Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Концерт группы Чиж&Co.

6 июня в клубе-ресторане "Дикая Лошадь" вместе со своей группой выступит известный российский рок-иузыкант Сергей Чиграков
далее...

Нескучная жизнь

Сергей Медведев: «Когда работаешь с удовольствием, твой труд обязательно понравится кому-то еще»

Однажды он увидел у товарища по работе видовые открытки Иркутска, которые поразили его настолько, что изучение и коллекционирование таких произведений искусства, связанных со столицей Восточной Сибири, стало одним из главных дел в его жизни на протяжении более сорока лет. Собираемые в подчас неожиданных источниках в разных городах, они украсили многие издания об Иркутске и стали главными героями собственных книг Сергея Медведева: «Иркутск на почтовых открытках», вышедшей в 1996 году, и «Иркутск и иркутяне. Город и его жители на фотографиях и открытках. 1850-1920», презентация которой прошла в конце ноября 2015 года. О некоторых тайнах, к которым ведут материалы этого только что увидевшего свет издания, а также историю его создания автор рассказал во время нашей беседы. 

«Тема открыток интересна и неисчерпаема»

– Сергей Иванович, Ваша книга вышла накануне юбилейного для Иркутска года – в 2016 столице Восточной Сибири исполнится 355 лет. Но история издания, и непростая, началась, когда город готовился праздновать 350-летие…

– Да, книга «Иркутск и иркутяне. Город и его жители на фотографиях и открытках. 1850-1920» была написана в 2011 году. Подготовил я ее очень быстро, месяца за три, ведь большую часть своей жизни увлекаюсь поиском и исследованием видовых открыток и фотографий родного города. Книга сразу сложилась у меня в голове такой, какой теперь вышла из печати, оставалось только оформить ее на экране компьютера. Работал с увлечением, а когда работаешь с удовольствием, тогда точно знаешь, что твой труд еще кому-то понравится.

Я начал заниматься ею после немного драматичной истории: задумывал на 350-летие другую книгу, собрал интересный материал, отдал тем, кто мог бы ее поддержать, и стал ждать ответа. Время шло, а его не было. Мне не отказали, просто «замолчали» ответ. Поняв, что для той книги пока, видимо, не время, стал размышлять, какое издание стало бы хорошим подарком городу, – и придумал. К 350-летию уже не успевал, поэтому спокойно начал готовить новую книгу. 

Творческая работа завершилась споро, а вот непосредственно с изданием все было не столь гладко. Несколько потенциальных спонсоров не помогли мне из-за сложной финансовой ситуации, поэтому не мог вести работу с издательствами. Все затягивалось… С Мариной Александровной Кондрашовой, руководителем Городского благотворительного фонда «Наследие иркутских меценатов», мы к тому времени уже сотрудничали, участвовали в конференции, посвященной 350-летию Иркутска, подготовили и провели большую фотографическую выставку «Дорога к храму» в сквере Кирова, издали два буклета «Казанский кафедральный собор» и «Храмы дореволюционного Иркутска». Когда я показал макет книги, Марина Александровна сразу согласилась издать книгу, оценив ее значимость для города. Долго и непросто складывалось сотрудничество с питерским издательством, но в результате все проблемы остались позади – книга вышла.

– Много нового материала в добавление к собираемому годами пришлось поискать? 

– Целенаправленных поисков как таковых не было, я вообще в поиске всю жизнь нахожусь, часто езжу в Москву и Санкт-Петербург, работаю там в архивах. Эта книга как раз вобрала в себя уже узнанное. Я привел данные в систему, показавшуюся мне логичной, тем самым «закрепив» определенный результат своей работы, а уже когда все было готово, конечно, стали появляться еще какие-то факты – вы не представляете, насколько тема открыток интересна и неисчерпаема, как много видовых открыток с неповторяющимися сюжетами было издано только до революции. Но в настоящее время даже в архивах и музейных фондах открытки – большая редкость. Открытки еще сохраняются в семейных архивах иркутян, но сколько их было утрачено в 50–70-х годах при переездах семей в новые квартиры! Можно предположить, что отдельные открытки сохранились в одном или нескольких экземплярах, и их невероятно трудно отыскать. 

