Издательство «МИФ»

Три года в ожидании возбуждения уголовного дела

Три года родители иркутского следователя Александра Шошина добивались возбуждения уголовного дела по статье «доведение до самоубийства». Наконец два месяца назад их жалобы были услышаны, дело возбудили. Но есть проблема, которая грозит завести расследование в тупик: начальник отдела, которую потерпевшие считают виновной в смерти сына, покинула Россию и в настоящее время находится в государстве Израиль.

О трагедии, случившейся три года назад в отделе полиции № 9 Иркутска (микрорайон Солнечный), местные СМИ писали коротко и без эмоций: «Тело 30-летнего майора юстиции Александра Шошина было обнаружено утром в его кабинете». Также сообщалось, что Александр заступил на дежурство в 16.30 в пятницу. На следующее утро, после того как он перестал отвечать на звонки старшего по смене и не открыл кабинет, коллеги вскрыли дверь и обнаружили тело. Сообщалось о возможном возбуждении уголовного дела и служебной проверке.

А дальше - тишина. На официальном сайте регионального МВД нет никаких упоминаний об этом инциденте. Впрочем, на том же сайте нигде, даже в архиве новостей, вы не найдете имени подполковника Е. Ж., которая, как считают родители Александра, стала причиной его решения свести счеты с жизнью.

«Пятница» поговорила с матерью Александра Светланой Шошиной. Она рассказала, что сын был спокойным и уравновешенным человеком: «За всю жизнь я от него не слышала ни разу грубого слова». В институте он проявил себя очень хорошо, учился на 4 и 5. Светлана Михайловна показала характеристику, где особо подчеркивается, что Александр очень дорожил мнением товарищей и всегда был готов прийти на помощь. После института Шошин поступил в Омскую академию МВД, занимался научной работой, к чему определенно имел способности. Но когда устроился следователем в отдел полиции, времени на науку уже не хватало. Начальница Е. Ж., по словам матери Александра, была полной его противоположностью, отношения у них не сложились с самого начала.

- 24 октября Ж. вышла на работу из декретного отпуска, и началась травля. Саше оставалось всего шесть месяцев до выхода на пенсию, он хотел доработать и уволиться. Ситуация становилась невыносимой, она не давала ему спокойно работать. Ночью он возвращался со службы, а в пять-шесть утра снова ехал в отдел - последние две-три недели это было почти каждый день. Попросил отпуск - получил отказ, хотя заранее был составлен график. И постоянное давление, придирки, оскорбления. Саша в силу воспитания и свойств характера не мог ответить тем же. Начальница пыталась настроить коллектив против него, вызвать к нему негативное отношение, а для него было крайне важно отношение окружающих, он боялся потерять уважение коллег, - говорит Светлана Шошина.

«Пятница» спросила Светлану Михайловну, есть ли у потерпевшей стороны весомые доказательства, что Александр подвергался систематической травле.

- Есть показания свидетелей. Есть заключение экспертов НИИ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского (Москва) о том, что в случае с нашим сыном имели место противоправные действия Ж., выразившиеся в унижении чести и достоинства, что в итоге привело к состоянию аффекта. У нас есть филологическая экспертиза, в которой говорится, что слова (нецензурная брань, оскорбления), которые слышали свидетели, невозможно употреблять в служебном общении.

По словам Светланы Михайловны, есть вероятность, что сын оставил предсмертную записку, но ее изъяли и спрятали. Все это на уровне слухов, но так говорили ребята, которые вместе с ним работали. В записке, по их словам, было написано, что своими действиями он хотел остановить Ж., чтобы она больше никому не делала зла. Но почему дело было возбуждено только спустя три года?

- Сначала по результатам проверки нам было отказано за отсутствием состава преступления, - говорит Светлана. - У нас имеются все материалы проверки, семь томов. Три года мы добивались расследования, однако следственные органы и прокуратура противодействовали этому. Два раза возбуждалось уголовное дело, и оба раза его отменяла прокуратура. Мы считаем, что начальство боялось неприятностей, поэтому все прикрывалось.

Несмотря на явное нежелание правоохранительных органов заниматься расследованием, родители продолжали бороться, писали обращения и жалобы куда только возможно: в аппарат президента, руководству СКР, Генпрокуратуры, уполномоченному по правам человека, в программу «Человек и закон», депутатам, даже в ЕСПЧ.

И вдруг спустя три года все изменилось в одночасье. Как вспоминает Светлана Шошина, 30 сентября нынешнего года из Следственного комитета пришел очередной ответ с отказом. А спустя несколько дней - постановление о возбуждении уголовного дела. А следом и письмо из Генпрокуратуры: «Ваша жалоба рассмотрена, даны указания».

- Я считаю, что все это случилось исключительно благодаря новому руководству Генеральной прокуратуры, - говорит Светлана Михайловна.

Шошина предоставила «Пятнице» скан постановления СК, из которого следует, что начальник отдела № 9 по расследованию преступлений подполковник Е. Ж. в период с октября по 2 декабря 2017 года «путем систематического унижения человеческого достоинства довела старшего следователя отдела № 9 Шошина Александра Андреевича, находящегося от последней в иной зависимости, до самоубийства».

Еще одна цитата: «Ж., являясь Шошину начальником, осознавая, что последний находится от нее в иной - служебной зависимости, будучи ознакомленной с психологическим заключением, зная о кризисном психоэмоциональном состоянии Шошина, не желая, но предвидя наступление последствий в виде самоубийства Шошина, и относясь к ним безразлично, сознавая общественную опасность своих действий, умышленно систематически унижала человеческое достоинство, выносила на общее обсуждение недостатки его работы, при других сотрудниках нелицеприятно высказывалась о его личных качествах, кричала на последнего, использовала нецензурные и оскорбительные выражения в его адрес, а также другие действия, повлиявшие на развитие высокотревожного психологического состояния Шошина. Оскорбительное, агрессивное поведение Е. Ж., унижающее человеческое достоинство Шошина, усугубило его кризисное состояние». Резюме: «Возбудить уголовное дело в отношении Е. Ж., в действиях которой усматриваются признаки преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 110 УК РФ».

Итак, дело есть, но нет главного фигуранта - в настоящее время Ж. находится на территории Израиля. Светлана Шошина предполагает, что отъезд был вынужденным, с целью скрыться от правосудия.

- А иначе зачем? Она молодая женщина, ей 40 лет, занимала серьезную должность, строила свою карьеру и увольняться не собиралась, - рассуждает мать Александра Шошина. - Теперь мы не знаем, как поведет себя следствие, какие у нас отношения с Израилем по выдаче подозреваемых. Ведь она уехала как добропорядочная гражданка.

Есть еще одна проблема: в России за последние годы не выносилось ни одного обвинительного приговора по статье «доведение до самоубийства» в отношении полицейских начальников. Хотя случай с Александром не единственный...При этом Шошины опасаются, что на местном уровне опять попытаются спустить дело на тормозах. Потому что люди, от которых зависит судьба расследования, все те же и по-прежнему сидят на своих местах. Журналист попыталась выяснить позицию другой стороны, однако Е. Ж. и ее адвокат отказались комментировать ситуацию.

Елизавета Старшинина, Пятница

На фото иркутский следователь Александр Шошин

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

04.12.2020


Новости партнеров