Издательство «МИФ»

Учиться у Михаила Ромма было счастьем

Известный режиссер, автор картин «Белорусский вокзал», «Осень», «Верой и правдой», «Ангел», «Жила-была одна баба» Андрей Смирнов дал большое интервью Николаю Солодникову в рамках youtube-канала #ещенепознер. Часть разговора было посвящено учителю Смирнова, уроженцу Иркутска Михаилу Ильичу Ромму. «Глагол» пересказал это на свой лад.

«Это было счастье – учиться у Ромма. Мне было 17 лет. Я хотел учиться на артиста, но отец сказал, что никакого артиста, лучше на режиссера».

В то время Смирнов учился во французской спецшколе в Москве, поэтому неплохо владел языком, что помогло ему позднее неплохо подзаработать переводчиком на первых двух Московских кинофестивалях. Это 1959, 1960 год. Как говорил сам Смирнов, «надо было быть дураком, чтобы не использовать такую возможность».

А пока он еще учится в школе, играет в местном театре, который возглавляла Алис Оран (Александра Павловна Орановская). Молодой Андрей Сергеевич участвовал в восьми спектаклях, поэтому после окончания школы несколько фотографий с театральных подмостков положил в резюме.

В 1958 году Михаил Ромм набирал свой второй набор во ВГИКе. Первый набор, который он собрал в 1955 году, дал киномиру Андрея Тарковского, Василия Шукшина, Александра Митту. Кстати, членом комиссии всегда был представитель гувуз – главного управления по высшему образованию. В тот год этот человек требовал не принимать двоих – похожего на пьяного матроса Шукшина и абсолютного пижона Тарковского. Ромм не послушал, взял обоих. Как-то все обошлось.

Три года спустя Ромм обратил внимание на театральные фотографии Смирнова и заговорил с ним по-французски. «Он удивительный человек, прекрасный рассказчик, очень образованный человек, талантливый и хорошо говорил на французском. Есть перевод Ги де Мопассана, который сделал Ромм», - вспоминает Андрей Сергеевич. На этот курс также Михаил взял Андрея Кончаловского, сибиряка, автора восьмисерийного сериала «Строговых», Виктора Трегубовича, будущего народного артиста Белоруссии, автора «Удивительных историй Дениса Кораблева» Игоря Добролюбова.

Как говорит Смирнов, Михаила Ромма не нужно судить по фильмам «Ленин в октябре» или «Ленин в 1918 году». Не надо забывать, что родители Ромма были ссыльными. Он родился в Иркутске, его родители – меньшевики, мама активная. А что такое сбыть сыном меньшевиков в 30-е годы? Это самые злостные враги Сталина. Троцкисты и меньшевики. Ромм долгие годы жил в вечном страхе. Страхе за себя, страхе за жизнь родителей, его родной брат покончил собой. При этом надо помнить, что он был единственным из всего поколения, кто написал, что «Я врал всю жизнь. Больше я врать не желаю». И у него была большие перерывы в работе. После «Убийства на лице Данте» он, в принципе, не снимал почти пять лет до «Девяти дней одного года».

Когда он снимал «Обыкновенный фашизм», Ромм был поклонником итальянского режиссера Лукино Висконти, который был членом международного кинофестиваля в 1961 году. Он говорил, что очень любил итальянскую кинематографию и считал, что картины, которые появились в Италии после второй мировой войны, – это новое слово, старался следить за работой итальянских неореалистов, хотя подражать им не хотел.

Фильм «И все-таки я верю» Ромм не закончил. Его досняли Элем Климов и Марлен Хуциев. «Это не картина Ромма», - считает Смирнов, хотя вспоминает, что показывал фрагменты фильма под рабочим названием «Мир сегодня». Последняя его работа «Обыкновенный фашизм» - сильная, законченная.  

Полностью интервью можно посмотреть после материала.

На фото: Лукино Висконти и Михаил Ромм - члены жюри Московского международного кинофестиваля, 1961 год.

Читайте также материалы о Михаиле Ромме, которые ранее подготовили Владимир Демчиков и Юлия Бывшева


Aliexpress WW

23.11.2019

Киноразговоры