"Тайшетское дело": как школьники создали "Союз революционной борьбы"

Абсурдное дело школьников Тайшета. По-другому эту трагическую историю назвать нельзя. 80 лет назад, 25 июня 1941 года, в Тайшете был арестован последний из девяти участников "Союза революционной борьбы". Эту "антисоветская террористическая организация", как сказало следствие, создана подростками 17-19 лет. И этот возраст не спас их от лагерей – каждый получил от 7 до 10 лет. Тайшетские школьники Саша Сенников, Витя Савиных, Ваня Дунюшкин, Миша Кашин, Саша Ефименко, Вася Шибаршин, Леня Добрачев, Ваня Волков и Володя Бродников в списке политических репрессий стали одними из самых юных.

31 декабря 1940 года. Новогодний маскарад в Тайшетской средней школе. Все готовятся к танцам, но девять старшеклассников решили собраться в библиотеке, чтобы обсудить, как изменить к лучшему жизнь в СССР. Руководил собранием девятиклассник Александр Сенников.

Александр Ефименко на страницах газеты «Бирюсинская новь» вспоминает: «Те, кто душой не принимал разгул диктатуры, старались понять, что происходит. И среди школьников было немало ребят здравомыслящих, не попавших под угар лозунгов и славословия. К таким я отношу нашего товарища Александра Сенникова. Роста небольшого, под губой пушок пробивался, щупленький паренек. Читал много. Но это был не «алкоголь» на чтиво, а страсть к познанию, самовоспитанию. Всесторонне начитанный юноша, хорошо знал древнюю и новую историю, читал Плутарха, Маркса, Энгельса, Ленина, разбирался, что к чему».

Вокруг него всегда были школьники, его любили учителя. Краевед Евгений Селезнев рассказывает, что отец Александра Павел Сенников был членом ВКП(б), председателем Тайшетского поселкового совета. Его арестовали 21 ноября 1937 года и приговорили к расстрелу по пунктам 2, 7, 10, 11 статьи 58 УК РСФСР. 27 февраля 1938 года приговор был приведен в исполнение.

Мать, которая работала заведующей гостиницей, сразу же уволили с работы, а в семье четверо сыновей. Сенниковы продали корову и дом. Саша, старший сын, решил бросить учебу и пойти работать, но помог директор школы и устроил его школьным библиотекарем. В октябре 1940 года ввели плату за обучение в старших классах. Многие ушли из школы. Так, Володю Бродникову отец пристроил продавцом в книжный магазин.

Подростки видели и понимали, что жить стало тяжело. В школьной библиотеке они хотели обсудить: есть ли выход из ситуации.

Саша Ефименко учился в 9 классе. Его отец Герасим в Гражданскую войну был красным партизаном, воевал с колчаковцами в отряде Прокопия Криволуцкого, но это не помогло. 15 ноября 1937 года его арестовали и приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Дочь Валентина вспоминала, что «отца увезли за то, что некто по фамилии Романовский написал донос, будто отца раскулачили, а он скрыл. В партизанах не состоял, держал связь с японцами, ярый антиколхозник и блюхеровец. Одной бумажки оказалось достаточно, чтобы от человека ничего не осталось».

За Герасима Ефименко вступились партизаны, но Криволуцкий и другие герои гражданской войны были тоже репрессированы и погибли в лагерях. В 1942 году Герасим умер в лагере.

Саша Сенников на том собрании говорил, что Сталин перечеркнул ленинские советы, создал мир иллюзий, а  коллективизация – грубая ошибка. Он предложил создать организацию «Союз революционных борцов», а ученик 10 класса Виктор Савиных придумал сокращенное название - СРБ. В программе организации - вести борьбу против законов Советской власти, не отправлять в Германию продукты, нефть, не заниматься террором руководства Советской власти. Конечная наша цель – построение коммунистического общества.

Второе собрание прошло 6 апреля 1941 года. Школьники бурно обсуждали политические вопросы и какой шифр использовать для секретной переписки. На собрании нет Василия Шибаршина, он поступил в летную школу и уехал в Усть-Орду. На третье собрание 20 апреля не пришел Леня Добрачев. Тогда школьники решили выпустить листовку к 1 мая: «Да здравствует Первое мая! Рабочие Советского Союза живут очень плохо, получают низкую зарплату, а бюрократия и чиновники блаженствуют: германским фашистам наша страна отправляет продукты для захватнической войны. Не допустим этого! Рабочие, требуйте свои права на счастливую жизнь!»

Пишущей машинки нет, но Витя Савиных предложил вырезать буквы из старых резиновых подошв сапог. Напечатали десять листовок. На собрании 27 апреля школьники решили наклеить листовки на стены железнодорожных вагонов. Не успели. Дунюшкина, Бродникова, Добрачева вызвали в НКВД, и листовки сожгли.

Первым арестовали Сашу Сенникова. 1 мая 1941 года его допрашивал районный следователь. Отпираться не стал: понял, что донесли.

Ваня Волков и Витя Савиных решили бежать на Волгу. Но их арестовали 7 мая, как и Михаила Кашина. 8 мая задержали Александра Ефименко и Ваню Дунюшкина. 10 июня арестован Иван Шибаршин, 13 июня – Володя Бродников.

Во время обыска в доме Сенникова была изъята книга «Марк Юлий Брут». Вскоре выяснилось, что всех сдал Леня Добрачев, который 28 апреля пришел в местное отделение НКВД и рассказал о друзьях. Сенников написал статью, хотел до ареста сжечь тетрадку, но Добрачев сказал, что он ее сохранит, но сам отнес в НКВД.

