Издательство «МИФ»

Александр Колчак и Иркутск как город его судьбы

Иркутск - город его судьбы. Через Иркутск лежал путь флотского лейтенанта Александра Колчака в полярную экспедицию, в Иркутске он венчался. Здесь в январе 1920 года бывший верховный правитель Российского правительства адмирал Колчак был выдан новым городским властям, а 7 февраля  расстрелян без суда. За минувшее столетие личность Колчака обросла множеством легенд: о его любви, о его смерти и о золоте. Об этом в материале на страницах Ъ. 

В поисках Земли Санникова

Исторический центр Иркутска на удивление хорошо сохранился. Последней войной в этих краях была Гражданская, в которой адмирал Александр Колчак оказался на проигравшей стороне. Мест, связанных с именем Колчака, в городе тоже сохранилось много.

На набережной Ангары (бульвар Гагарина), в районе пересечения с улицей Карла Маркса (бывшей Большой) стоит памятник императору Александру III. Он был заложен в 1902 году в честь завершения работ по постройке Транссибирской железной дороги и открыт в 1908-м. В честь Первомая 1920 года, через три месяца после расстрела Колчака, с пьедестала сняли бронзовую статую и бронзовые надписи «Императору Александру III» и «Благодарная Сибирь». В 1963 году на пьедестал установили бетонный шпиль, названный «Первопроходцам Сибири». Шпиль простоял 40 лет, после чего был демонтирован, а новый бронзовый император встал на пьедестал. В конце прошлого года пьяный иркутянин на Mercedes-Benz протаранил ограду памятника и повредил пьедестал. Когда потеплеет, памятник отремонтируют. До паники с коронавирусом на фоне Александра III постоянно фотографировались китайские туристы.

По левую руку от государя императора - замок красного кирпича в псевдомавританском стиле, который был построен для ВСОИРГО. В 1900–1902 годах Императорская академия наук снарядила экспедицию по исследованию Северного Ледовитого океана к северу от Новосибирских островов с целью поиска легендарной Земли Санникова. Возглавивший экспедицию барон Эдуард Толль верил в существование этой земли, северного полярного континента, Арктиды. Лейтенант Колчак участвовал в экспедиции в качестве магнитолога и гидролога.

Барон Толль писал в своем дневнике: «Наш гидрограф Колчак - прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции». Именем гидрографа барон назвал мыс на открытом во время экспедиции острове в Таймырском заливе Карского моря. Впоследствии и весь остров стал называться остров Колчак. В 1930-е годы он был переименован в остров Расторгуева (в честь другого участника экспедиции Толля), в 2005-м снова переименован - в остров Колчака (не остров Колчак, как первоначально).

В ходе поисков таинственной земли небольшая исследовательская партия во главе с бароном Толлем отправилась на остров Беннетта и пропала без вести. В 1903 году на поиски этой группы была направлена полярная спасательная экспедиция во главе с лейтенантом Колчаком. Перед экспедицией Колчак выступил с докладом в здании ВСОИРГО.

Полярная спасательная экспедиция Колчака продлилась семь месяцев, три из которых пришлось на санно-шлюпочный переход по Арктике. Ее участникам удалось найти только следы пребывания партии барона Толля на острове Беннетта, но не самого барона и его спутников, которые, судя по всему, погибли. В ходе экспедиции было сделано множество географических открытий. По ее итогам Колчак был избран действительным членом Императорского Русского географического общества, награжден высшей наградой общества - Большой Константиновской золотой медалью, а также орденом Святого Владимира IV степени.

Поискам экспедиции Толля и Земли Санникова был посвящен вышедшей уже в советское время (1926) роман Владимира Обручева «Земля Санникова». По идеологическим причинам имя Колчака называть было нельзя. Можно было писать так: «На кафедре, у стены, украшенной большими портретами сановных покровителей и председателей общества, находился морской офицер, совершивший смелое плавание в вельботе через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, оттуда не вернувшийся. Мужественное лицо докладчика, обветренное полярными непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада на кафедре и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами». В 1973 году по мотивам романа был снят фильм «Земля Санникова», пользовавшийся огромной популярностью. Фамилии «морского офицера с мужественным лицом» в фильме, разумеется, тоже не было. Заслуги Колчака в исследовании Северного Ледовитого океана в СССР не упоминались. С идеологической точки зрения мог существовать только один Колчак - ярый враг советской власти.

Сейчас в бывшем здании ВСОИРГО находится Иркутский областной краеведческий музей. На фризе высечены имена выдающихся исследователей Азии: Беринга, Крашенинникова, Миллера, Паласа, Норденшельда, Пржевальского и других. В 2007 году к ним добавилось имя Колчака.