Да, именно система, композиция, появившиеся сочетания фактов и стало новым. Всего в книге четырнадцать разделов, рассказывающих о разных часто фотографируемых уголках Иркутска и фотографах, сделавших эти снимки. Например, отдельный раздел посвящен гражданской войне в Иркутске – времени, от которого сохранилось очень мало документальных свидетельств. А здесь на фото – баррикады, разрушения, жертвы с обеих сторон. Это сюжеты, которых из иркутян почти никто никогда не видел, они были найдены мною в последние годы в основном в поездках. Когда узнавал историю фотографий, нашел данные о том, что во время гражданской войны в Иркутске погибли или были ранены более тысячи человек.

Отмечу, что для книги взяты видовые открытки Иркутска, выполненные типографским способом, фотооткрытки и непосредственно фотографии, чтобы полнее представить город того времени, от которого мало что сохранилось в первозданном виде. Также мне захотелось показать портретные и групповые фотографии иркутян, которых снимали в своих фотозаведениях иркутские профессиональные фотографы. Так фотографический облик старого Иркутска дополнился его жителями тех давних лет.

«Клад» информации – только у родственников 

– Сколько фотографов стали героями Вашей книги?

– Более ста двадцати, которые снимали как раз в период, который охватывает книга, причем некоторые активно фотографировали в одни годы, другие – в следующие, а потом, когда и жителей становилось больше, и город разрастался, число фотографов росло в арифметической прогрессии. Первые фотографы появились в Иркутске в 1850-1860, в 1870-1880 их стало больше, в последующие годы количество фотографий в Иркутске продолжало расти, в 1910-х годах их было открыто до трех десятков. 

– Иркутские фотографы конца XIX века были объединены в какой-то профессиональный союз – гильдию, братство? 

– Нет, гильдии не было, это было индивидуальное предпринимательство. Фотографами «централизованно» занималась полиция – как структура, отвечающая за порядок на территории, в том числе в работе фотографий и типографий. Разрешение на ведение деятельности фотографы получали у губернатора, он накладывал резолюцию на прошение об открытии фотографий. 

Так как фотографы после получения разрешения нигде, кроме как в документах полиции, не фигурировали, в архивах тех лет мы ничего не находим, редко – очень скупые сведения, поэтому когда задался целью, всю информацию узнавал обходными путями. Один из них – общение с потомками фотографов, которые или сами обращались ко мне, зная, что я специализируюсь на этой теме, или я счастливо встречал их в жизни. Если в книге вы видите несколько абзацев о фотографе – значит, до этого у меня были или счастливые неожиданные находки, или встречи и беседы с потомками фотографов. 

Например, я встречался с правнучкой фотографа Петра Милевского Ириной Валентиновной Самсоновой – у нас был взаимный интерес: что-то о нем знал я, что-то – она, в общении мы смогли много уточнить и соотнести информацию. Так, я изучал «рабочую» сторону его жизни (он был членом Восточно-Сибирского отдела императорского Русского географического общества, его снимки появлялись в разных печатных изданиях 1890-1900 годов), а правнучка – родословную, посвятив этому много времени и сил, найдя много интересных фактов, в том числе о сыне и внуке Петра Адамовича Милевского, от которого и ведет свою ветвь родословной. 

Другой пример – счастливое знакомство с сотрудницей института геохимии СО РАН Эсфирь Евгеньевной Лустенберг, внучкой фотографа Лустенберга, у которой были получены богатые сведения о жизни и деятельности ее деда, просмотрены семейные альбомы. 

Сейчас о работе фотографов того времени только так и можно узнать, об основной массе в книгу помещены лишь сведения, указанные на обороте фотографий – имя фотографа, его адрес в городе, иногда сведения о наградах. Владельцы фотографий, как правило, подписывали дату фотографирования.

Вообще, фотография в Иркутске появилась невероятно рано. Вдумайтесь: дагерротип изобрели в 1839 году, а уже в 1845 в Иркутск приезжал француз Давиньон и снимал купцов и декабристов, а с 1849 здесь несколько лет работал дагерротипист Окуловский (снимал богатых иркутян, в том числе семейство Баснина). 

Город снимали единицы 

– Если посмотреть на карту Иркутска того времени, то какие районы больше всего привлекали фотографов, где они размещали студии? 

