Александр Соболев: От тюрьмы да от сумы, говорят, не зарекаются

«Братан, я на свободе никому не нужен. После отсидки поныкался недельку, потом в мороз зашел в магазин, взял дорогой вискарь, колбаски, охранника по морде для важности разок ударил, на крылечке все распил и тут же ментов дождался, чтобы назад домой на зону вернуться».

«Дмитрий Иванович, да вы что, он же пять лет отсидел. Давайте не будем его на работу принимать».

«Пацаны, у меня дядька на днях с зоны вышел. Пошли сегодня пивка попьем, тема классная есть лоха одного отжарить».

Круглый стол по теме ресоциализации осужденных провела Уполномоченный по правам человека  Светлана Семенова. Она проделала гигантскую работу по анализу лучших практик на территории РФ и предлагает комплексную законодательную инициативу у нас в регионе. 

11 тысяч человек находятся в местах заключения в Иркутской области. Каждый год три тысячи человек освобождаются и две тысячи остаются жить у нас. Да, да, а иногда прямо в вашем подъезде.

Тем, кому совсем некуда идти, получают чистую кровать и трехразовое питание в «Обереге». Стараемся дать им тот минимум социальной и юридической помощи, чтобы опять не скатиться на криминальный путь от безысходности. Одно из самых тяжелых для нас направлений благотворительной работы.

Люди разные. Как правило, немногословны, привыкшие к режиму и порядку, с повышенными требованиями к своей гигиене и людям, которые живут с ними в комнате (это я в сторону наших бездомных, которых палками иногда в душевую загонять приходится). Многие стараются быстрее найти работу, встать на ноги, быстрее съехать в свой угол. Не чураются приработков, помогают нам с ремонтами, дежурствами на кухне.

Бывают и другие, для которых «красть не грешно» и «живу по арестантским законам». Да, мы для них «лохи», «учить меня не надо как правильно, я сам кого хош научу». Бывают с зашкаливающим уровнем агрессии после отсидки, говорят не всё на зонах строится на принципах добра и сострадания.

Люди разные. От тюрьмы да от сумы, говорят, не зарекаются. «Оберег» в любом случае на принципах милосердия всегда протянет руку помощи, и уже подопечный сам сделает выбор, как этой помощью распорядиться. В душу плюют много, но мы привыкшие, нас это никогда не остановит, мы так же искренне протянем руку помощи следующему, постучавшему в дверь «Оберега».

Плодотворно пообщались с коллегами. У нас официальный договор с ГУФСИН, работаем с пятнадцатью исправительными колониями из шести субъектов РФ. Минобр старается подучить освободившихся, минтруда - оперативно подыскать им работу, у минсоца своя широкая программа помощи. Полиция осуществляет административный надзор, чтобы не хулиганили, предприниматели говорят о возможных мерах поддержки, если будут созданы рабочие места для бывших заключенных. 

При все уважении к коллегам и тех гигантских усилиях, которые мы все делаем, я позволил себе прямо с трибуны оценить работу в целом как неудовлетворительную. Более 60 % осужденных вновь совершают преступления. Общество боится и не любит бывших зэков, они не любят нас. Колючая проволока разграничения, между нами, не исчезает даже после выхода на волю. Она в наших умах, в нашем отношении - именно в ней я вижу главную проблему.

Уже почти 400 бывших заключенных хотя бы на один день получили приют в стенах «Оберега» за семнадцать лет работы фонда.

Автор: Александр Соболев, директор благотворительного фонда «Оберег»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

12.11.2021


Новости партнеров