Фильм "Петровы в гриппе" произвел фурор на Каннском фестивале

Российское кино умеет работать с ожиданием. Вероника, героиня фильма Михаила Калатозова "Летят журавли", ждала ушедшего на фронт жениха Бориса, не дождалась, вышла замуж за его двоюродного брата, который оказался если не подонком, то мужчиной явно не того масштаба. Французы с замиранием сердца следили за разрываемой между стыдом и надеждой героиней и дали ей в 1958 году "Золотую пальмовую ветвь". С тех пор, более шестидесяти лет, советские и потом российские кинематографисты ждут повторения успеха. И, как ни странно, в этом году шансы у них есть. Невооруженным глазом видно, что даже в очень конкурентном конкурсе довольно много российского или отчасти российского кино. Кино  своеобразного, откуда-то из глубинной России.

Кирилл Серебренников. Далеко не все знают, что происходит у одного из крутых российских режиссером. Но он может работать, и Канны берут в основной конкурс "Петровы в гриппе" - экранизацию романа мало кому известного екатеринбургского писателя Алексея Сальникова, который три года назад приезжал в Иркутск на международный фестиваль КНИГАМАРТ. Роман был опубликован пять лет назад в журнале "Урал", и он мог осесть на полки провинциальных библиотек. Но его прочитали все. Тягучий трип автослесаря Петрова с измененным болезнью сознанием через улицы, троллейбусы и квартиры уральского города заинтересовал Серебренникова, тот привлек звезд, включая Ивана Дорна. Предчувствие пандемии или путешествие в подсознание российского обывателя, подсвеченное магическим светом болезни - что это было? Новое открытие маленького человека или манифест художника? Что увидят в этом члены жюри?

Режиссер Кирилл Серебренников не смог присутствовать на премьере в понедельник из-за запрета на выезд из России. Летом 2020 года московский суд приговорил его к трем годам лишения свободы условно по делу о хищении 129 млн рублей при реализации театрального проекта "Платформа". Он сказал, что роман Роман Алексея Сальникова, по которому снят фильм, - это часть прекрасной русской литературы, а в ней всегда присутствует своего рода пророчество. Русская литература всегда связана с понятием судьба. 

Актеры фильма "Петровы в гриппе" появились на красной дорожке Канн со значками на груди в поддержку режиссера. Когда актерский состав картины, претендующей, по некоторым оценкам, на "Золотую пальмовую ветвь", вошел в зал для просмотра фильма, его приветствовали аплодисментами. Красные значки с инициалами KS носили президент фестиваля Пьер Лескюр и генеральный директор Тьерри Фремо.

В основной программе есть фильм "Купе номер шесть" финского режиссера Юхо Куосманена. Фильм снимался в России по повести финской писательницы Розы Ликсом. В первоисточнике путешествующая по Транссибу финка вынуждена делить купе с грубоватым пятидесятилетним российским мужиком. Действие перенесли из СССР в девяностые, герою радикально уменьшили возраст (играет его модный Юра Борисов), маршрут перенесли из Сибири в Мурманск, а написать диалоги на русском языке пригласили российскую сценаристку Любовь Мульменко.

"Когда я прочитала эту повесть, то сначала напряглась, потому что она плохо написана. То есть она не очень интересная, - рассказывает Мульменко в одном из интервью. - Но режиссер оставил из истории только основной сюжет. Знаешь, что важно? Это не просто финский фильм, снятый в России, а финский фильм, снятый в России на русском языке. Причем сам режиссер русского языка не знает. Ему пришлось сильно довериться мне, актерам и своей интуиции. Мы встретились в Хельсинки, шли через сценарий, и я ему объясняла на английском, почему на русском лучше сделать так, а не иначе".

В программе "Особый взгляд" в Каннах показали фильм, в написании сценария которого принимала участие Любовь Мульменко - картину Киры Коваленко "Разжимая кулаки". Это ученица уроженца Иркутской области, мастера Александра Сокурова. Тут явная попытка повторить недавний каннский успех Кантемира Балагова с его "Теснотой". Кавказ, патриархальная семья, неожиданный герой, проявляющий силу в сложных обстоятельствах, непрофессиональные актеры, говорящие на осетинском языке, а также продюсер Александр Роднянский, который уже знает секрет, позволяющий ему со своими проектами раз за разом брать мировые фестивальные призы.

В стиле фильма чувствуется влияние Сокурова - любовь к долгим наблюдениям неподвижно замершей камерой, терпеливо ожидающей, когда персонажи войдут в кадр. Камера естественно становится нашим взглядом, мы с ней уже слиты, мы ждем, что будет, нас никто не торопит, не понукает. Но у Киры Коваленко есть свой ритм - нервный, отзывающийся на каждое движение души. Ада у Миланы Агузаровой и типажно, и манерой осторожно вглядываться в кульбиты жизни напоминает Чурикову в "Начале". Финал доведен до почти истерического предела, и остается открытым. Это фильм, который интересно пересмотреть, открывая все новые детали и все глубже проникая в судьбы людей из почти неведомого российскому зрителю края.

А еще картина "Дело" Алексея Германа-младшего. Давид обвиняет мэра городка в краже 5 миллионов, а мэр его – в краже 15 стульев, что переводит происходящее в плоскость Ильфа и Петрова. Герой Мераба Нинидзе размещает в соцсетях неприличные картинки, шарж, где мэр сношается со страусом. Тут же против Давида сфабриковали дело о хищении государственного гранта, выделенного на проведение научной конференции. Теперь Давид вынужден сидеть под домашним арестом, не может пользоваться мобильным телефоном и Интернетом, отойти от дома на сто метров. На ноге – браслет, на балконе он вывесит "простыню" с надписью: "Мы все знаем, кто настоящий Вор".

Такие фильмы нужно смотреть всем. Ждем итогов фестиваля. 

Илья Стюарт, Юрий Борисов, Юлия Пересильд, Юрий Колокольников, Иван Дорн и Чулпан Хаматова на 74-м Каннском кинофестивале

Фото: Andreas Rentz/Getty Images

По материал Delfi (Вильнюс), ТАСС, Российской газеты

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

15.07.2021


Новости партнеров