Высоцкий

Сегодня Владимиру Высоцкому  - 80 лет. Как абсолютно верно написал в своей авторской колонке на "Альтаире" Юрий Пронин, популярность Высоцкого трудно понять в полной мере, если вы не жили в то время. Это вам не скачать запись в один миг, да еще с видео. Официально, на государственном уровне, песен Высоцкого практически не было. Поэтому в ход шли магнитофонные записи - на катушках, кассетах. После многократной перезаписи качество звука не то что оставляло желать лучшего, но сами звуки был порой едва различимы. И тем не менее Высоцкого слушали едва ли не в каждой семье.

14 июня 1976 года Владимир Семенович прилетел в Иркутск. Николай Игнатьев и Геннадий Брук восстановили картину всего единственного визита Высоцкого в Иркутскую область. "Глагол. Иркутское обозрение" публикует это небольшой отчет. 

14.06.1976, 11.00

Прилет в Иркутск из Москвы В.С. Высоцкого вместе с Вадимом Тумановым-младшим — сыном легендарного золотодобытчика Вадима Ивановича Туманова. Их встречали в аэропорту заведующий базой снабжения старательской артели «Лена» Анатолий Тюркин и журналист Леонид Мончинский (06.08.1935 —  05.03.2016). Прямо из аэропорта поездка в Листвянку, где к встречающим присоединился друг Вадима Туманова Важа Платонович Церетели (1928—2007). В Листвянке фотографировались в санатории «Байкал», у Лимнологического института, истока Ангары и в конце поселка на фоне Байкала и возле Никольского храма, двери которого специально открыли для Владимира Высоцкого. Вечером вернулись в Иркутск к Леониду Мончинскому.

15.06.1976 

Вылет в Бодайбо, где самолет встречали начальник старательской артели «Лена» Вадим Иванович Туманов, главный инженер артели Сергей Геннадьевич Зимин, с которыми они прибыли на базу артели в Бодайбо. После беседовали и гуляли по городу. «Юрий Андреевич Елистратов, первый секретарь Бодайбинского горкома КПСС, встретился в гостинице, подошел, представился, да так и пошел с нами...», - рассказывал Сергей Зимин.                                                                                                                                       

16.06.1976

Утром на вертолете вылетели на участки Барчиик и Хомолхо. «Там Высоцкий облазил все, что только было можно, знакомился с технологией добычи золота, сам с азартом постоял за гидромонитором. При этом у меня было ощущение, что он воспринимал вращение водилины гидромонитора не просто как рутинный физический труд. Делал это он с каким-то радостным азартом, как будто создавал что-то необыкновенное», - вспоминает Сергей Зимин.

Известно только одно фото Высоцкого, выступающего перед старателями (два варианта копий низкого качества, отпечатки с одного негатива с разным кадрированием). Вероятно, остальные снимки «заблудились» в архивах КГБ или лично у сотрудников ведомства госбезопасности. У Леонида Мончинского в качестве вещдоков забрали несколько кассет и фотопленок, а вернуть забыли.

Владимир Высоцкий очень интересовался всякими необычными эпизодами из биографии заинтересовавших его старателей. Подробно выспрашивал о разных деталях этих историй. Очень активно выявлял и усваивал интересующую его информацию. О старателях говорил, что рожи у них рогожные, а души шелковые.                                                                                                                

17.06.1976  

На вертолете полетели в Бодайбо для последующего вылета в Иркутск. По пути сели на прииске Апрельском, где фотографировались у памятника жертвам Ленского расстрела (17.04.1912), после чего из Бодайбо улетели в Иркутск, откуда собирались в артель «Бирюса» в районе Нижнеудинска. В ночь на 18.06 на проходящем поезде из Иркутска выехали в Нижнеудинск.                                                                                                                                              

18.06.1976

В Нижнеудинске находилась база артели «Лена», и там планировалось дождаться вертолета для вылета в артель «Бирюса» - в верховьях одноименной реки.

Со слов Леонида Мончинского и Сергея Зимина, в ожидании вертолета Высоцкий неумело помылся в баньке по-черному, в результате вышел из нее много грязнее, точнее - чернее, чем до мытья. По погодным условиям вылет не состоялся, и, напев для приисковиков несколько песен на кассету, Высоцкий с Тумановыми, Мончинским и Тюркиным отправились обратно - поездом в Иркутск.  