Рядом с музеем находится несколько зданий Иркутского государственного университета. По одной из легенд, связанных с именем Колчака, именно он основал в Иркутске университет. Это не так. Университет в городе предполагалось открыть еще при царе, потом это пыталась сделать советская власть, а после ее падения летом 1918 года идею поддержало Сибирское временное правительство. Университет в составе историко-филологического и юридического факультетов официально открылся в октябре. Александр Колчак пришел к власти и стал верховным правителем 18 ноября 1918 года. Поэтому основать университет он никак не мог, но способствовал его развитию.

Между Арктикой и Японией

По стечению обстоятельств столичному жителю Колчаку пришлось венчаться не в Санкт-Петербурге, а в Иркутске. Первоначально планировалось, что свадьба Колчака с Софьей Федоровной Омировой состоится после возвращения жениха из экспедиции барона Толля. В ходе экспедиции один из островов Литке в Карском море получил имя невесты - остров Софии. А во время спасательной экспедиции Колчак назвал именем невесты еще и мыс на острове Беннетта.

Венчание состоялось после возвращения из второй экспедиции. Софья Омирова срочно вернулась с острова Капри в Санкт-Петербург, а оттуда вместе с отцом направилась в Иркутск. Свадьбу нельзя было откладывать: жених собирался отправиться на начавшуюся Русско-японскую войну.

Венчание состоялось в марте 1904 года в Михаило-Архангельском Харлампиевском храме. В народе эту церковь называли Морской, так как ее прихожанами были местные купцы-мореплаватели, военные и гражданские моряки. В 1930-е годы храм был закрыт и превращен в студенческое общежитие. В 1998-м здание было возвращено Иркутской епархии, церковь восстановлена. К 100-летию со дня гибели Колчака иркутские общественники планировали установить на церкви памятную доску, посвященную венчанию Колчака и Омировой, но по бюрократическим и финансовым причинам сделать это не удалось.

У Колчаков было трое детей. Две девочки умерли в раннем возрасте. Сын Ростислав родился в 1910 году. Последний раз Софья Колчак виделась с мужем в мае 1917 года, провожая его из Севастополя в Петроград. Ей удалось отправить на Запад сына, а в апреле 1919 года она сама уплыла из Крыма на английском военном корабле.

Пленник

В конце 1919 года в Центральной Сибири произошло антиколчаковское восстание организации «Политический центр» («Политцентр»), главную роль в которой играли сибирские эсеры. 24 декабря чехословацкий корпус взял под негласный арест поезд с верховным правителем Колчаком под предлогом его защиты от восставших. 4 января в Нижнеудинске Колчак сложил полномочия верховного правителя, передав их генералу Антону Деникину. «Политцентр» пришел к власти 5 января 1920 года. 15 января чехи с санкции представителя союзников французского генерала Мориса Жанена выдали Колчака представителям «Политцентра». Вместе с Колчаком был выдан председатель Всероссийского правительства Виктор Пепеляев.

По этому случаю был составлен «Акт приемки бывшего Верховного правителя адмирала А. В. Колчака и бывшего председателя Совета министров В.  Н. Пепеляева комиссией Иркутского Политического центра у чехословацкого командования»: «15 января 1920 года мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт в том, что сего числа в 9 часов 55 минут по уполномочию Политического центра приняли от командира 1-го батальона 6-го полка майора Кравака в присутствии дежурного офицера поручика Боровички бывшего Верховного правителя адмирала Колчака и бывшего председателя Совета министров Пепеляева». Под актом подписи: член «Политического центра» Моисей Фельдман, помощник командующего Народно-Революционной армией капитан Александр Нестеров, уполномоченный «Политического центра» при штабе Народно-Революционной армии Владимир Мерхалев, начальник гарнизона города Иркутска есаул Михаил Петелин.

Похожую бумагу составил для себя и чешский подпоручик Боровичка (по ошибке названный в русском документе поручиком). Колчака и Пепеляева на двух автомобилях отправили под вооруженным конвоем в Иркутский тюремный замок.

21 января «Политцентр» передал всю полноту власти в городе Иркутске и губернии Иркутскому большевистскому военно-революционному комитету. Вместе с властью большевикам были переданы Колчак и Пепеляев.

В тот же день состоялся первый допрос Колчака чрезвычайной следственной комиссией, созданной еще «Политцентром». Последнее, девятое заседание чрезвычайной комиссии (девятый допрос) состоялось 6 февраля. Колчака и Пепеляева расстреляли рано утром 7 февраля.

