19 мая 2022
03:25

Короткий иркутский период автора первого советского романа

16 апреля 2020

В мае 2020 года автору первого советского романа Владимиру Зазубрину исполнится 125 лет со дня рождения. В биографии Зазубрина есть иркутская история: в августе 1918 года он по мобилизации попал в Оренбургское военное училище, однако город скоро захватили красные, и училище было эвакуировано в Иркутск. После десятимесячной учебы Зазубрин получил чин подпоручика и служил в армии Колчака, но недолго, поскольку уже к коцу 1919 года решил уйти к красным. 

Новый 1920 год Зазубрин встречал в Канске, в семье будущей жены, с целым набором болезней, включая сыпной тиф. Именно здесь он начал писать роман "Два мира", который будет издан в 1921 году в Иркутске и будет официально признан первым советским романом. Зазубрин работал политработником 5-й армии, редактором газеты "Красный стрелок". Кстати, книга была отпечатана в военной типографии той самой 5-й армии. В первом издании она была снабжена подзаголовком "роман", во втором издании его сменил подзаголовок "очерки", и лишь впоследствии утвердилось определение жанра книги как романа. Книгой зачитывались воинские части, о ней положительно отзывались не только Максим Горький, но и Владимир Ульянов (Ленин). 

Роман посвящено событиям гражданской войны в Сибири. "Два мира" явились по существу одним из первых в советской литературе художественных произведений о гражданской войне, написанных по неостывшим следам только что отгремевших событий. Тогда еще не было ни "Разгрома" и "Чапаева", ни "Железного потока" и "Тихого Дона". Тема революции и гражданской войны лишь начинала завоевывать права гражданства.

После десятимесячной учебы подпоручик Зубцов был назначен в штаб Омского военного округа, а оттуда направлен на борьбу с красными партизанами командиром взвода 15-го стрелкового добровольческого полка. В октябре 1919 года, когда колчаковский режим доживает последние месяцы, полурота из двух учебных взводов во главе с Зубцовым, с оружием в руках переходят на сторону партизан. Будучи неплохим оратором, часто выступал на митингах, как военный специалист преподавал на курсах красных командиров, готовящихся для партизанской армии. Зубцов участвовал и в боевых операциях партизан против колчаковцев и чехов. Свою книгу Зазубрин написал, будучи армейским политработником, он редактировал ежедневную красноармейскую газету «Красный стрелок».

Сам Зазубрин в предисловии ко второму изданию в 1923 году, признал, что книга "вышла до известной степени сырой" и что при ее написании "часто политработник брал верх – художественная сторона работы от этого страдала", говорил о своем намерении ее переработать. И только спустя несколько лет понял, "нельзя исправлять записей, сделанных по свежей памяти и по рассказам очевидцев". Так, в ней описан  забавный эпизод. Молодые подпоручики, получившие назначение в N-скую дивизию приезжают в село Щучье, в котором находится штаб дивизии.

"Въехали в село, встреченные дружным лаем десятка собак всех пород и возрастов, проехали две-три улицы и остановились на площади среди села, перед большим домом с красным флагом у крыльца. Офицеры недоумевающе переглянулись. Колпаков слегка побледнел.

– Что за черт! Да они нас к красным привезли?
В окно высунулась большая черная борода с проседью, лохматая голова и плечо с погоном полковника.
– Нет, господа офицеры, ошибаетесь. Не к красным, а к белым, да еще к каким.

Голова скрылась. Из окна слышался громкий, раскатистый хохот. Подпоручики облегченно вздохнули и пошли в штаб представляться. Борода оказалась принадлежащей полковнику Мочалову, начальнику дивизии. Полковник Мочалов, человек весьма веселый, встретил вновь прибывших, как старых знакомых.

– Ха, ха? ха! – хохотал он, вставая навстречу смущенным подпоручикам.

– Так к красным, говорите, попали? Ха, ха, ха!
Ах вы, колченята, колченята молодые! Сидели вы в тылу и ничего не знали. Не слышали вы, видно, что наша N-ская добровольческая дивизия дерется под красным знаменем, дерется не за что-нибудь, а за Учредительское Собрание, за свободу, за революцию. Ха, ха, ха! – раскатывался полковник.
Лица у многих вытянулись от удивления, только один Иванов улыбался. Начальник дивизии смотрел на смущенные, недоумевающие лица офицеров и снова раскатывался взрывами смеха.