– Фотографии располагались в разных частях города, но на небольшом расстоянии друг от друга, ведь не забывайте, что Иркутск-то был – от Глазковского предместья до Ушаковки и от берега Ангары до Петрушиной горы, вот и весь город. Самые крупные фотографии были в центре – на улицах Большой (Карла Маркса), 3-й и 6-й Солдатских (Грязнова и Литвинова), Тихвинской (Сухэ-Батора). 

Фотограф Петр Милевский начинал на Зверевской (теперь это улица Бабушкина), поработал там недолго и переехал на Большую улицу (Карла Маркса), там, где сейчас училище искусств, была его мастерская. Потом приобрел усадьбу на Большой улице – на участке рядом с современным кинотеатром «Гигант». В доме долгое время еще было видно естественный световой фонарь в мастерской.

Дом и мастерскую Милевского ликвидировали в 2000-х годах. Теперь на их месте – кирпичное здание с ресторанчиком. Новые хозяева сделали его похожим на дом, который там был. Однажды мы с товарищем пришли к арендаторам и постарались объяснить им, что хорошо было бы на фасаде дома поместить памятную доску о мастерской известного фотографа, который немало сделал для Иркутска как член Русского императорского географического общества был активным общественным деятелем. До сих пор такую памятную доску не разместили. 

В Жандармском переулке, 6 (Милицейский переулок) располагался дом Дмитрия Николаевича Мамонова, одного из известных иркутских фотографов. Жилой дом усадьбы стоял на «красной линии» (сохранился до наших дней), во дворе находилась мастерская с большим световым фонарем. 

По адресу улица Ланинская, 114/22 (Декабрьских Событий) стоял дом, где располагалась фотография Ивана Александровича Савинского. На воротах была надпись: «Фотография». Савинский арендовал помещения у Людницких. Его фотографии встречаются редко. Объясняется это тем, что город он снимал мало, специализируясь на салонных портретах. 

– С чем была связана специализация фотографов?

– Формально она не была закреплена, каждый решал сам, но на выбор влияли вполне объективные причины. Основная масса фотографов не снимала Иркутск, это делали единицы. Прежде всего потому, что это было невыгодно: портреты приносили больше денег, были постоянно востребованы, то есть обеспечивали гарантированный доход. Некоторые получали заказы на съемку заключенных, то есть сразу после такой принудительной фотосессии зарабатывали хорошие деньги. А съемка видов ничего не гарантировала. 

Самыми фотографируемыми «уголками» была вся линия набережной Ангары до Ушаковки, улица Большая, Тихвинская площадь, Амурская улица (Ленина). 

Частная застройка, как правило, на открытки не попадала: официального запрета не было, но по негласному правилу она не фотографировалась. Исключения составляли частные здания, которые арендовали государственные учреждения: сдававшийся в аренду дом Файнберга на Медведниковской улице (Халтурина), дом Сукачева на Ивановской площади, где располагались Судебные установления, здание телеграфа (дом принадлежал Немчинову) и т.д. 

Любопытно, что фотографы, снимая центральные улицы города, начинали заглядывать в пригороды – Глазковское и Знаменское предместья, Ремесленную слободу, Вознесенский монастырь. Там делали красивые снимки, которые иногда раскрашивали и получались симпатичные открытки природы и церковной архитектуры. 

– Сейчас Вы готовите новую книгу, о чем она будет?

– Могу сказать только, что в основе проекта лежит иркутская видовая открытка. 

Беседовала Анна Важенина 


 

Визитная карточка

Сергей Иванович Медведев 

Окончил Иркутский институт народного хозяйства по специальности «Экономика и организация строительства», работал в проектном институте «Иркутский Промстройпроект».

Специалист Центра по сохранению культурного наследия, один из основателей и сотрудник научно-популярного иллюстрированного журнала «Земля Иркутская». Автор, составитель и редактор ряда книг, автор статей по истории города и иркутской фотографии в иркутских и центральных изданиях. 

Фотографическими материалами и видовыми открыткми из его коллекции проиллюстрированы исторические материалы в книгах и журналах. Также раритетами его собрания часто пользуются иркутские архитекторы при реставрации и воссоздании объектов культурного наследия. 

Лауреат премии Иркутской области 1996 за книгу-альбом «Иркутск на почтовых открытках», лауреат премии губернатора Иркутской области 2002 за журнал «Земля Иркутская» и 2006 за цикл изданий «Коллекционеры Иркутска».