Федор Кудряшов: не скажу, что поменялся до конца, но иду к этому

Федор Кудряшов переехал в Турцию в феврале 2019-го, быстро влился в состав команды "Истанбула" и чуть не стал чемпионом. Потом были полгода в «Сочи», после которых защитник снова поехал в Турцию – в «Антальяспор». За него Федор выступает уже год – позади 38 матчей в чемпионате. Больше в карьере было только за «Терек». Федор встретился с Александром Головиным, который ведет блог на Sports.RU, "Глагол" публикует отрывки из интервью. 

«Антальяспор» – середняк лиги (9-е место из 18 в прошлом сезоне, 9-е из 21 – в этом сезоне). Головин приехал к Кудряшову в Анталью и узнал, зачем в 32 срываться из России туда, где о тебе никто не знает.  

– Мне всегда хотелось поиграть в Англии. Даже в Чемпионшипе, не надо в Премьер-лиге. Этот чемпионат нравился из-за интенсивности, поддержки трибун, скоростей, иногда там случается безбашенный футбол. До сих пор смотрю только Англию.

За карьеру каждый футболист слышит много новостей, что им якобы кто-то интересуется. Хотя на самом деле это не предложение, а просто кто-то подумал вслух. К такому нужно спокойно относиться, жить сегодняшним днем и делать работу как можно лучше.

Кстати, в Турции я частично получил то, чего хотел от Англии – насыщенный сезон. Этой зимой мы играем как в АПЛ – через два дня на третий, через три – на четвертый. С 14 декабря по 16 января провели 12 матчей, и это круто. 31 декабря прилетела семья, а я уже 1-го улетел на игру в Стамбул.

– Подожди, в России футболисты постоянно жалуются, что устали, хотя играют 30 матчей в год. Ты не такой?

– Ха-ха, нет. Мне больше нравится играть, чем тренироваться. Для тренера такой режим, наверное, тяжелый: не можешь наиграть связи и схемы, но для футболиста так намного лучше.

– Ты уже был на чемпионате мира, а тут мог поиграть в Лиге чемпионов. Вместо этого пошел в «Сочи».

– Как раз во время чемпионата мира понял, что сборная – огромная честь. Эти чувства не передать. Я радуюсь, даже когда меня просто вызывают в команду. Поэтому хочу играть в ней так долго, насколько позволит здоровье и игра. Ну, и если меня захотят там видеть.

Но тогда выбрал «Сочи», где за полгода у меня мало что получилось. Поэтому ради сборной снова сменил клуб. Контракт был еще на полгода, но смысл сидеть или требовать деньги? Я очень хотел попасть на Евро. Спасибо руководству, что они не стали препятствовать. Хотя могли просить за меня деньги, не разрывать контракт.

– На сколько ты упал в деньгах по сравнению с Россией?

– Почти в два раза. Но я ни о чем не жалею.

– Был условный миллион, а перешел на 500 тысяч евро?

– Да.

– Цифры я назвал правильные?

– Плюс-минус.

– Ты игрок сборной, у тебя заветный русский паспорт, хорошая репутация. На два года спокойно бы подписали.

– Возможно, но я хочу не просто получать деньги, а играть и получать удовольствие. Я не могу прийти в команду ради денег. Хорошо знаю себя: если я не получаю удовольствия от работы, то начинается не депрессия, но плохое настроение. Я не жалею, что уехал из России. Чувствую, что в Турции я стал сильнее...В целом Турция ­– классный чемпионат для индивидуально сильных ребят. Здесь можно развиваться. Не просто так много турецких футболистов играют в Европе. За Турцией приглядывают.

– Со спины я тебя вообще не узнал. Во-первых, очень похож на турка. Во-вторых, футболисты обычно не носят деловые костюмы. Это клубный?

– Нет, мой. В декабре решил кардинально поменять стиль. Наверное, ментально повзрослел, пришел к тому, что нужно все-таки одеваться по возрасту. Мне только 33, но постоянно ходить в спортивном или в молодежном больше не хочу.  Еще недавно носил кроссовки, джинсы, футболки, какие-то штаны с мотней. В один момент появилась идея от всего сразу избавиться. Супруга уговорила подождать, сказала, что через время, возможно, вернусь к той одежде. Оставил полежать – время покажет.

– Этот стилевый пиджак выбирала жена?

– Нет, ездили в магазин с сестрой. Она живет в Анталье, я предложил: «Хочу купить костюм, поехали со мной». Она привезла в место, где купил сразу несколько вещей. Не поверишь: взял костюм, три водолазки, еще один костюм, две пары обуви и отдал 45-50 тысяч рублей. В России это возможно? А тут купил одежду, в которой теперь буду ходить всю зиму. В которой мне удобно и хорошо.

– Какого бренда твой костюм?

