Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Выставка в пожарной каланче

Иркутский музей пожарной охраны приглашает жителей и гостей города на выставку, посвященную Году гражданской обороны МЧС России
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Александр Откидач: Мы не боимся, не зацикливаемся, не верим в то, что за творчество может быть что-то нехорошее

Общественная дискуссия «Молодежный Иркутск: свобода творчества или свобода и творчество?» прошла на минувшей неделе. Ее организовал клуб молодых ученых «Альянс» в рамках проекта «Культурная НеРеволюция». Общественники, спортсмены, графитисты, авторы молодежных проектов говорили о том, где можно выражать свою свободу тем, кто не ходит на митинги, как рождается молодежное уличное искусство и где может появится центр молодежной жизни в нашем городе.

Поскольку спикером первого блока был известный в прошлом общественный деятель, а сейчас – cовладелец SMM агентства «MediaLab» Александр Откидач, «Глагол» посчитал интересным опубликовать фрагменты его выступления.

 

Где рождается свобода

Вспоминаю историю своего студенчества: на филфаке закрылась столовая, и никто внятного ничего не мог сказать по дате открытия. И 30 студентов вышли на митинг (сейчас бы его назвали несанкционированным) с требованием вернуть столовку. Одним из плакатов был «Съем декана». И декан Анатолий Собенников, не побоялся, не включил контру, вышел и нас поддержал, а вскоре столовая вновь вернулась на свое прежнее место. Вот так творчески мы выразили свое несогласие.

Творчество рождается на набережных, в гаражах, там, откуда тебя могут выгнать. Ты понимаешь, что у тебя мало времени, а мыслей довольно много. Как только у тебя появляется постоянный офис, площадка для репетиции, ты начинаешь лениться. Это как в холодильнике с едой – когда он полный, кушать не очень хочется, а когда сосиска одна, тебе хочется ее сразу съесть.

Творчество утихает, когда ты начинаешь уходить от него к своей девушке, потом появляется семья. У тебя появляется обязательство и ответственность. Ты начинаешь за кого-то переживать, бояться. И все это сразу тормозит твою свободу. Сейчас у меня и моих друзей начался обратный процесс – может что-то осознали и начали проводить новые творческие проекты. То есть, был такой творческий отпуск на 3-4 года. Создали семью, вроде как окрепли и опять вернулись к творчеству. Мы не боимся, не зацикливаемся, не верим в то, что за творчество может быть что-то нехорошее.

Вспоминаю «Монстрацию» с глупыми, но добрыми лозунгами, новосибирский опыт в Иркутске, больше ста человек собрали. Нам согласовали один маршрут, а мы организаторами собрались на «баньке», т.е. чуть в стороне, за эти несогласованные сто двадцать метров серьезно получили по голове. И сразу ничего не хочется делать. Все это повлияло на уровень свободного творчества. Сразу начинаешь задумываться: творчество – это во имя созидания, или творчество, свобода во имя разрушения? Мы всегда были на позитиве, все акции были милыми, добрыми, за все хорошее и против всего плохого. И вот наша творческая сотня увидела лица сотни угрюмых полицейских, и вот нас обступили, и вот уже руководителя тащат в машину, чтобы отвезти в полицию. Зачем это все? Показательное порицание? Ну ок, кто-то ушел злым и мстить, кто-то перестал быть там, где творчество. Я смог перебороть обиду в себе, а кто-то не смог этого. Поэтому могу только подтвердить, что современные институты могут либо поддержать свободных, творческих молодых людей и направить в хорошее русло, а могут просто напугать. Поэтому и появляются такие недореализованные молодые лица, которые встречаются на митинги.

 

О власти и творческих людях

Власть иногда убивает творчество. Она не сможет помочь, не навредив. Нам негде собраться – с факультетов, общаг всегда могут прогнать. Мы бежим к власти: «Администрация дайте помещение, чтобы мы готовили творческие проекты». Как только место такое дали, наша творческая площадка прекратила свое житие. «Ребята, мы тут вам помогали, теперь и вы нам помогите». «Ребят, вы тут это делаете, давайте чуть по-другому». Все эти творческие люди, они по подъездам, а не по городским молодежным центрам, им важно не быть никому должным. В нашей инициативной группе было десять творческих человек, мы решили расширить список. Пошли в мэрию на стажировку, нам предложили помощь. И все: партнерство начало разрушать творческую модель, модель свободы. Стало несколько неуютно, поскольку нужно было играть не по своим правилам, а по правилам властных институтов. Вернее, правила еще были нашими, но все время приходилось оглядываться, чтобы не перейти грань возможного…

Я не могу сказать, что весь опыт сотрудничества с мэрией был негативным. Нет, он был позитивным и очень эффективным, но из творческих и свободных личностей мы становились некой привластной организацией чтоль, которая, как минимум, должна согласовывать и объяснять свои действия.

 

О свободе и профессионализме

И еще важная вещь: творчество и свободу разрушает тяга к профессионализму. Как только ты начинаешь смотреть на свои действия со стороны, начинаешь думать о профессии, качественном результате, появляются рамки вокруг всего. Вот, например, «День мыльных пузырей». Там есть еще творчество, но оно уже зарегламентировано, поскольку толпа в 15 тысяч человек – это серьезно. Появился регламент. Абсолютно свободный творческий продукт стал профессией. Для нас это уже не творчество, а работа. Поэтому мы для себя четко разделили: где свобода и творчество, а где работа. А где социальная нагрузка. Всем не откажешь.

 

О будущем свободы

Я не вижу пишущих студентов, говорит Берт Корк. А я общаюсь очень часто со студентами. И все студенты сказали, что не будут писать на фейсбуке: налетают сразу незнакомые люди, пишут, что ты - малолетка и чудак (первая буква изменена). Так что молодежь своего свободного творчества не принесет, а будет все прятать. А прятать – это несвобода. Куда у них это уйдет, в какое русло? Никто не знает.

Посты – это творчество, размышления о свободе. Я вот написал небольшой пост о религии и конфессиях, а потом получил письмо, похожее на угрозу: Сань, ты что пишешь на своей странице-то? Это печально. Такие письма я стал получать. И не только по этой теме. Это не пиши, не так поймут в одном Сером доме, это не пиши, не так поймут в другом Сером доме, это не пиши, придет налоговая, это не пиши, ведь есть специальный отдел за этим смотрящий, это не пиши, ведь ты оскорбляешь мои чувства верующего, это не пиши, потому что это касается организации, в которой работает подруга друга, а ты же пиарщик, зачем тебе портить с ними отношения.

Я еще ощущаю себя абсолютно свободным человеком, но я наблюдаю, как ее (свободу) могут разрушить, причем с разных сторон. Свобода в обществе сужается отовсюду: от администрации до фейсбука. Еще два года назад я мог сказать, что социальная сеть – демонстрация моей свободы. Два года назад иркутский фейсбук был свободен, а сейчас уже нет. Туда пришли люди и принесли с собой все, что убивает творчество и свободу. Включена самоцензура. Рукописи, конечно, не горят, но некоторые посты сейчас я не выкладываю. Это не есть гуд.

И самое неудачное, что люди, у которых никакого конфликта в оффлайне, портят отношения, поскольку неправильно поняли мысль в фейсбуке, быстренько сделали скрин, сделали далеко идущие выводы и отправили уже куда надо. Творческая молодежь сейчас виснет ВКонтакте в закрытых группах и не допускает никого до своего творчества, до своей свободы.

Фото с официальной страницы автора текста из социальной сети facebook


05.07.2017