19 мая 2022
00:47

Владимир Демчиков: "Дуэлянт" стреляет и проигрывает

Владимир Демчиков
07 октября 2016

Скажу сразу, фильм «Дуэлянт», пока его смотришь, вызывает огромное сочувствие – примерно как матч нашей спортивной команды, или выступление какого-то нашего спортсмена-одиночки. Очень приятно, что это настоящий «авторский проект» режиссера А.Мизгирева, который все это придумал, сам написал сценарий и снял. По-настоящему здорово, что в фильме почти нет той «разлюли-михалковщины» (равно как и «разлюли-бондарчуковщины») про Россию, ее глубину, высоту, ширину, красоту и другие важные духовные измерения. Что этот фильм – попытка превратить абсолютно частную вроде бы историю частного человека в настоящее «большое кино» (бюджет картины составил 725 миллионов рублей, то есть почти USD12 000 000), а такие попытки чего-то стоят. Тем более речь в фильме идет о России XIX века (Санкт-Петербург, 1860 г – так указано во вступительном титре), которая уж точно сегодня не в фокусе общественного внимания. Актерских работ тоже есть несколько интересных: Юлия Хлынина, например, сыгравшая не слишком большую, но важную роль княжны Тучковой, мне очень запомнилась, хотя по большому счету ей было играть особо нечего. Неплох и неузнаваемый поначалу Юрий Кузнецов.

В общем, мои переживания (я смотрел фильм, кстати, на позднем сеансе в столичном кинозале, в котором было человек двадцать) были больше именно болельщицкие, а не зрительские. Отчасти потому, что мне действительно небезразлично «наше кино», отчасти же потому, что как зрителя картина меня, в общем, так и не захватила. И отдавая должное ее создателям (режиссеру и сценаристу Мизгиреву, продюсерам Роднянскому и Мелькумову), я с сожалением должен констатировать, что пока, условно говоря, «наша спортивная команда проигрывает», ну или «спортсмен-одиночка не допрыгнул», кому какое сравнение больше нравится. Фильм оставляет совершенно спокойным, и очевидных причин у этого несколько.

Начать с того, что вся история, рассказанная в фильме – к сожалению, довольно искусственная и даже бессвязная, и у героя вообще нет никакой сквозной мотивации, проходящей через весь фильм. Например, до середины фильма он не знает, кто заказчик тех дуэлей, на которых он, выступая «сменщиком», хладнокровно убивает питерских бретеров. Он даже вырывает зуб своему поставщику заказов, чтобы узнать имя заказчика. А в конце фильма выясняется, что он, оказывается, приехал мстить тому самому заказчику, к которому полфильма проявлял полное равнодушие, хотя выяснить, что объединяет всех его жертв, легко можно было и без вырывания зубов – об этом во второй половине фильма просто «все говорят». В общем, история прихотливо петляет в потемках между некоторой стихийностью и предсказуемой «непредсказуемостью».

Операторская работа  и работа декораторов, с одной стороны, достойны уважения (как говорит один мой товарищ, «сколько труда вложено!»). А с другой – как-то все-таки озадачивает. Петербург, заливаемый уж слишком плотно идущим дождем и покрытый слишком кинематографичным слоем ненастоящей уличной грязи, выглядит, к сожалению, именно кинодекорацией – хотя грязи много, что есть, то есть. На мой архаичный вкус, оператор все-таки также чересчур злоупотребляет «нижней» и «верхней» точками съемки. От этого чувствуешь себя то лежащим на каком-то вылизанном полу, то подвешенным куда-то под потолок. Но, с другой стороны, когда видишь крупные планы актеров – начинаешь соглашаться: может быть, и действительно, лучше почаще висеть под потолком. Не то чтобы актеры плохо играют на крупных планах. Например, Владимир Машков в роли инфернального графа Беклемишева очень старается, но больше напоминает плюшевую куклу с измятым лицом. Его харизма еще как-то работает в ролях наших современников, но порочный граф XIX века из него такой же, как из толпы наряженных в костюмы оцепенелых статистов, стоящих вдоль стен – высшее общество. Исполнитель главной роли Петр Федоров мрачен, в перерывах между дуэлями хладнокровно  играет со смертью на людях (стреляя себе в голову в режиме «случайного выстрела») – но у него, как у героя Билла Мюррэя в «Дне сурка», никак не получается самоубиться, отчего и выражение лица у него такое же замороженное, как у Билла Мюррэя. Режиссер как бы пытается добыть человеческую глубину из неподвижной мимики главного героя, но чтобы ее оттуда добыть, надо ее все-таки сначала туда положить. А сценарий этого не предусматривает, к сожалению.

Фильм довольно плотно наполнен цитатами из любимых фильмов режиссера, и даже цитата из одного из фильмов продюсеров Роднянского и Мелькумова тоже есть: герой к концу фильма все чаще прикладывается к полупустой (чтобы можно было повыше и побеззащитнее запрокинуть голову) бутылке алкоголя, напоминая героя «Левиафана». Но разбирать цитаты неинтересно – они не особенно нужны картине и играют декоративную роль.

Единственное, что оправдывало бы рваную и полубессмысленную историю рассказанную в фильме, искусственность картинки, статичность и декоративность всех без исключения героев и полное равнодушие авторов к деталям и второстепенным персонажам – это если бы фильм был снят например, на основе комикса. Вот представить себе этот «несуществуюший комикс» как основу именно такого фильма – запросто, это даже интересно. Это, кстати, нисколько не в осуждение жанра комикса, комиксы и графические романы – это целый мир. Обычно «фильмы по комиксам» активно взаимодействуют с известными всем графическими произведениями, лежащими в их основе – и такое взаимодействие как раз и наполняет режиссерское решение какими-то смыслами. Но когда фильм напоминает несуществующий комикс, получается, что режиссер руководствуется каким-то одному ему видимым графическим видеорядом, и зритель может об этом только догадываться. Да и то лишь в том случае, если ему приходит в голову сравнить «Дуэлянта» с фильмами по комиксам.

В общем, «Дуэлянт» категорически рекомендуется к просмотру всем тем, кому интересно отечественное кино хотя бы как спорт. Пока результаты вполне скромные, и «Дуэлянт», к сожалению, тоже не допрыгнул до уровня просто хорошего кино, оставшись решительной попыткой такого прыжка. И наработка на копию примерно 80 000 руб (сколько и нарабатывают обычно отечественные фильмы) способна, может быть, даже и разочаровать. Но попытка на моей памяти не самая плохая: все-таки разговор о «чести и ее цене»  посреди сплошного киногвалта о «родине и величии русской истории» сегодня как-то начинаешь ценить хотя бы за сами эти слова. Ну и Юлия Хлынина в роли княжны Тучковой временами очень хороша.

Все статьи автора
Читайте также