– Турецкая фирма Damat. Сестра сказала, что там все хорошего качества, подгоняют под тебя. Так и получилось – чуть-чуть только подшили. Люблю универсальные модели. В сборной сейчас такой же удобный бренд: привезли на примерку, мне все сразу подошло, даже ничего не пришлось подшивать. А до этого в 2017-м несколько раз подшивали, и многим все равно не подошло.

– В чем еще выражается твое взросление, кроме смены гардероба?

– Стал больше учиться, вкладывать в себя, в свое развитие. Футбольная жизнь короткая, нужно иметь представление, чем ты будешь заниматься после. Правда, я до сих пор четко не понимаю, но знаю, что это будет не футбол. Я не хочу работать в футбольной сфере и вообще не хочу иметь никакого отношения к футболу. Планирую пойти в другом направлении. Хорошо, что рядом есть друзья-товарищи, у которых учусь, комплексно развиваю себя.

– Нефутбольная деятельность уже приносит больший доход, чем футбольная?

– Пока нет, но стремлюсь к этому. Для этого и занимаюсь саморазвитием, учусь.

– Футболисты по-разному распоряжаются деньгами: кто-то откладывает половину зарплаты, кто-то – 80%. Сколько ты?

– Последние четыре-пять лет – практически все, если не учитывать большие покупки вроде квартиры. Но они случаются редко, а сейчас этот момент я даже переосмыслил и, например, отказался от квартиры. В Москве у нас есть квартира, но семья живет в Сочи. В прошлом году супруга купила там, но я уговорил ее продать, не делая ремонт. Продолжим жить в съемной. Она долго сопротивлялась, но я сумел объяснить, что мы грамотно распорядимся деньгами за продажу.

– Можно было сдавать – она бы приносила доход.

– Понимаю, но у жены уже есть две квартиры в Москве. Мы купили их, сделали ремонт, она сдает. На мой взгляд, это небольшой доход. Приходится что-то ремонтировать, какую-то мебель менять – это постоянные расходы. Если есть возможность зарабатывать больше, то я хочу зарабатывать больше.

– Три последние книги, которые на тебя повлияли?

– «Семь навыков высокоэффективных людей». Она о развитии, о том, что нужно поменять в себе, чтобы взаимодействовать с окружающими. Из художественной литературы – «Атлант расправил плечи». Не последняя, но которая тоже повлияла и понравилась, – «Три чашки чая».

Раньше казалось, что мне всего в жизни хватает. Сейчас семья осталась в России, появилось больше свободного времени, которое не хочу тратить впустую. Время уходит, а вокруг появляется много новых возможностей для заработка, образования. Хочется их не упускать.

Наверное, я давно хотел поменять мышление, отношение к каким-то моментам, но была лень: завтра, послезавтра. Сейчас понимаю: если чего-то хочешь, делай сейчас, нельзя откладывать. Пришел к тому, что для того, чтобы что-то изменить в жизни, нужно измениться самому. Понял: если в себе что-то поменяю, то мое мировоззрение и ситуация вокруг меня поменяется.

– До этого было ощущение, что живешь неправильно?

– Не неправильно, а неполно. Всегда находил моменты, которые можно изменить, которые зависят только от меня. Не скажу, что поменялся до конца, но иду к этому. Могу объяснить на примере семьи. Со временем стал лучше слышать свою супругу, детей. Теперь пытаюсь именно понять их точку зрения, а не так, как мы обычно делаем в семье. Обычно мы используем свой опыт, не пытаясь понять, как думает наш ребенок. Например, говорим: «Вот у меня в детстве было так». Но на самом деле сейчас совсем другое время. И нужно, во-первых, понять, чего ребенок хочет, а потом уже давать совет или ругать. Хотя стараюсь не ругать ребенка, потому что хочу получить обратную связь, хочу, чтобы ребенок мог со мной поделиться тем, что у него внутри. Неважно, что это.

Если не мы, родители, то кто еще может выслушать ребенка так, как ему хочется? Если мы не услышим, то никто не услышит.

– Про семью понял. Что еще изменилось?

– В профессиональном плане меньше зацикливаюсь на неудачах. Прошла игра – удачная или неудачная, – провожу быстрый анализ и иду дальше. Сейчас я уже в том возрасте, когда сразу понимаю ошибки. Раньше, наоборот, сильно переживал. Супруга не даст соврать: иногда по два-три дня ходил без настроения, думал о чем-то своем.

– На сколько лет ты себя сейчас чувствуешь в плане физики?

– На 26-27. Правду говорю – в 28 лет я себя чувствовал хуже, чем сейчас. Но для этого приходится не только тренироваться, но и менять питание. Хотя не пришлось, а в удовольствие.