По пути из Нижнеудинска, в поезде, Леонид Мончинский сделал около десятка снимков Высоцкого с гитарой и несколько снимков на вокзале города Зимы, потому что Высоцкий очень хотел подарить фото из Зимы Евгению Евтушенко.                                                                                                                                             

19.06.1976 

Концерт в Чистых Ключах. «По договоренности мы поехали в Чистые Ключи, где базировалась мотострелковая дивизия, командовал ею генерал Абашидзе. На острове он дал нам банкет...», — рассказывает Анатолий Тюркин. В литературе упоминается так называемый «Концерт в Чистых Ключах», но вот что рассказывает об этом Тюркин: «Володя хотел там (на острове) выступить, попеть перед собравшимися, но подвыпившие... друзья Абашидзе плохо слушали, все время перебивали, разговаривали. Высоцкий несколько раз начинал петь и бросал, а потом говорит мне: «Все, хватит, поехали отсюда». Он сам был великолепным слушателем и не любил, когда люди не слушают других...».

Но Высоцкий есть Высоцкий, без дела и без песен ему становится как минимум скучно, а если не слушают - оскорбительно. И он решил уехать. Вот и вся разгадка «Концерта в Чистых Ключах»: его просто не было! Леонид Мончинский отметил следующее: «Володя погас, замкнулся, даже озлобился. Петь отказался наотрез и, сославшись на недомогание, уехал». По дороге, уже улыбаясь, говорил: «Не заметил, они смахивают на свои кошельки...».        

Мончинский вспоминает: «...Перед самым выездом из поселка на трассу увидели стоящего у обочины человека. Он поднял руку. Водитель Толя хотел не заметить, но Высоцкий попросил: «Возьмем его...» Открылась дверца. Вместе с улыбкой Гиви (так звали нового пассажира) принес в салон бодрящий запах коньяка... 

- Здравствуй! Садись!

Гиви сел. Раздался треск...». Так закончила жизнь концертная гитара Высоцкого.

20.06.1976  

Отоспавшись в квартире Леонида Мончинского, Владимир Семенович после позднего завтрака долго беседовал с мудрой мамой Леонида Васильевича Валентиной Людвиговной Мончинской, которая вернулась с дачи из Большой Глубокой ради дня рождения внучки Любы (17.06.1964) - дочери Леонида Мончинского. Высоцкий подарил ей песню про попугая, сфотографировался с ней. А вечер был чудный, такие вечера не часто случаются в Иркутске. И ночь обещала стать замечательной. Все молча сидели вокруг стола. Владимир Семенович побрился,
вышел из ванной, спросил:
— О чем грустим?
— Так вот, гитара...
— Это точно. Не удалась у нее судьба. Другой в этом доме не найдется?
Он пел до первых петухов. Когда они заголосили в поселке Боково, приветствуя высокими, чистыми голосами молодой рассвет, Владимир Семенович отложил гитару: «Через пять часов вылет. Отдохнем».

21.06.1976

Высоцкий улетал в Москву, провожаемый большой компанией, но уже без гитары.

Многое по истечении десятков лет свидетелями тех событий излагается по-разному. Например, импровизированный концерт с балкона квартиры Мончинского во втором Иркутске был - факт. Но детали события вспоминаются всеми по-разному. Число слушателей, количество спетых песен, реакция публики, эмоции и т. д. Сейчас вообще не удалось найти ни одного реального свидетеля этого события. А гитару сломали - точно. Но Высоцкий, приехав в Москву, получил в подарок точно такую же концертную гитару, только совершенно новую. Это подсуетился Важа Платонович Церетели.

И для самого Высоцкого люди, повстречавшиеся в Прибайкалье, были разными - у одних рожи рогожные, а души шелковые, а другие смахивают на свои кошельки. Рассказывают еще об одном концерте, прямо в лесу, на пути к вертолетной площадке Хомолхо. Тогда прознавшие о приезде Высоцкого таежники вместе с оленями спешили на концерт, но безнадежно опоздали. А тут навстречу сам Владимир Высоцкий. И расчехлил гитару, и пел долго опять для тех, у кого рожи рогожные, а души шелковые, поскольку не мог иначе. Так об этом вспоминал Леонид Мончинский. Это я сам лично от него слышал.                                                                                                             

Итогом посещения суровых мест, где золото моют в горах, стали книга «Черная свеча» Владимира Высоцкого и Леонида Мончинского и художественный фильм «Фартовый». Туманову посвящены песни Высоцкого «Был побег на рывок» и «В младенчестве нас матери пугали...». Яркая картинка типичной биографии старателей легла в основу песни «Про речку Вачу...». Кое-что из увиденного и услышанного Высоцким в этой поездке появляется и в других его песнях.                                

У очень уважаемых, образованных, бывалых и воевавших людей я спрашивал: «Высоцкий не воевал, не сидел, не вкалывал старателем. Может, вранье все в песнях его?». А мне в ответ: «Высоцкий — поэт-снайпер, каждое слово в десятку».

Николай Игнатьев, Байкальские вести

На фото Леонида Мончинского: Владимир Высоцкий на Байкале и во время поездки по области в 1976 году. 

 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

25.01.2018


Новости партнеров