Заседания суда в промежутке не было. Тем более что 17 января 1920 года советское правительство отменило смертную казнь. Судьбу Колчака определил не суд, а записка Ленина, направленная заместителю председателя Реввоенсовета Эфраиму Склянскому для передачи шифром члену РВС 5-й армии председателю Сибревкома Ивану Смирнову: «Шифром. Склянскому: Пошлите Смирнову (РВС 5) шифровку: Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин. Подпись тоже шифром… Беретесь ли сделать архи-надежно?»

Получивший шифровку из Москвы Смирнов дал указание председателю Иркутского военно-революционного комитета Александру Ширямову расстрелять Колчака и Пепеляева. Сложно сказать, насколько архинадежно получилось, но существует «постановление Иркутского ВРК», написанное и подписанное якобы до расстрела. В этом документе необходимость расстрела объясняется как раз опасностью белогвардейского заговора. Заканчивается постановление корявым с точки зрения русского языка предложением: «Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв».

Пишут как очевидцы

В СИЗО-1 Иркутска действует музей истории тюремного замка с мемориальной камерой Колчака. Сайт музея сообщает: «Историки утверждают, согласно архивам и дошедшим до нашего времени преданиям, именно в пятой камере в 1920 году содержался адмирал Александр Васильевич Колчак». В камере представлены предметы, полагавшиеся арестанту: нары, скамейка, умывальник, керосиновая лампа, миска, кружка, ложка. Арестант представлен восковой фигурой. Поскольку музей находится на территории тюрьмы, просто войти в него с улицы и купить билет нельзя. Требуется подавать заявку за несколько дней и договариваться о времени посещения. Проще всего попасть в музей, купив билет на готовую экскурсию в краеведческом музее - том самом здании, в котором гидрограф Колчак читал лекции о полярных экспедициях.

От музея можно пешком дойти до Знаменского женского монастыря. В сквере перед ним стоит единственный в России памятник Колчаку. Он был установлен в 2004 году, вызвав много споров, как и другие попытки увековечить память бывшего верховного правителя.

В 2018-м Кировский районный суд Иркутска отказал в иске группе жителей города, требовавших демонтировать памятник, памятную доску на иркутском железнодорожном вокзале и надпись на фризе краеведческого музея.

Казнь Колчака и Пепеляева напоминает арест Берии: существует множество воспоминаний непосредственных участников, противоречащих друг другу. Противоречия касаются места расстрела, точного времени расстрела, размеров и расположения проруби, в которую были спущены трупы убитых. Но больше всего расходятся показания о личности непосредственных участников расстрела и об их числе.

Расстрельная команда состояла то ли из 7–8 человек, то ли из 15 - смотря какого мемуариста слушать. Общее руководство казнью осуществлял председатель следственной комиссии по делу Колчака Самуил Чудновский, а расстрельной командой руководил начальник гарнизона и комендант Иркутска Иван Бурсак. Только они поставили подписи под записью о приведении приговора в исполнение.

При расстреле также могли присутствовать: глава ВРК Александр Ширямов, члены РВК Михей Ербанов и Михаил Левенсон, комендант тюрьмы поручик В. Ишаев, врач Федор Гусаров. О своем участии в расстрельной команде вспоминал красногвардеец Ваганов. Ваганов называл фамилию Касаткин, более нигде не встречающуюся. Также известны фамилии еще нескольких красногвардейцев - Ботов, Силуянов и Припузов.

Путаясь в показаниях, мемуаристы сходятся в одном: адмирал Колчак принял смерть мужественно и спокойно. Перед уходом из тюремной камеры на смерть он сказал: «Передайте жене в Париж, что я благословляю сына».

От памятника адмиралу совсем близко до поклонного креста, установленного на берегу напротив того места, где трупы Колчака и Пепеляева были спущены под воду.

Последний подвиг адмирала

Множество слухов и легенд связано с «золотым эшелоном» - поездом, в котором находился золотой запас России, так называемым золотом Колчака.

В день гибели адмирала Колчака 7 февраля в Иркутске состоялась презентация фильма «Последний подвиг адмирала. Правда о золотом запасе Колчака». Фильм содержит сенсационные подробности о судьбе золота. Автор фильма журналист и кинодраматург Александр Голованов дал интервью Ъ.

- Тайна золота Колчака наконец раскрыта?