Я практически исключил сладкое, хотя любитель – и на некоторых фотографиях видно, как я люблю сладкое. Мучного стало меньше, перестал есть мясо. С мясом просто так для себя решил. В один момент подумал: дай попробую. 1 сентября 2019 года перестал, и пошло-поехало. После матчей в Турции игрокам заказывают еду, чтобы они восполнили потерю энергии и углеводов: мясо, пиццу с чем-то. Мне заказывают отдельно – что-то веганское. В клубе уже привыкли к этому. Иногда, правда, могу съесть курицу, но в основном питаюсь рыбой. Кстати, сейчас в «Антальяспор» пришел новый тренер, который очень серьезно относится к питанию. Теперь каждые две недели измеряют жировую.

– Ощущение, что в 33 ты далек от завершения карьеры. Сколько готов еще играть?

– Три-четыре года точно смогу. В этом плане в Турции хорошо: здесь никто не смотрит в паспорт, смотрят на твои кондиции, на то, как ты играешь. Недавно мы разговаривали с руководством, они хотели бы продлить меня минимум на два года.

В целом я готов, но есть нюансы – семья, которая в Сочи. Хотя супруга сказала, что переедет к Анталью, если я продлю контракт, но здесь до сих пор все закрыто. Не работают школы, гайки подзатянули, люди устали. Если бы не это, она бы ко мне давно переехала.

– Ты поселился у моря?

– Да, прямо на набережной. Анталья – почти русский город, здесь много не только русских, но и русскоговорящих турков. В этом плане легче, даже если сравнить со Стамбулом. Ментально сильно не закрепощаешься, все рядом, все свои. А мой район вообще считается самым русским. Он давно начал застраиваться, сестра уже 13 лет живет – в трех минутах от меня вглубь. И она говорит, что здесь с самого начала покупали русские, теперь их еще больше.

Кстати, для иностранцев здесь другая цена на покупку и аренду. Лучше, чтобы сначала о стоимости договаривался турок, говорил, что хочет для себя. Плюс турки умеют торговаться, у них это в крови. Иностранцы не торгуются, и их наеживают только так. Лично в этом убедился.

Когда снял квартиру, она была без мебели. Пришли в магазин вроде нашего «Леруа Мерлен» с родной сестрой и ее мужем – он турок. Они давно познакомились на отдыхе, уже дочке девять лет. В магазине везде ценники. В России, если есть ценник, ты ведь не будешь просить скидку, тебе скажут: «Дурак, что ли? Все по ценнику»

В Турции не так. Тут весь комплект стоил 20 тысяч лир, а муж сестры начал качать: «Какую скидку сделаете?» – «За 18 тысяч отдадим». – «Нет, мы тогда в другой магазин пойдем». – «Тогда 16 тысяч давайте». – «Нет, в другом магазине дешевле смогу». В итоге ушли, ему позвонили: «Ладно, мы согласны, давай за 14» – «Нет, мы уже уехали, возьмем в другом месте». То есть ему скинули 30-40%, а он из принципа повел в другой, потому что знал, что могли скинуть еще. При этом я во время разговора молчал, сестра сказала: «Ничего не говори, он все сам сделает».

– Другие необычные традиции встречал?

– На дорогах, как в Европе, машины уезжают вправо. Левая полоса свободна для тех, кто быстро едет. Бывает, кто-то забудется, фарами поморгаешь – они уезжают. Не так, как в России: «Кто-то сзади едет? По фигу, пусть сам обгоняет справа, я никуда не подвинусь».

Сильное впечатление производит исполнение гимна. Чувствуется патриотизм, что они любят страну. Даже сейчас при пустых трибунах. Вместо болельщиков поют полицейские, обслуживающий персонал – в один голос перед каждой игрой, просто нереально. Наверное, это идет со школы. У них традиция: в понедельник перед началом уроков они выстраиваются перед школой и поют. То же самое в пятницу после последнего урока.

В пандемию случались трех-четырехдневные локдауны, когда были закрыты даже магазины. В эти моменты по районам ездили машины, которые бесплатно раздавали хлеб и овощи. Любой мог взять их, не только пенсионеры. Но палку с карантином все равно перегнули – люди устали.

– Сейчас ты в восторге от Турции. 

– А что я терял? Да, в Турции я зарабатываю почти в два раза меньше, но я хотел получать  больше удовольствия от игры. И сейчас получаю его. Отсюда у меня больше возможностей попасть на чемпионат Европы со сборной, чем если бы остался в «Сочи». Рад, что в итоге так сложилось. Что в последний момент не дал заднюю. Наверное, сказалось, что все случилось быстро, без обдумываний.

– Ты не боишься перемен и крепко стоишь на земле – это круто. Какими качествами для этого надо обладать?

– Уверенность в себе – что я могу и сделаю. Надо идти к цели, ни на что не обращая внимания. Упертость и характер у меня с детства. Заложили родители и первый тренер – Валерий Михайлович Подгорный, с которым до сих пор постоянно спорю. Он меня никогда не хвалил за те семь лет, что мы работали вместе. Только в конце, когда я в 15 лет сыграл за «Сибиряк» из Братска, он впервые сказал: «Молодец».

Фото Sports.RU

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

11.02.2021


Новости партнеров