Издательство «МИФ»

Бенефис Алисы Фрейндлих в спектакле Ивана Вырыпаева

Ультрамодный драматург и кинорежиссер Иван Вырыпаев, автор пьес "Валентинов день", "Кислород", "Июль", а также идущих в БДТ имени Г. А. Товстоногова пьес "Пьяные" и "Летние осы кусают нас даже в ноябре", 17-18 апреля выступил как режиссер своего текста. 

"Волнение", написанное специально для Алисы Фрейндлих, поставлено словно по лекалам старого доброго спектакля-бенефиса, без демонстративного новаторства. Перед нами театр актера и театр слова. В какой-то момент даже кажется, что ты перенесся на машине времени в дорежиссерскую эпоху, когда автором спектакля назывался драматург (не режиссер) и между ним и артистами фактически не было посредника.

"Калифорнийская сюита"!" – мысленно воскликнул я, помянув давний спектакль с Алисой Фрейндлих и Олегом Басилашвили, когда вошел в зал и увидел на сцене павильон, изображающий интерьеры американской квартиры. Действительно, сценография Анны Мет играет здесь служебную роль, это просто помещение для мизансцен и разговоров. Здесь блистает Алиса Фрейндлих – стержень и душа этого спектакля, еще несколько актеров составляют достойный "второй план". Причем каждый играет конкретного персонажа, это не абстрактный хор голосов, начитывающих долгие ремарки, как случается в новейшей драматургии. У этой небольшой пьесы (идет спектакль меньше полутора часов) довольно хитроумная конструкция, следить за поворотами действия интересно.

Героиня Фрейндлих – знаменитая американская писательница Улья Рихте – появляется не сразу, остальные персонажи успевают много что сообщить о ней, заинтриговав зрителей, и это тоже старозаветный принцип драматургии, рассчитанной на звезду: предвосхитить выход прославленного актера, создав в зале приятное напряжение. Просторное дизайнерское помещение, сооруженное на сцене, – нью-йоркская квартира писательницы, куда приводят польского журналиста Кшиштофа, давно добивавшегося с ней интервью, которого играет Рустам Насыров.

С ним пришел и Майкл – простой, за словом в карман не лезущий фотограф-хипстер в выразительном исполнении Василия Реутова. Дмитрий Воробьев играет Стива, литературного агента Ульи Рихте, а приглашенная из Александринки Юлия Марченко – ее дочь и по совместительству ее юриста, стервозную холодную красавицу Натали. "За кадром" действует Андрей Феськов, обаятельно читающий авторские ремарки на грани между многозначительностью и иронией.

Нюансы журналистской практики подмечены Вырыпаевым довольно точно – например, поведение агента и дочери писательницы, которые мягко, но ясно дают Кшиштофу понять, о чем он не должен спрашивать Улью Рихте. При этом внушают ему, что именно они помогли организовать это интервью для польской газеты, с таким видом, будто спасли не только Польшу, но и весь мир. (Им-то надо, чтобы Улья произнесла нужные ей сентенции для получения Нобелевской премии, и все тут.) Кшиштоф растерян, но вот появляется героиня Алисы Фрейндлих – и зал взрывается аплодисментами.

Журналист с ходу нарушает все запреты: он спрашивает писательницу о ее польском происхождении (оказывается, она дочь польской еврейки и немца-нациста), об антисемитизме, в котором Улью обвинили после выхода одного из романов… Растерянная Рихте озирается по сторонам – и кажется, что сейчас интервью будет остановлено, а Кшиштофа попросят на выход. Но писательница встает на сторону журналиста, без обиняков отвечает на его вопросы и даже говорит «ша!» своим агенту и дочери-юристу. Загвоздка в том, что чем дальше заходит интервью, тем более бессмысленным оно кажется.

"Слова, слова, слова", как говорит принц Гамлет, неспроста эта пьеса неоднократно здесь упоминается. Очевидно, что Улья Рихте представляет особую модель поведения и отношения к миру – «жизнетворчество». Сложно сказать, когда она говорит, опираясь на реальные факты, а когда сочиняет. Более того, пожилая леди – "глубокий интроверт", который вроде бы должен уворачиваться от натиска ушлого журналиста, – превращается в провокатора, которому палец в рот не клади: берет ситуацию в свои руки и сама обескураживает Кшиштофа своими вопросами.

Это, понятное дело, первая постановка "Волнения", пьеса даже не опубликована, и, наверное, стоит воздержаться от "спойлера". Скажем лишь, что сюжетный фокус постоянно меняется. Вначале ты следишь, как остроумно выкручивается героиня, отвечая на нежелательные вопросы, затем становишься свидетелем самого настоящего искушения – пока Улья отлучается, Кшиштофа уговаривают стереть диктофонную запись на очень выгодных условиях. А после думаешь, действительно ли Рихте убила своего молодого любовника-серба (да и был ли мальчик?).

Не случайно на стене висит известная своим самоуничтожением – наполовину порезанная – картина художника Бэнкси: ведь и все это "жизнетворческое" интервью может быть уничтожено не только удалением файла, но и самим признанием того, что для Рихте все – игра, ежеминутное «писательство». Может быть, эта странная неуловимая женщина – мираж? К финалу сюжетная логика рушится, оборачиваясь чем-то абсурдным: Улья, право, кажется и не вполне человеком, а медиумом какого-то высшего Автора, с которым она связана одной, очевидной только ей связью.

Спектаклю еще предстоит разыграться и устояться в смыслах, в замысле он пока кажется интереснее, чем в реализации. Но в любом случае смотреть на Алису Фрейндлих – чистое удовольствие. Она в этой роли грациозна, обаятельна и умна, чувствуется, что ей легко и комфортно в этом "костюме", специально для нее «сшитом» драматургом. И это передается зрителю.

Артем Невский, Вечерний Санкт-Петербург

Фото из группы театра в социальной сети ВКонтакте

Если вы будете в мае в Санкт-Петербурге, то обязательно посетите спектакли БДТ по пьесам Ивана Вырыпаева. В России сейчас нет другого театра, где в репертуаре шесть вечерних спектаклей по пьесам экс-иркутянина:

1 и 26 мая. "Пьяные". 

3 и 17 мая. "Волнение" с А. Б. Фрейндлих.

9 и 31 мая. "Летние осы кусают нас даже в ноябре"


Aliexpress WW

30.04.2019

Театральная жизнь