– Ха, ха, ха! Капитан, – обратился он к своему начальнику штаба, – посмотрите на этих юнцов. А? Какова заквасочка-то? Из молодых, да ранние. Едва красную тряпочку увидели, как уже и стоп, в тупик стали. Вот они какие, колченята-то! Это не наши веселые прапорочки, керенки, это что-то такого особенного, с перчиком.

Мочалов помолчал немного, затянулся несколько раз из короткой английской трубочки, сделался серьезным.
– Ну-с, шутки в сторону, господа. Предупреждаю вас, что наша дивизия несколько отличается от других частей и своим составом и дисциплиной. Наша дивизия состоит почти исключительно из рабочих-добровольцев N-ского завода. Знаете такой на Урале? Ну-с вот, рабочие восстали против красных потому, что некоторые комиссары принялись насаждать социализм с револьвером и нагайкой в руках, а плоды земные распределяли так, что было заметно, как пухли от них комиссарские карманы. Ну, а тут еще эсеры подлили масла в огонь со моей агитацией за Учредилку, вот наши N-цы и поднялись. Итак, господа, наши добровольцы воюют за свободу, за Учредительное Собрание, поэтому в строю они держатся свободно. Дисциплину как беспрекословное подчинение единой воле начальника они признают только в бою. Вне боя они с вами, как с товарищами, как с братьями будут обращаться. Не обижайтесь на это. Зато уж будьте покойны: в бою они вас не выдадут, за шиворот к красным не потащат.

– Капитан, – снова обратился Мочалов к начальнику штаба,– всех их в первый N-ский полк".

В книге Зазубрина часто встречаются различные частушки и песни. Только не мог политработник Зубов вспомнить Ижевскую варшавянку

"Кто не слыхал, как с врагами сражался
Ижевский полк под кровавой Уфой,
Как с гармонистом в атаку бросался,
Ижевец — русский рабочий простой"..
В советское время часто распевали песню про "штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни", еще в тени советской истории оставалось Ижевско-Воткинское восстание уральских рабочих, выступившие под лозунгом "За Советы без большевиков". Дивизия уральских рабочих была самым боеспособным соединением колчаковских войск.

Зазубрин вспоминает поручика Рагимова, сотоварища офицера-N-ца по юнкерскому училищу.

– Да, Борис, живут и побеждают только сильные. Я иду к сильным. Белая армия летит в пропасть – скатертью дорога. Со своей стороны я не прочь дать ей пинка под спину, чтобы заслужить расположение победителей. Я держусь принципа: падающего толкни.

Я торгую своими знаниями. В них все нуждаются – и красные, и белые. Служил я у белых, был поручиком, носил погон с тремя звездами, был командиром батальона. Теперь белой армии скоро не будет. Я перейду к красным, нашью себе три квадратика и тоже буду командовать батальоном. Раньше я лупил красных, и, как видишь, хорошо лупил. Теперь я буду лупить белых. Хорошо буду лупить. Попадись ты мне в бою, не пощажу.

Запоминается образ адмирала Колчака. В конце книги адмирал вспоминает тех, кто привел его к власти. Он слишком поздно понял свою ошибку — этим людям нельзя было доверяться. Вспоминает адмирал и ехидную реплику Гайды: "Да, ваше высокопревосходительство, уметь управлять кораблем – это еще не значит уметь управлять всей Россией".
Книга "Два мира" многие годы была недоступна советскому читателю. В 1938 году Владимир Зазубрин попал в жернова сталинских репрессий. Он был расстрелян. Видимо, ему припомнили службу Колчаку. Реабилитация пришла только в 1958 году. 

Зазубрин не только писал книги, но и известен двумя сценариями к фильмам. Фильм "Избушка на Байкале" снимался в поселке Кырен Тункинского аймака Бурят-Монгольской АССР в 1925 году, но до сегодняшнего дня не сохранился. Годом ранее вышел фильм "Красный газ" по сценарию Зазубрина, в основу которого положен роман "Два мира". Режиссером немого фильма выступил Иван Калабухов, который через год уехал из Советской России в Харбин. Так что изучение киноследа Владимира Яковлевича еще ждет своего исследования. 

По материалам Валерия Хачатурова, Телескоп, собств. инф. 

Читайте также