выжил в детстве, до сих пор не понимаю. Отец был чемпионом Сибири и Дальнего Востока по мотоспорту, и я с семи лет ездил сам на мотоцикле. Сначала даже не умел тормозить, и отец меня ловил…

Родители будущего актера были артистичными: отец играл на баяне, мама и бабушка пели.

- Меня просили: "А покажи, как дядя Федя пляшет, а покажи тетю Машу". И я изображал.  Маме было очень сложно меня воспитывать. В Заготзерне работали зеки и люди, отбывающие послевоенный срок за различные погрешности. Они изъяснялись исключительно матом и не простым, 14-15-этажным. А я мгновенно все запоминал и мог повторить, причем с теми же интонациями. Это их приводило в восторг, и свои первые "гонорары" получал от них, - вспоминает актер.

Примечательно, что если уличные зрители одаривали  будущего актера овациями, то дома за то же самое родители били по губам и ставили в угол. Подросток не понимал – за что.

- Упорно стоял в углу, не хотел  просить прощения, а бабушка ходила мимо и говорила: "Валерий, покорися, покорися!" И вот это слово "покорися" у меня осталось на всю жизнь. Потому что постоянно приходилось укрощать себя и тогда, когда уже в театр пришел.

- Лет с 12 читал медицинские книжки, бабушка была травницей, и мне было интересно это направление. Думал, буду врачом. Поступил в военно-медицинское училище в Хабаровске. И… дико затосковал, осознав, что никогда не стану артистом. Мама спрашивает: "Ну что же ты не спишь, не ешь, попробуй поступить в театральное". А документы-то уже в сейфе у военкома. Что делать? Сыграл перед военкомом, растрогал его до слез, тот отдал документы, - рассказывает актер.

Дальше в жизни Валерия Алексеева произошла череда случайностей, которые привели его в Иркутское театральное училище.

- Сижу я худенький,  маленький на ступеньках Иркутского драмтеатра. Мимо идет артист и почему-то говорит: "А еще этюды надо делать, ты знаешь, что это такое?" Я не знал, и хорошо, что тот артист рассказал, что да как. Это очень помогло на вступительных испытаниях. Так сложилось, что несколько человек передо мной, не сговариваясь, читали "Песню о Буревестнике"... Но и я приготовил именно это стихотворение... Не верил до последнего, что прошел и этот тур, и последующие. И поступил, - рассказал Валерий Алексеев.

С легендарным драматургом Александром Вампиловым Валерий Алексеев познакомился, учась на третьем курсе. В театральное училище часто приходили сценаристы, журналисты, писатели, тогда же удалось познакомиться с Валентином Распутиным и многими другими знаменитостями.

- Саша Вампилов был неразговорчивым, но на него все посматривали, и вот он произносил одну точную фразу, которая просто убивала. Впервые его пьесу прочел на гастролях. Лето, берег реки Урал. Я лег, перелистнул страницу…так увлекся, что ничего не замечал вокруг. Не отрываясь, на одном дыхании прочел его "Старшего сына". Конечно, сгорел, спина стала как копченая колбаса. Саша меня спрашивает: "А кого бы ты сыграл?" - "Да кого угодно!" Он предложил роль друга главного героя, гитариста Сильвы, - вспоминает Валерий Алексеев.

Пьесу "Старший сын"  Валерий Алексеев называет "маленькая серенада Моцарта".

- Это музыка! Как-то пробовали фразы какие-то выбросить, чтобы немного пьесу сократить, ничего не вышло, там нет ни одного лишнего слова!.. В обкоме КПСС, а также военком сначала посчитали пьесу антисоветской. До последнего были сомнения, что дадут сыграть. И вот оно - счастье! Разрешили один раз попробовать. Зал взрывался, смеялся, неистовствовал, - отметил Валерий Алексеев.

Второй раз актер соприкоснулся с Александром Вампиловым, работая над пьесой "Прощание в июне". Драматург доверил ему роль Колесова.

