Издательство «МИФ»

Елизавета Бильтрикова: Печать Богов. Даши Намдакову

Был 2006-й. В один из июньских дней приехала ко мне подруга и единодушница Цырен-Ханда Принглаева, замечательной души человек. Она не просто ехала, как оказалось, а мчалась птицей через весь город на крыльях радостной вести, о чем объявила с порога: "Сегодня, в 13 часов в музее истории состоится торжественное открытие первой официальной выставки работ Даши Намдакова в Улан-Удэ, нашего дорогого Даши-Няма ахай!".

Не хочется вдаваться в тонкости их родственных уз, кои, несомненно, близко присутствуют. Только знаю, что сама Цырен-Ханда и ее родные – все, на редкость, творчески одаренные люди, светлые, открытые, с золотыми сердцами и руками, "тэнгэриин дархан утхатай" - с "небесной кузнечной наследственностью". Да и словом "ахай" - "брат", пожалуй, не каждого родственника - мужчину назовешь. Столько любви, тепла и гордости звучит в этом слове. 
Едва прихожу в себя от новости и дискомфорта самочувствия, как тут моя Цырен-Ханда, появившаяся, буквально, за час с небольшим до открытия выставки, просит сочинить строки посвящения гениальному родственнику, выдающемуся скульптору современности, говорит о нем... Как же можно не откликнуться, не отозваться душой?? Сажусь и пишу. Через минут несколько читаю, в ответ буря эмоций, фейерверк радушных слов из её щедрой души. Через несколько минут мы оказываемся в музее и обнаруживаем, что торжественное открытие прошло двумя часами ранее, что по времени вышла досадная неувязочка.
Может, так надо было??? 
В зале толпился народ, в центре стоял сам Человечище, которого видела я в жизни впервые - высокий, подтянутый, с ниспадающими прядями волнистых волос, которые, то и дело, привычно заправлял за уши.  Во всём его облике проглядывались скромность, простота и одухотворенность. Цырен-Ханда с листком в руке проталкивается к нему, он тепло, по-родственному, приветствует ее. И тут она показывает ему текст посвящения, он внимательно вчитывается и спрашивает:
- А автор здесь?
- Конечно! Вот она! – молниеносно парирует Цырен-Ханда и изо всех сил машет мне, подзывая. 

Волнуясь, подхожу. Подруга быстро представляет меня. А он, светло улыбнувшись, интересуется:
- Вы знали мою историю про болезнь, про сны, про старца?
- Что-то слышала от Цырен-Ханды, что-то читала, не могу точно сказать, но это, скорее, экспромт, простите, очень спешно писала.
- Нет, очень хорошо написали, спасибо вам! Рад, что схватили суть. Может, сами сейчас и прочтете?
И он кличет кого-то, как-то тоже по-свойски, тепло, обращаясь. Откликается и устремляется на его зов искрометный ведущий, любимец публики, народный артист Республики Бурятия, заслуженный работник культуры РФ и Монголии Гунзэн-Норбо Цыренович Гунзынов. Даши Намдаков просит его "собрать внимание зала" и объявить мое выступление. 

Волнуюсь, настраиваю свой простуженный "микрофон". Тем временем, профессиональный конферансье громко, во всю мощь зычного голоса, без микрофона, уже объявляет, назвав меня "нашей знаменитой бурятской поэтессой", отчего к моим недомоганию и волнению добавилось еще чувство жгучего стыда. "Какая знаменитая, о чем он говорит?!" - негодовала всем существом. Но отступать было некуда. Зал собрался, притих. Были гости, прибывшие из Иркутска, Новосибирска на открытие "Вселенной кочевника", выставки творений бурятского гения. На всю жизнь запомнила те аплодисменты, как они мне дались. Ведь вся аппаратура "озвучки" уже была свернута после официального открытия, но акустика, тишина и кое-какие ресурсы голоса не дали-таки провалиться с треском. 

Печать Богов. Даши НАМДАКОВУ

Длань веков простертая коснулась
Бронзы, кисти, серебра…
И прапамять птицей встрепенулась –
Ввысь! В полет! Пришла пора.

Ты за нею в странствие пустился,
Свой оставив Укурик,
Где впервые в снах тебе явился
Предок – ясен, многолик.

И день, ночь терзал воображенье
В жажде сказочно ожить;
Исцеляя душу вдохновеньем,
Так призвал ее служить,

Чтоб потомки сквозь ветра столетий
Древних пращуров лицо
Узнавали, и печать отметин
Стала пищей для творцов,

Покоряя страны и народы
Взглядом бронзовой души,
Над которою не властны годы –
Тлен телесный не страшит!
Присоединяюсь ко всем поздравлениям в адрес Даши Намдакова, выдающегося скульптора-творца, с присвоением звания "Заслуженный художник Российской Федерации"!

Автор: Елизавета Бильтрикова, член Союза писателей РФ, Улан-Удэ, соцсеть Facebook

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

31.08.2020


Новости партнеров

Бывших иркутян не бывает