Стиль Мацуева - Ангара и Енисей

В 1998 году иркутянин Денис Мацуев победил на XI международном конкурсе имени Чайковского, а про его виртуозную манеру исполнения не говорил только ленивый. Мацуев доказал, что это не отрепетированная роль, а жизнь в музыке. Сегодня он один из самых востребованных мировых пианистов, его называют лучшим интерпретатором Рахманинова, а у музыкальных критиков есть даже шутливый термин «мацуиссимо».

Денис выбрал роль не просто исполнителя, но и наставника, ведь кроме записей и концертов, он привлекает внимание молодой аудитории к классике и дает музыкантам нового поколения возможность развиваться. Он - организатор международных фестивалей «Звезды на Байкале» и Crescendo, международных конкурсов Astana Piano Passion и Grand Piano Competition, поддерживает проекты благотворительного фонда «Новые имена».

На днях Денис Мацуев принял участие в международном музыкальном фестивале InClassica, который прошел в Дубае. "Глагол" представляет отрывок из интервью с маэстро, которое у него взяла литературный критик Наталья Ломыкина.

– Дубай становится культурным центром благодаря международному музыкальному фестивалю InClassica, и в том числе нашим российским музыкантам. 

– Я никогда не забуду свой первый концерт здесь. Это было в 1995 году, я приехал в Дубай еще совсем юным студентом первого курса Московской консерватории. Мы выступали с оркестром Московской филармонии, я играл «Рапсодию в стиле блюз» Гершвина. В зале находилось человек 20: это были шейхи. Рояль был какой-то очень небольшой и не в самом лучшем состоянии. Но это был очень интересный опыт. Я помню Дубай того времени – здесь не было ничего из того, что мы сейчас видим. Никаких небоскребов и отелей.

– Почему вы выбрали для концерта в Дубае именно Третий концерт Рахманинова?

– Третий концерт Рахманинова, наверное, один из самых мощных и трудных, я его называю музыкальным Эверестом. Я иду с ним с 12 лет. Сыграл его более 200 раз с самыми великими оркестрами и дирижерами мира. Концерт Рахманинова – показатель твоей формы. Душевной, физической, технической, как хотите. Но это огромное удовольствие – делить сцену с такими замечательными музыкантами, как Российский национальный оркестр и маэстро Александр Сладковский, с которым мы очень много раз играли этот концерт. Но самая главная интрига – сколько бы раз ты ни играл Третий концерт Рахманинова, все равно как в первый раз. 

– В Дубае на концертах публика вела себя, как на стадионе, – люди топали, хлопали после каждой части, свистели. Как вы к этому относитесь? 

– Нет, я считаю, человек не должен сдерживать свои эмоции от музыки. Я ведь после выступления сам на той же волне – прекрасно понимаю их эмоции. Даже когда хлопают между частями, не вижу ничего предосудительного. Ничего страшного, кстати, в этом не было и 100, и 200 лет назад. Даже говорят, что композиторы переписывали коды своих первых частей, если публика не хлопала. Это уже в середине ХХ в. пошла некая снобская история «как вы можете, произведение еще не сыграно». Аплодисменты – это проявление эмоций от чистого сердца. И когда они настоящие, тебе это передается. 

– Когда я смотрю, как вы играете, всегда вас сравниваю с сибирскими реками. Мне кажется, стиль Мацуева – это Ангара и Енисей. Как вы думаете, темперамент музыкальный связан с географией рождения? Ваша манера игры как-то определяется тем, что вы из Иркутска?

– Безусловно. Если вы погружаетесь в эти реки, у вас идет невероятный прилив сил. Мне лично каждый год погружение в Байкал или в наши реки дает подзарядку на определенный период времени. Если понимаешь, что иссяк, немедленно едешь в Иркутск и ныряешь в Байкал. 

– Место силы?

– 100%. Я желаю как можно быстрее своим иркутянам выйти в нормальную концертную жизнь. Там достаточно долгое время не самая благоприятная эпидемиологическая обстановка, поэтому мы перенесли опять, к сожалению, свой фестиваль «Звезды на Байкале». Надеюсь, через несколько месяцев мы обязательно его проведем, потому что публика не может без этого. Живые музыкальные концерты – это кислород для музыкантов и слушателей. 

– Вы учите свою дочку музыке? И будет ли она играть, как вам кажется?

– Анна Денисовна настолько разносторонняя девушка… Ей скоро пять лет, она занимается всем: и игрой на рояле, и балетом, и рисует, и актриса, что из этого выйдет, неизвестно. Я очень надеюсь, что она не будет пианисткой, хотя у нее абсолютный слух и идеальное чувство ритма. Она уже играет, знает ноты, но, понимаете, в этой профессии нельзя просто… просто быть. Дочка сейчас подходит к тому возрасту, когда талант будет или не будет проявляться. 5 лет – это ключевой возраст. Здесь как пойдет. Если, конечно, у нее будут выдающиеся способности, которые должны, по идее, проявиться в этом возрасте, тогда, конечно, мы не сможем ее оградить. А если нет – ничего страшного. Все равно знакомство с музыкой идет во благо. Я всегда говорю, что любой ребенок должен познакомиться с нотами вне зависимости от того, станет он музыкантом или нет. Музыкальная грамота – это как буквы и цифры. Чем займется дочка – посмотрим. Мне кажется, это будет что-то, связанное со сценой.

Полный текст интервью читайте здесь.

Фото из соцсетей Дениса Мацуева

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

24.11.2021


Новости партнеров