Издательство «МИФ»

Апокалипсис надвигается на планету, или как иркутяне живут в Европе

Мир уже никогда не будет прежним. Еще месяц назад никто и не предполагал, что жизнь миллиардов людей может так измениться. Будут закрыты границы, авиасообщение, все публичные учреждения – от ресторанов до фитнес-центров. Улицы и площади опустели. Самое страшное – гибнут люди.

«Глагол» предлагает вам познакомиться из первых уст с мнением известных иркутян, которые проживают в Европе.

Председатель Законодательного собрания Иркутской области в 2003-2004 года и зампред регионального парламента на протяжении почти двадцати лет Геннадий Истомин с семьей проживает в Испании. Вот что он пишет сегодня в соцсети Facebook: Друзья, многие очень легко относятся к той беде, которая пришла. В Испании было также на 8 марта было всего 580 заболевших, а сегодня на 27 марта уже 64 тысячи и около пяти тысяч умерших. Несмотря на жесточайшие меры, принятые властями, остановить рост не удаётся. Морги переполнены, больниц не хватает, около 5 000 медицинских работников заболело. И это всего лишь за 20 дней!!! Все изменилось. Строятся новые передвижные госпитали, разворачиваются полевые палатки. Но люди умирают прямо в приемных покоях ещё до осмотра врачами, и врачи сами определяют, кому оказывать помощь, а кто обречён, потому что не могут справиться с потоком больных. Подумайте внимательно. Никто, кроме вас самих, вас не защитит, тем более, с той обеспеченностью в больницах и нашей безалаберностью. Говорю это потому, что сам сейчас вижу, как все изменилось за двадцать дней в Испании. Берегите себя.

Владелец одного из крупнейших иркутских фитнес-центров Роман Парцей, проживающий в Загребе, несколько дней назад пережил еще и землетрясение в хорватской столице.

21 марта он писал: в Загребе с ночи перестанет работать общественный транспорт на месяц. Вчера сходили на рынок, все есть, покупателей - минимум. Всем рекомендовано не покидать дома без крайней необходимости. Отлавливают нарушителей самоизоляции, штрафы драконовские. Проверил подвал, два месяца можем не выходить. Очередь из поваров на кухне. Блинчики, завтра пирожки. Маффины.

А вот почти неделю спустя: выходить из дома можно только в магазин или аптеку. В остальных, крайне редких, случаях требуется пропуск. Выходить только одному человеку.

Съездил в магазин за харчами. Пускают определенное количество людей, остальные ждут на улице в очереди. Все в масках и перчатках. В аптеках масок нет. В следующий раз обмотаюсь кашне. Дети учатся дома. Им присылают на почту задания, они их делают и отправляют назад.

У Петра онлайн обучение. Мама с Наташей делают уроки. Сидят по 6-7 часов в день. Чувствую, что к концу карантина супруга в совершенстве будет знать английский, итальянский и немецкий. Хоть какая-то польза.

В Хорватии растет количество излечившихся. Количество заразившихся стабильно или чуть падает. Ни одной смерти, тьфу-тьфу. И не трясет уже сутки, да. На улице снег и метель. И цветет персик.

Известный урбанист и общественный деятель, экс-депутат Законодательного собрания Алексей Козьмин живет и работает в Италии: Итальянское правительство все еще думает, как же помочь закрытым барам и ресторанам, в то время как их британские коллеги решили выплатить 80 % зарплаты работникам закрытых из-за коронавируса пабов.

В Тоскане пока относительно нормально. Все плохо в Ломбардии. Больше всего пострадали Бергамо, Брешия и Пьяченца. Держимся, и вам того желаем.

Продолжение следует.

Фото Алексея Козьмина


Aliexpress WW

28.03.2020

КОРОНАВИРУС-2020

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

Юбилей актрисы Тамары Панасюк

Тайшетские школьники нарисовали победу

Черемховская разруха поразила Меньшова, или почему «Любовь и голуби» не снимали в Сибири

Актриса Иркутского драматического театра Елена Мазуренко празднует свой юбилей

Первая радуга 2020 года в Иркутске

Нет потолка, но есть дно: иркутский художник-аниматор о состоянии российской мультипликации

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»