Издательство «МИФ»

Иркутскость - это когда все против всех

Чудесный город! Наличники просто прелесть. Спасибо за экскурсию! Очень понравилось.

Офигеть, ничего подобного в Европе не увидишь.

Спасибо за умопомрачительные фото, буду показывать голландцам, что такое Сибирь.

Иркутск - крутейший город!

Деревянные дома привели в восторг!

Красивый город, спасибо за прогулку.

Какая красота! А наших всё по Доминиканам черти носят в поисках красот :).

Дивный город! Очарована! Оказывается, наши города - просто драгоценности!

Какой красивый позитивный город!

Так про Иркутск говорят гости города. И так об Иркутске почти не говорят местные жители. Иркутскость - это когда все против всех. Это не политика. Это жизнь. Корреспондент "Пятницы" Елизавета Старшина попыталась разобраться в этой иркутскости..."Глагол" может соглашаться или не соглашаться с автором, но решил познакомить с текстом своих читателей почти без купюр. 

Год назад один столичный эксперт поделился удивительным наблюдением. По его словам, в Иркутске есть очень много "активных мощных людей", которые сами обесценивают свой город. К сожалению, анализ событий последнего времени подтверждает эту мысль: любая полезная инициатива, любой нестандартный проект, направленный на развитие, сталкивается с агрессивным неприятием и отрицанием иркутян.

Наиболее ярко этот феномен проявился в истории со 130-м кварталом. До реконструкции территория между улицами 3 Июля, Седова и Кожова представляла собой жалкое зрелище: ветхие бараки, разруха, грязь, удобства во дворе. Позор города… Наверное, эти руины стояли бы до сих пор, если бы не воля и решительность губернатора Дмитрия Мезенцева. Сегодня "Иркутскую слободу" называют визитной карточкой Иркутска, хотя получилось не совсем так, как задумывалось. Потому что большая часть объектов - новодел, потому что не получилось с амфитеатром. Но квартал есть. Квартал живет своей жизнью. И главное - несмотря на недочеты, проект регенерации получил признание на федеральном уровне.

Но что для иркутян мнение профессионалов? У нас сказать о квартале что-то хорошее считается дурным тоном. То и дело возобновляются дискуссии о роли 130-го квартала, о том, что изменилось с его появлением. И есть немалая группа людей - лидеров общественного мнения (сокращенно - ЛОМы), которые говорят о квартале как  "суррогат", "фуфло", "дешевка", "китч", "катастрофа", "бутафория". И кофе там отвратительный, и еда паршивая, и реклама аляпистая, и гопота, и бабр ужасный… Предлагают все снести, сравнять с землей, сжечь дотла.

Главная претензия - все ненастоящие, "новодел". А надо было разобрать каждый дом по бревнышку, после аккуратно вернуть на место и сверху накрыть стеклянным саркофагом… Разумеется, это идеальный вариант. Но что делать, когда про­гнившие бревна рассыпаются в труху? Ждать, когда появятся волшебные технологии превращения трухи в целые бревна или воссоздать по чертежам точную копию? Наверное, пока существует память места, лучше воссоздать. А то ведь землю быстренько приберут к рукам девелоперы под 20-этажную новостройку.

Сейчас энергия отрицания направлена на проект "Иркутские кварталы", который наследует идеи 130-го. Цель - вдохнуть новую жизнь в улицы, ведущие к Центральному рынку (Седова, Тимирязева, Карла Либкнехта, Горная, Подгорная, Коммунаров). Долгое время эта территория обслуживала "шанхайку", и многие дома были изуродованы профнастилом, а усадьбы превратились в контейнерные склады. Важный момент: проект реализуется за счет частных пожертвований. Задача, за которую взялись создатели "Кварталов", очень трудная, заслуживающая уважения и поддержки.

Но не тут-то было. "Лучше бы уже существующие улицы отремонтировали", - говорят иркутские ЛОМы, как будто входящие в проект "Кварталы" улицы не существуют. "Хватит пыль в глаза пускать", "очередные потемкинские деревни", "миражи". От таких деморализующих высказываний у любого руки опустятся, но, несмотря ни на что, работа продолжается и позитивные изменения уже видны.

С негативной реакцией также столкнулся проект "Точка будущего", более известный  как "Умная школа". Несколько лет назад столичный филантроп Альберт Авдолян загорелся идеей построить в Иркутске уникальный в масштабах России образовательный комплекс. Вероятно, любой другой провинциальный город был бы счастлив получить такой подарок, ведь это мощный импульс для интеллектуального и творческого роста. Тем более речь идет о детях, а мы хотим для них самого лучшего. Везде бы поддержали - но только не у нас. Иркутск ответил в своем неподражаемом стиле: "брехня", "что им здесь нужно?", "все это пиар и только", "очередной распил", "лучше бы на эти деньги построили двадцать обычных школ"

Найдется ли еще один такой город, где любую инициативу обесценивают в зародыше? Лучше вообще ничего не делать. Пусть бы 130-й квартал окончательно превратился в труху, как и "Кварталы", а вместо "Умной школы" построили очередной ТРЦ или коттеджный комплекс. Тогда бы уж точно никто не имел претензий.

