Издательство «МИФ»

Город, который

В галерее Виктора Бронштейна открылась персональная выставка фотографа Виктора Штрассера, на которой зрители увидят Иркутск 1997-2007 годов. Каким выглядит город глазами фотохуджника? Почему в экспозиции не представлено ни одного снимка Байкала? Что означает автопортрет? Об этом и не только рассказал сам автор выставки на пресс-конференции, прошедшей 14 мая.

- Как родилась идея выставки?

- Очень долго мои фотографии носили тет-а-тет-ный характер. Я бегал с фоторужьем, чтобы сделать красивый снимок, а потом – за тем объектом, который я снимал. Никогда не хотел выносить это на всеобщее обозрение и устраивать что-то масштабное, как выставки в галереях. И если все-таки выставки проходили, то это было не по моей инициативе. Понимаю, почему так происходило: никогда не считал себя фотографом. Ведь я просто человек с именем и фамилией, преподаватель русского языка и литературы. Но фотограф? Я? То, что я делал – это желание осуществить то, что невозможно пережить, во что нельзя вжиться.

Все фотографии, которые представлены на выставке, это кусочки жизни, которые я сумел зафиксировать. Я смотрю на них и что-то переживаю. Это жизнь, прикоснуться к которой очень притягательно. Отсюда и альтернативный вариант названия выставки – «Не мой город». А уж слитно или раздельно – «немой» или «не мой» - каждый решает сам.

- Вы можете не фотографировать?

- Не знаю, не пробовал. Фотоаппарат у меня всегда с собой, и я постоянно что-то снимаю. Да и телефон с камерой тоже. А как иначе?

- Бывает ли ощущение, что город не дает себя фотографировать?

- Бывает, что я днями ничего не могу сфотографировать… Но я никогда не относил это на счет города, всегда воспринимал как свою ошибку.

- Почему на ваших снимках нет Байкала и пейзажей?

- Мне интересны люди, места, связанные с ним, скамейки, дворы, сельские туалеты в центре Иркутска. Потому что они свидетельствуют о какой-то другой жизни, которая продолжается, изменяется. И как раз эти изменения я и стремлюсь зафиксировать в кадрах. Жизнь – это всегда поиск равновесия, это движение. Я не выбираю объекты для съемки. Мне очень важно видеть человека, в котором сохранилось, отпечаталось прожитое. Это может быть и взрослый, и ребенок. Как это происходит – загадка.

- У вас есть автопортреты? Сэлфи?

- Есть, потому что мне иногда приходилось тестировать объектив, осваивать новый фотоаппарат. Но специально - для такого человека, как я, снимать себя достаточно странно.  Это все равно, что развернуть глаз в другую сторону. Я не доволен тем, что там вижу. Мне важнее направлять свое восприятие вовне.

- Долгое время вы свои фотографии называли автопортретами. Почему?

- У этого есть определенная история. Это касается людей, которых я фотографировал. Очень не люблю подписывать фотографии, но одно время делал это и подписывался как «одноклассник» - чтобы защитить снимки от информационного потока, не дать потеряться. Или как «я». Но потом это мне показалось недостаточным, и я начал ставить подпись - «автопортрет». Потом это название плавно перекочевало и на другие снимки. Просто хотелось так называть, чтобы отражать свое видение. Мне даже как-то позвонил мой друг – художник из Красноярска, и спросил, знаю ли я, что такое автопортрет…

У человека, который занимается фотографией серьезно и на протяжении долгого времени, любая фотография – это уже и есть автопортрет. Он выражает себя в каждом кадре, что бы ни снимал. Это что-то личное, пропущенное через душу.

- В какой момент вы почувствовали себя по-настоящему иркутянином? Что для вас Иркутск?

- Хороший вопрос. Я здесь вырос. А родился в Казахстане. Однажды директор моей школы спросила меня, где я родился. Я ответил: в Караганде. Она рассмеялась. А я ведь серьезно ответил, я из этого города. Когда мне было полтора года, семья переехала в Иркутск, и с тех пор я здесь живу. Ощущение себя иркутянином возникало только тогда, когда я был вне Иркутска. А в самом городе – нет. Быть иркутянином – это не видеть своего города, как мне кажется. Потому что каждый человек, который видит свой город, он всегда этому месту чужд. Он чужой. И этот взгляд чужого возник у меня в переходном возрасте и вот теперь всегда со мной. Иркутск – это часть меня.

- Что для вас фотография?

- Для меня фотографии – свидетельство какого-то момента жизни. Это то, что нас делает людьми – наша способность к рефлексии, к отражению отражения. Я бы хотел посоветовать постараться научиться, открыть свое сердце и свои глаза для того, с чем вы встречаетесь, с чем сталкиваетесь, что переживаете.

Увидеть фотографии выставки «Город, который» Виктора Штрассера можно до 21 июля в галерее Виктора Бронштейна.

Светлана Шевченко, специально для «Глагола»


Aliexpress WW

15.05.2019