- Многочисленные легенды про спрятанное или потерянное золото Колчака ходят уже давно. Например, было такое произведение соцреализма - фильм «Золотой эшелон» (1959). Еще было множество самозванцев. Всевозможные герои-подпольщики, герои-партизаны, из которых никто и близко не был возле золотого запаса и возле Колчака, заявляли, что это они освобождали, захватывали и спасали золото. Все это делалось ради субсидий, пособий, путевок в санатории, льгот на жилплощадь. А уже в наше время по телевизору показывали какой-то вагон, якобы лежащий на дне Байкала, какие-то шахты в тайге, где может быть золото Колчака. Так вот интереснее всего в этом вранье, как говорил Воланд, то, что это вранье от первого до последнего слова. Ни в Байкале, ни в тайге ничего нет.

- А где есть?

- Я просто обалдел, когда в государственном архиве Иркутской области впервые увидел документы, о которых говорится в моем фильме: рутинные, без всякой революционной романтики документы. Переписка Иркутского ревкома с чешским командованием о допуске к «золотому эшелону».

Золотой эшелон» стоял на станции Иркутск-Пассажирский. Колчак был уже убит, а золотой эшелон стоял под непробиваемой охраной: станцию сторожил батальон чешского легиона плюс два бронепоезда. Даже теоретически ни у кого не было возможности что-то из него украсть. Чехи сначала письма игнорировали, но потом допустили Ревком к эшелону. Большевики привлекли банковских специалистов. Была создана совместная чешско-советская комиссия. Эта комиссия села считать золото, платину и серебро.

- Сколько насчитали?

- Всего было 317 тонн золота в слитках, дисках и монетах, а еще были вагоны с платиной и серебром. Комиссия считала содержимое эшелона долго - примерно месяц. Объем работы был большой, а люди в комиссии были скрупулезные, все делали очень старательно: сосчитали, перегрузили, что отражено в документах. На самом деле золото перегрузили «из больных вагонов» - так написано в советско-чешском акте - в исправные вагоны, купленные еще омским правительством Колчака, и 20 мая 1920 года они были в Москве. Золото пополнило баланс ленинского совета народных комиссаров. Вот и вся история.

- И вообще ничего не пропало?

- Пропало, но относительно мало. Еще до выдачи Колчака, когда эшелон стоял на станции Тыреть, кто-то вскрыл один вагон и украл 13 ящиков. Следствие не смогло обнаружить виновных. С точки зрения общего объема эти 13 ящиков - так, мелкая кража. Это меньше 100 кг. Остальное золото прибыло в Иркутск, было благополучно пересчитано и проследовало в Москву. Частично пропало и золото, предназначавшееся для оплаты военных поставок для колчаковского правительства. Часть одного транша захватил атаман Семенов. Также Япония и другие союзники фактически присвоили часть предоплаты за военные поставки, когда у Колчака ситуация стала совсем плохой. Ничего не прислали, а деньги оставили себе.

Тем не менее большая часть золота досталась большевикам. Морис Жанен, главнокомандующий войсками союзников в Сибири и на Дальнем Востоке, предлагал Колчаку взять золото под охрану и перевезти во Владивосток. Но Колчак, что свидетельствует о его мощном аналитическом уме, уже тогда знал цену так называемым союзникам. Он справедливо решил, что из двух зол - союзников и большевиков - нужно выбирать меньшее. Пусть лучше золото получат большевики, потому что так оно останется в России, большевики могут переродиться, с ними что-то может произойти. И этим решением адмирал Колчак окончательно подписал себе смертный приговор.

Давнишняя хорошая знакомая

В нескольких домах от краеведческого музея все на той же улице Карла Маркса (бывшая Большая) находится Иркутский академический драматический театр имени Н. П. Охлопкова. В 1998 году на его сцене состоялась премьера спектакля «Звезда адмирала» по пьесе иркутского журналиста и писателя Сергея Остроумова. В 2005-м театр впервые показал новую постановку по пьесе этого же автора «Встречи с адмиралом Колчаком». Роль адмирала Колчака в этой постановке играл народный артист РСФСР Георгий Тараторкин, специально приезжавший на спектакли из Москвы. А в 2006 году спектакль показали в Москве на сцене Театра имени Моссовета, в труппе которого состоял Тараторкин. Московские газетчики получили возможность развлечься заголовками вроде «Колчак идет на Москву», а иркутские - помечтать. «Спектакль о Колчаке, возможно, увидит Путин». Путин спектакль не увидел, но Колчак Москву взял. В 2008-м был выпущен в прокат кинофильм «Адмирал» с Константином Хабенским в главной роли, а годом позже была показана телевизионная десятисерийная версия «Адмирала».