Еще одна грань иркутского негативизма - категорическое неприятие взгляда со стороны. Мы слишком болезненно реагируем на любое слово про Иркутск, особенно если оно сказано москвичами. Назвала как-то одна журналистка иркутян "иркутчанами" - разговоров об оскорбленных чувствах хватило на десять лет, и даже сейчас многие оскорбляются. Сказанул Артемий Лебедев что-то про ватсап и иркутян - и весь Иркутск гудит как растревоженный улей. Брякнул клипмейкер Буркало, что "многие даже не знают, что такое Иркутск" - и город в тот же день встал от ярости на дыбы.

Но самая жесть случилась в прошлом году, когда компания INSTID представила концепцию туристического бренда Иркутска. Вероятно, горожане ждали чего-то традиционного с резными наличниками, бабром, кедровыми шишками - всего того, что, по мнению многих, символизирует настоящую "иркутскость". Однако столичные разработчики взамен наличников и бабров предложили угловатые шрифты, кислотные цвета и дерзкие слоганы. По их словам, задача бренда показать суть и характер места, а не эксплуатировать известные символы.

Впрочем, дело не в бренде (нужен ли он вообще - большой вопрос), а в неадекватной реакции иркутян. Ведь что такое бренд? Это иллюзия, которую невозможно пощупать и никак на нашу реальную жизнь не влияющая. Бренд нужен исключительно для внешнего употребления. Нам от этого ни жарко ни холодно, наличники и бабр у нас никто не отнимает. И непонятно, почему вдруг эта тема так взбудоражила общественность. Как будто у иркутян собираются отнять самое ценное.

Вот что писали и до сих пор пишут в социальных сетях и на YouTube: "халтура!", "школьник бы лучше сделал", "в нашем провинциальном городке авангард - увольте", "показали нас уродами", "ужас", "кошмар", "вредительство", "как это развидеть?", "шарлатанством отдает", "высокомерие и дешевый понт", "убожество, кулаки уже чешутся вмазать им", "Иркутск - это омуль, орехи и Байкал, зачем еще что-то выдумывать", "это очень плохо и даже обсуждать дальше нечего", "зачем тратить время людей и показывать им ересь", "кажется, что в мои глаза и разум кто-то нагадил", "жаль что ФБ блокирует за маты, у меня прямо вдохновение какое-то",  "час своей жизни на это дерьмо потратил", "лучше бы в детской дом деньги отдали". Это еще самые нейтральные отзывы, есть масса других, с нецензурной бранью и угрозами расправиться с разработчиками.

Читать это дико. Возникает тревожная мысль: а что если мощная энергия отрицания, конфликтность, нетерпимость к чужому мнению и есть суть Иркутска? То, чего не замечаем мы, но видят другие. Как это увидели разработчики бренда. Увидели, прочувствовали и сформулировали визуальными средствами. Поэтому раздражающие шрифты, конфликтующие цвета, рваные ритмы и выводящие из зоны комфорта слоганы. Все это - про нас.

А дальше мысль переносится в сферу политики, где нетерпимость и отрицание принимают разрушительные масштабы. Где уже лет двадцать идет нескончаемая война кланов и групп. Где все против всех. Допустим, приходит новый губернатор или мэр - надо поскорее его сместить. Идут годы. Меняются первые лица, министры, мэры. И каждый раз повторяется один и тот же сценарий: сместить, вынудить уйти в отставку, свергнуть. Нормальной политической борьбой это назвать нельзя, ибо борьба предполагает наличие политических интересов и целей. Здесь цель одна - уничтожить противника. И мы видим, как изо дня в день одни и те же люди радуются очередному "разоблачительному" инфоповоду. И затаив дыхание ждут, что вот сейчас-то уже точно в Кремле отправят ненавистного губернатора в отставку.

Ну, хорошо, давайте представим, что мечты наверху услышаны, отставка состоялась. Дальше что? Все же прекрасно понимают, что мгновенного рая не наступит, и что тот, кто придет взамен, может оказаться не тем, о ком они мечтали. Нам ли в Иркутской области этого не знать. В качестве врио могут прислать кого угодно, бывшего охранника, например… Вполне реально, что он приедет со своей командой. Значит, снова недовольные и новые планы свержения? И снова борьба - изнурительная, бессмысленная и беспощадная.

Энергия отрицания Иркутска одновременно очаровывает и пугает. Очаровывает, потому что мы можем свалить кого угодно и нам невозможно ничего навязать. Пугает, потому что за очередной "победой" не видно перспектив. Мы очень хорошо умеем быть "против", но совсем не умеем быть "за". Или хотя бы просто не мешать что-то делать другим. Такая вот иркутскость…

Елизавета Старшинина, еженедельник "Пятница"


Aliexpress WW

14.09.2019

Территория развития