Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Концерт группы Чиж&Co.

6 июня в клубе-ресторане "Дикая Лошадь" вместе со своей группой выступит известный российский рок-иузыкант Сергей Чиграков
далее...

Среда обитания

Владимир Демчиков: Немцов, год спустя

28 февраля в Иркутске, на улице Урицкого, прошел пикет памяти убитого год назад политика Бориса Немцова. В Москве по подозрению в убийстве задержано несколько человек, найден и «заказчик» - им предсказуемо оказался скромный водитель одного из деятелей чеченского землячества, как нарочно, скрывшийся за границей. Словом, машина правосудия совершает в столице свою хитрую работу, «дело раскрыто». Там же, в Москве, прошел 30-тысячный марш памяти Немцова. Но нас сейчас интересует не столько Москва, сколько Иркутск.

На пикете (я подошел в самом конце) было человек 20, они стояли разомкнутым квадратом и держали принесенные портреты Немцова с надписью «Борись». Не было никого из знакомых: только шапочно знакомый по фейсбуку функционер «ПАРНАСа», и все. Оно и понятно: событию уже год, все, кто хотел, высказались в соцсетях, чего и ходить, время терять? Да и то сказать, сколько человек обычно собиралось на такие митинги, в том числе и с участием Немцова, когда он приезжал?  Две-три тысячи, вряд ли больше.

Мы постояли, пара десятков человек, пришедших почтить память убитого политика, лучшего и самого интересного политика 90-х, а потом разошлись. И я впервые подумал, как все-таки интересно и поучительно устроена у нас политическая жизнь. Есть отделение партии «ПАРНАС», наверное, где-то есть и «Яблоко», и «Гражданская платформа», и какие-нибудь, я не знаю, «зеленые» и еще какие-то партии условного «демократического спектра» (употребим это маловразумительное слово для обозначения тех, кого сам Немцов, наверное, считал если не союзниками, то, по меньшей мере, в каком-то общем смысле единомышленниками, сторонниками выборности, сменяемости власти и так далее). А ведь никого из них не было ни на этом пикете, ни на каком другом.

И я впервые подумал – а зачем нужны в Иркутске отделения всех этих партий, в каждом из которых кто-то работает, и у них даже есть какие-то члены, - но которые так малы и незначительны, что по отдельности их хватает только на пикет из 20 человек? То есть даже в городе, где количество их избирателей, готовых собраться на законную публичную акцию, составляет всего-то пару тысяч человек, все эти партии действуют поодиночке и даже не могут созвониться, договориться и привести хотя бы по 20 человек каждая.

То есть получается, что маленькие партии нужны только для того, чтобы их активисты имели возможность действовать в легальном правовом поле, под крышей легальной политической организации, и все. Избиратели нужны только на выборах, а в остальное время – нет.

Я подумал, что Немцов бы их всех собрал, конечно. Взял бы список телефонов руководителей всех этих партийных ячеек, сам бы обзвонил, собрал бы, переговорил, убедил – у него бы это получилось, он был человек из 90-х, умел разговаривать, мог убедить. И пришли бы те самые две тысячи – да хотя бы просто на него посмотреть. На известного политика, обаятельного парня, звезду, оппозиционера, храброго человека. И мы бы стояли, те самые две тысячи, слушали Немцова, переговаривались, встречали знакомых – и были бы еще какие-то люди, незнакомые, и молодые, как это и было всегда, когда он приезжал.

Но его нет, и он больше, к сожалению, до нас не доедет.

Поэтому 20 человек.

Когда-то, я думаю, останется всего один. Выйдет в день смерти, поднимет плакат «Борись» - и будет стоять на Урицкого. А мимо него будут бежать по делам люди, стараясь не смотреть в его сторону.

Может, и кто-то из тех самых двух тысяч.

29.02.2016