Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Выставка в пожарной каланче

Иркутский музей пожарной охраны приглашает жителей и гостей города на выставку, посвященную Году гражданской обороны МЧС России
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Владимир Демчиков: Новоляга, НЛО, Ново-Ленино – блеск и нищета самого интересного иркутского микрорайона

В комментариях к публикации текста «Русский антидот» про историю с «боярышником» («Сноб», автор Полина Еременко) предсказуемо появилось несколько жителей Ново-Ленино. Некоторые отнеслись к материалу спокойно, но были и такие, которых он оскорбил. Они увидели в тексте (в разговорах с людьми и в описании Ново-Ленино) отношение к их району как к депрессивному, в котором живут одни маргиналы. «Маргиналы есть везде», «зачем так обс..рать жителей», зачем «смаковать гадости», – возмущались комментаторы из Ново-Ленино. К этому возмущению неожиданно присоединились даже бывшие иркутяне, написавшие, что вообще Иркутск оказался жертвой трагедии случайно (а Ново-Ленино, видимо, тем более), потому что фунфырики и паленый алкоголь пьют по всей стране, и это могло произойти где угодно.

Про «смакование гадостей» все более-менее понятно, это вопрос чисто мировоззренческий. Дискуссии о том, является ли какой-то текст «смакованием гадостей» с успехом идут уже не одно столетие, для кого-то текст – «смакование гадостей», для другого он же – практически панегирик. Никакого плодотворного диалога тут быть, конечно, не может, слишком уж разные в головах людей сложились механизмы интерпретации.

Про то, является ли случившееся в Ново-Ленино чистой случайностью, поговорить как раз интереснее. С одной стороны – конечно, это случайность. Но с другой стороны – таких случайностей в Ново-Ленино все-таки было несколько. В 2010 году именно в Ново-Ленино случилась известная история с отравлением крещенской «святой водой». Тогда пострадали более 300 человек, и ничего подобного в других районах Иркутска не было (сыграло роль еще и то, что район удален от всех водоемов, и «святую воду» набирали практически из помойки). В том же году в результате пожара в 10-этажной новостройке на ул.Баумана, в которой подросток случайно поджег крышу, пострадало имущество 108 семей. Слава богу, тогда никто не погиб (кроме рабочего, который участвовал в восстановительных работах и сорвался с крыши).

Каждое из этих событий само по себе кажется, безусловно, чистой случайностью.  И пытаться как-то связать их в единую цепь вроде бы невозможно. Особенно этот пожар. Но вот отравление «святой водой» и отравление боярышником – это все-таки хоть отдельные (и, конечно, «случайные») события, но просто невозможно не начать искать тут какую-то взаимосвязь. Почему те, кто пьют что попало, такие доверчивые, а те, которые им что-то наливают, такие безответственные? И главное, почему все-таки все эти «случайные» события» произошли именно в Ново-Ленино? Чем провинился прекрасный, как пишут возмущенные жители, район, в котором много в последние годы появилось много новостроек, супермаркетов, торговых центров и прочих очагов цивилизации?

Однако это уже предмет отдельного разговора. Тут нужны социологи и демографы, которые смогут дать какую-то картину динамики заселения и состава населения района, нужны криминалисты, которые могут рассказать о преступности в Ново-Ленино на общем иркутском фоне. Кстати, сам я не считаю Ново-Ленино самым криминальным районом: район, в котором живу я сам, всегда казался мне гораздо криминальнее. Меня в нем тринадцать дет назад ограбили, предварительно выпустив мне в лицо несколько пуль из пневматики (чудом не попали в глаз), так что звание «самого криминального» района я долгое время со знанием дела присваивал Юбилейному. Однако сейчас, когда даже глубокой ночью дорога домой проходит мимо трех появившихся недавно ярко освещенных супермаркетов и автозаправки, оснащенных, помимо фонарей, еще и видеокамерами, былой криминогенности, конечно, в нем поубавилось. Хотя по ночам, как и раньше, под окнами стоит пьяный ор.

В этой небольшой заметке мне кажется интересным поискать ответ на другой вопрос: почему именно Ново-Ленино в последние годы заняло в местной иркутской мифологии место самого мрачного иркутского микрорайона? Это ведь отнюдь не самый некомфортный район по условиям проживания, на Синюшиной горе, например, по ночам вообще гудит, мешая спать, Ново-Иркутская ТЭЦ, и ничего, живут люди, а в Ново-Ленино ничего подобного нет.