- Я очень хорошо помню этот вечер. На  берегу Ангары нас страшно жрали комары,  взяли бутылку сухого яблочного, чтобы согреться. У меня были сомнения. Но Саша меня убедил и очень долго рассказывал, что было главным в роли Колесова, что никогда цель не оправдывает средства, - вспоминает актер.

Были в жизни актера и трагические минуты. Об одной из них Валерий Алексеев рассказал подробно, будто это случилось вчера.

- Готовимся к сотому показу спектакля «Прощание в июне», гастроли в Саратове. Сидим мы с Юрой Ицковым, и к нам в комнату залетает черный голубь, пытаемся его выгнать, а он никак не уходит, будто что-то пытается сказать. Мистика. Буквально через пять минут появляется зареванный Вадим Лобанов. Позвонили, сообщили, что  Саша утонул. Вечером играем "Прощание в июне". И  там все реплики, которые мы повторяли  2-3 года, звучат совершенно по-другому, сцена на кладбище... все это так попадает… Так сильно мы никогда не играли. Артисты не пошли на поклон. А когда зрителям сообщили, что наш друг погиб, зал стоя аплодировал несколько минут. Саше. Ему было 35 лет.

Валерий Алексеев – талантливый педагог. В его послужном списке: профессор кафедры режиссуры Омского государственного университета, преподаватель на ФОПах (факультет общественных профессий) в разных городах, режиссер театров миниатюр.

- Работая с молодыми ребятами, я никогда не подвергаю их насилию. Наверно, потому, что  много перенес унижений сам. Актер - это вообще такая униженная профессия. Как-то Саша Вампилов говорил: "Надо же уметь общаться и у достоинства в театре очень большая цена". Заглядывать в глаза, кивать - это болезненно.  Иногда нет сил никаких улыбаться. А надо. Многих ребят научил, как из любого сложного положения  выплыть достойно. Ребята мои все стали личностями. Все веселые, талантливые, азартные, - рассказывает Валерий Алексеев.

Народный артист России, почетный гражданин города Омска, лауреат премии Омского отделения Союза театральных деятелей РФ "Легенда Омской сцены", лауреат областного конкурса-фестиваля "Лучшая театральная работа" в номинациях "Лучшая мужская роль" и "Лучшая мужская роль второго плана". И это все о нем, режиссере и педагоге Валерии Алексееве, старожиле Омской драмы, блистающем на родной сцене уже 46-й год подряд.

- Жизнь моя - театр. Это так. Я всю жизнь проработал в театре. Это плохо, не всегда обращал внимание на свою семью. С самого утра в руках листочек с ролью, позавтракал, продолжаешь репетировать, идешь в театр по набережной и снова повторяешь текст. Машину купил поздно, понял, что знаю, где театр, где ДК "Химик" и все. Как-то выезжая с СТО, спрашиваю, а где центр, вы мне пальцем покажите, куда ехать, – вспоминает Алексеев.

Когда-то про Омский драматический театр было мало что известно, а его труппу Мигдад Ханжаров собирал годами в разных городах. Иркутский драматический в 1960 – начале 1970-х  называли "Сибирским МХАТом".

- Актеры начали умирать, уходить, добило труппу бездарное руководство. Стало тоскливо, когда из Читы, Улан-Удэ набрали новых актеров, это была совершенно другая школа.  В 21 год дали мне квартиру в Иркутске, относились хорошо, но все же решил уехать. В Омске – с 1973 года. И сразу понял, что правильно сделал. Работал с Алексеем Тепловым, Татьяной Ожиговой,  Александром Щеголевым… И еще многими и многими легендарными актерами и режиссерами, - вспоминает актер.

Валерий Алексеев признался, что 46 лет – это большая жизнь, это сотни ролей, тысячи спектаклей, миллионы встреч. И обо всем этом можно написать несколько томов мемуаров.

                                                             Ольга Ложникова, Омск-информ


Aliexpress WW

27.02.2019

Театральная жизнь