Во всех этих произведениях сильная любовная линия, основанная на настоящих событиях и чувствах. В 1915 году в Гельсингфорсе (сейчас - Хельсинки) Колчак познакомился с Анной Тимиревой, женой контр-адмирала Сергея Тимирева. В 1918 году Тимирева развелась с мужем и стала гражданской женой Колчака. В Омске у нее была должность переводчицы отдела печати при управлении делами Совета министров и верховного правителя. Также она работала в мастерской по шитью белья. Во время ареста Колчака Тимирева добровольно пошла под арест вместе с ним.

Ростислав Александрович Колчак, сын адмирала, говорил об этой истории так: «Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!»

Из протокола первого допроса адмирала Колчака:

Колчак: Я женат формально законным браком, имею одного сына в возрасте 9 лет… Моя жена Софья Федоровна раньше была в Севастополе, а теперь находится во Франции. Переписку с ней вел через посольство. При ней находится мой сын Ростислав.

Попов: Здесь добровольно арестовалась г-жа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак: Она моя давнишняя хорошая знакомая; она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам - больным и раненым… Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

Попов: Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы не имеем права зафиксировать этого?

Колчак: Нет.

На следующий день после ареста Тимирева пишет тюремному начальству записку:

«16 января 1920 г. Прошу разрешить мне свидание с адмиралом Колчаком». Следующая сохранившаяся записка Тимиревой выглядит так: «Прошу передать мою записку в вагон адмирала Колчака. Прошу прислать адмиралу: 1) сапоги; 2) смены 2 белья; 3) кружку для чая; 4) кувшин для рук и таз; 5) одеколону; 6) папирос; 7) чаю и сахару; 8) какой-нибудь еды; 9) второе одеяло; 10) подушку; 11) бумаги и конвертов; 12) карандаш.

Мне: 1) чаю и сахару; 2) еды; 3) пару простынь; 4) серое платье; 5) карты; 6) бумаги и конверты; 7) свечей и спичек.

Всем Вам привет, мои милые друзья. Может быть, найдется свободный человек, который мне принесет все это, из храбрых женщин.

Анна Тимирева. P.S. Сидим в тюрьме порознь».

Сохранилась и записка Колчака Тимиревой, которую тюремщики не передали по назначению, но подшили в личное дело адмирала:

«Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не понимаю, что значит «в субботу наши прогулки окончательно невозможны».

Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи, единственное, что меня тревожит. О себе не беспокоюсь - все известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать... Пиши мне. Твои записки - единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя... До свидания, целую твои руки».

В мемуарах Самуила Чудновского сообщается, что перед расстрелом Колчак попросил о свидании с Тимиревой (которую чекист Чудновский почему-то называет «княжной Темиревой»). В последней просьбе смертнику было отказано.

14 февраля 1920 года Анна Тимирева пишет очередное заявление: «Прошу Чрезвычайную следственную комиссию мне сообщить, где и в силу какого приговора был расстрелян адмирал Колчак и будет ли мне, как самому ему близкому человеку, выдано его тело для предания земле по обрядам православной церкви...» Резолюция на письме: «Ответить, что тело Колчака погребено и никому не будет выдано».

После расстрела Колчака Чрезвычайная следственная комиссия приняла решение оставить Тимиреву под стражей, чтобы закончить ее допрос. Анну Тимиреву выпустили на волю в честь третьей годовщины Октябрьской революции. Она жила на улице Карла Маркса, в доме 39. Дом сохранился. В мае 1921-го ее арестовали снова. Тюрьмы, ссылки, высылки, аресты. После ареста в 1938 году она была осуждена на восемь лет лагерей.

В том же году расстреляли ее сына от брака с Сергеем Тимиревым. Одним из пунктов обвинения было то, что он «пасынок Колчака».

В 1949-м Тимирева была арестована повторно, после года в тюрьме была выслана в Енисейск. Ее реабилитировали только в 1960 году, после чего она поселилась в Москве. Умерла в 1975 году.

Вдова адмирала Софья Колчак умерла в Париже в 1956 году. Ростислав Колчак, умерший в 1965-м, похоронен рядом с матерью на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Внук адмирала Александр Ростиславович Колчак, карикатурист и джазмен, умер в Париже в прошлом году. После его смерти архив Колчака был выставлен на аукцион, продан за €3 млн и вернулся в Россию. Документы будут храниться в Доме русского зарубежья, Государственном архиве Российской Федерации и у частных коллекционеров. Александр Филипп Джордж Колчак III, правнук, живет в Бруклине.

Алексей Алексеев, Иркутск, Ъ

На фото: отель «Метрополь» на улице Луговой (ныне Марата), где перед венчанием ночевал Александр Колчак с отцом Василием Ивановичем. Фото из открытых источников.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

08.02.2020


Новости партнеров

Вокруг Колчака