И, тем не менее, именно Ново-Ленино является в иркутской мифологии сегодня местом, где, по сложившемуся убеждению многих, живут какие-то особенно мрачные молодые люди («пацаны с Новоляги», «девушки такие типа с Новоляги» – это всем понятные синонимы гопников). А ведь еще недавно, каких-то лет 20-30 назад, в Иркутске такими синонимами гопничества были «рабочинские», «радищевские», даже «парковские» – то есть на иркутскую приличную публику наводили некоторый страх прежде всего жители районов деревянной застройки. Однако если что и объединяет сегодняшних «новоленинских» с «рабочинскими» двадцатилетней давности – так это только то, что в Ново-Ленино в автобусах до сих пор незнакомые люди, бывает, говорят между собой, как будто они деревенские жители. Тогда как во все остальные спальные районы автобусы едут с пассажирами, погруженными в гробовое молчание.

Новоленинские жители, рвущиеся защитить свой микрорайон от несправедливых обвинений в «маргинальности», приводят неопровержимые свидетельства перемен к лучшему: они пишут о новостройках, супермаркетах и т.д., о большом количестве молодежи, студентов, об изменившейся атмосфере и о том, что район теперь ничем не отличается от остальных. Однако, как ни странно, именно в том, что в районе действительно живет сегодня много молодых (съем квартиры тут самый дешевый в Иркутске), и заключается одна из главных причин того, что Ново-Ленино прочно стало ассоциироваться в иркутской топонимике с чем-то опасным, Именно большое количество молодежи, живущей в Ново-Ленино, способствовало активизации альтернативной топонимики типа «Новоляга», «НЛО», а такая стихийная топонимика непременно сопровождается и некоторой мифологизацией. Молодым всегда интересно слегка демонизировать место своего проживания, особенно если оно такое непростое, как Ново-Ленино. Это действительно не слишком благополучный район, а если прибавить все эти «якобы случайные» трагедии, так просто жуткий. И, конечно, грех молодому организму этим не воспользоваться в личных целях: человек, живущий «в аду», может при желании носить это почти как медаль, и спокойно бравировать тем, что «а я у нас в Ново-Ленино спокойно хожу ночью», с удовольствием посматривая за реакцией окружающих.

Все остальные районы Иркутска, молодые жители которых некогда наводили ужас на «городских», давно уже состарились. Пенсионеров в них теперь больше, чем молодежи, и «рабочинские» с «радищевскими» давно уже превратились в старичков или вымерли. С альтернативной топонимикой в городе тоже беда: ее просто нет. Даже несчастный «130 квартал» так и называют по кадастровому имени, хотя ему и название давали («Иркутская слобода»). Единственный общеизвестный конкурент «Новоляги» и «НЛО» - Синюшка (Синюшина гора), но даже по этим названием видно, насколько уменьшительно-ласкательная Синюшка безобиднее грозной Новоляги.

Любому городу нужен в топонимике «полюс зла», не обязательно совпадающий с реальной степенью опасности района, но непременно дорисовывающий его лицо. То, что в Иркутске этим полюсом стало Ново-Ленино – по-своему интересный поворот в истории района. Можно, кстати, напрячь воображение и попробовать представить себе, как, допустим, желание жителей, депутатов и районного руководства изменить сложившееся в городе отрицательное представление о микрорайоне могло бы изменить и ситуацию в нем. Однако особой надежды на это у меня, честно говоря, нет: мне кажется, многие из тех, кто хотел бы изменить это представление, при первой возможности уедут оттуда, и для них Ново-Ленино – это временно.

Как и полагается жителям самого необычного района города, новоленинцы умеют даже трагические страницы поворачивать неожиданной стороной. Как-то раз я разговаривал со знакомой красавицей, живущей в Ново-Ленино и ставшей в 2010 году жертвой того самого отравления «святой водой». Она дала, мне кажется, превосходное объяснение тому своему отравлению: «Как меня выворачивало потом после этого полгода! Я ни есть, ни пить нормально не могла, мне вообще казалось, что это из меня все мои бесы выходят – так выворачивало!».     


11.03.2017