Добрачев надеялся, что сам сможет уцелеть. Но 25 июня пришли и за ним: «После ареста отдельных членов СРБ Добрачев хотя и пришел с повинной, своей антисоветской деятельности не прекратил». В доказательство приводилась фраза, высказанная 30 мая: «Сталин сейчас живет, как царь, пьет шампанское, живет роскошно». Этого хватило, чтобы привлечь его по 58-й статье, как и остальных школьников.

Михаил Кашин вспоминал, что пока все сидели в Тайшетском КПЗ, «Сенников писал нам записки и передавал их в папиросах, где советовал, чтобы мы все указывали на него». Он хотел принять все обвинения на себя. Но вскоре всех перевели в Иркутск, во внутреннюю тюрьму НКВД.

Дольше всех сопротивлялся Ефименко. Он все отрицал, отказывался подписывать протоколы допросов, постоянно придумывал новые версии событий: «Следовали менялись... Держали в камере-одиночке… Весь день на ногах. Ночью – допрос. Требовали рассказать, кто нами руководил, принуждали назвать шпионские центры, выдать учителей. Не верили, что мы сами… Бывало и пистолет к виску: сознавайся! Следователь иногда упрашивал: «Подпиши, назови контру. Тебя, малолетку, могут простить, а Родина от врагов избавится. Ты же комсомолец, где твой патриотизм? Подпишешь – разрешим с родственниками свидание. Сало принесут, хлеб, мать увидишь, сестру, возможно, отпустим».

4 июля по неизвестной причине следствие в отношении Дунюшкина выделили в особое дело. Его рассматривал военный трибунал войск НКВД Иркутской области в закрытом судебном заседании. Приговор: 10 лет лишения свободы в ИТЛ и пять лет поражения в политических правах.

3 августа обвинительное заключение получили Сенников, Савиных, Добрачев, Кашин, Ефименко, Шибаршин и Бродников.

Из протоколов судебного заседания

Сенников: Я раскаялся в своем преступлении и отказался от своих убеждений.

Шибаршин: Не сознавал, что делаю преступление.

Кашин: Жить было тяжело, не хватало хлеба, и я пришел к выводу, что где-то есть враг.

Ефименко: Пошел в группу, так как хотел изучать политику.

Савиных: Мы же власть свергать не хотели.

Волков: Не знал, что организация контрреволюционная.

Добрачев: Прошу смягчить наказание. У меня положение было плохое, не хватало хлеба.

Приговор 9 августа оказался суровым. Сенников, Кашин, Волков, Савиных были приговорены к лишению свободы на 10 лет с поражением в правах на 5 лет, Ефименко – к восьми годам лишения свободы и пяти годам поражения в правах. Шибаршина, Бродникова, Добрачева – к семи годам лишения свободы и с поражением в правах на 5 лет.

От Сенникова семья не получила ни одного письма. Возможно, учитывая бунтарский характер, он был застрелен при попытке побега.

Александр Ефименко был освобожден в 1949 году. Когда был в лагере, то дважды писал заявление с просьбой отправить на фронт. Отправили в зону в Красноярск, где строили бараки для эвакуированных, затем Красноярский гидролизный завод. Через год пароходом - в Дудинку. Затем строил в Норильске горно-металлургический комбинат. Лютый холод, страшный голод. Из Норильска попал в Иркутск, затем в Бурятию, в Улан-Удэнский лагерь. Оттуда перебросили в Усолье, откуда освобожден на 53 дня раньше. Но из лагеря не отпускали, работал как «вольнонаемный».

Первое прошение Виктора Савиных, поданное в 1945 году, прокурор оставил без удовлетворения. В 1954 году, уже на свободе, он написал втрое прошение: «Свой срок я честно отбыл: с 41 по 49 г. в ИТЛ, 49-50 г. – в Берлаге».

Василия Шибаршина, который посетил всего одно собрание СРБ, осудили повторно. В августе 1949 года он был арестован МГБ, находился в тюрьме Уфы. Следственный отдел Башкирии назначил ему ссылку «в отдаленную местность Советского Союза».

А потом умер Сталин. 6 октября 1954 года заместитель генпрокурора СССР подал протест в Президиум Верховного суда РСФСР по делу группы Сенникова и предложил на основании Указа об амнистии снять с них судимости. 15 января 1955 года приговор Иркутского облсуда был отменен, дело прекращено за отсутствием состава преступления, все обвиняемые реабилитированы.

К постановлению о пересмотре дела подшита справка: «Волков на спецпоселении в Дудинке, адрес указан, сведений о местонахождении остальных нет». Иван Дунюшкин, чье дело рассматривали отдельно, подавал прошение о его пересмотре в июне 1955 года из Норильска, где работал на руднике горно-металлургического комбината вольнонаемным. Через два года военный прокурор принял решение изменить приговор, исключив статью 56-10, ч. 1 и 58-11 за отсутствием состава преступления и определить меру наказания в виде трех лет. Информации о том, был ли Дунюшкин реабилитирован, историки не нашли.

18 декабря 1990 года иркутский областной комитет ВЛКСМ восстановил в комсомоле пятерых из девяти осужденных по делу группы Сенникова.

На фото из архива портала Тайшет24: Тайшет в 1935 году

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

27.06.2021


Новости партнеров