19 мая 2022
19:16

Роман Мазюк: Пока будет существовать организованная преступность, будет существовать и «уклад»

27 августа 2020

17 августа Верховный суд РФ удовлетворил исковое заявление генерального прокурора Игоря Краснова и признал движение АУЕ (Арестантское уголовное единство) экстремистским и запретил его деятельность на территории РФ. «Экспертный клуб-Иркутск» обратился за комментарием к известным экспертам, которые объяснили принятое решение.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовного процесса Института государства и права Байкальского государственного университета Роман Мазюк говорит, что А.У.Е. – феномен, устоявшийся в криминальной субкультуре, неотъемлемый его элемент, так же как конституция в легальном законодательстве. Поэтому его официальный запрет государством само по себе данный воровской институт не искоренит. Пока будет существовать организованная преступность, будет существовать и «уклад», каким термином его не назови. Но положительный эффект от введенного запрета все же должен быть, прежде всего, просветительский. К сожалению, сейчас под «очарование» идей А.У.Е. попала подростковая прослойка общества. В школах появляются квазикриминальные лидеры, которые пытаются распространять режим А.У.Е. в местной среде, и нередко это заканчивается насилием и малолетней преступностью.

Знакомый адвокат рассказывал, что защищал несовершеннолетнего обвиняемого в совершении кражи сотового телефона, совершенной под воздействием идей А.У.Е. Адвокату с трудом удалось настроить подзащитного школьника на признание своей вины (что равносильно отказу от А.У.Е.), чтобы в особом порядке судебного разбирательства рассчитывать на условное осуждение. Однако на следующий день в судебном заседании на вопрос судьи «Признаете ли Вы себя виновным», этот несовершеннолетний на глазах ошарашенного адвоката ответил «А.У.Е.». Как результат, реальный срок лишения свободы колония, искалеченная судьба и скорее всего криминальная судьба до конца жизни.

Председатель Исполнительного комитета ИРО «Ассоциация юристов России» Владислав Шиндяев говорит: «Мы должны понимать, что, воспитывая детей и новое поколение, передаем им серьезный пласт идеологии и культурный код. Это будет определять наше будущее. Есть социальные и общественные нарративы как мораль, нравственность, заложенные в культуре и религиозных концепциях.

Генпрокурор РФ в своем решении выступить с законодательной инициативой сделал акцент, что деятельность этого движения является общественно опасной, несет под собой признаки опасной идеологии. Кроме этого указывается, что в деятельность вовлекаются новые лица, и есть признаки, что движение является хорошо управляемой и структурированной организацией.

Если есть подобные признаки и обоснования, которые юридически рассмотрены, теперь неизбежны изменения в федеральном законодательстве. Будет ли введено понятие «криминальная субкультура» в законодательстве, пока сказать сложно, думаю, что не будет. Это более научный и социальный термин, который очень сложен к его идентификации. Сам термин «криминальная субкультура» подразумевает, что какая-то социально организованная структура несет признаки деятельности, которая осуществляется вопреки действующему законодательству. Уверен, что именно признаки деятельности, которые касается подобных и этого явления, в частности, будут закрепляться в законодательстве, и пресекаться, причем это не касается конкретно этого движения. В России уже запрещается деятельность некоторых религиозных организаций, которые также несут в себе признаки общественной опасности».

Юрист, депутат Государственной Думы РФ третьего созыва Юрий Курин видит опасность А.У.Е в том, что еще одна разновидность организации по поддержанию криминальной субкультуры: «С 1917 года в России такая криминальная субкультура существует непрерывно в разных формах. Одна из них была в годы революции и годы гражданской войны, затем на смену пришла другая во времена Сталина и Великой Отечественной войны. Меняется общество, меняется экономика, меняется мораль, меняется и преступная субкультура. Но А.У.Е - это совершенно новый феномен. Это рождается само по себе по многим причинам – наличия в обществе огромной массы факторов, которое определяют криминогенную пораженность общества, прежде всего, социальную несправедливость, незащищенность детей перед жизнью, слабую работу государства с такими категориями общества, а главное - возможность общаться с теми лицами, которые отбывают наказание. Ведь членами А.У.Е. являются дети и подростки из неблагополучных слоев. В Забайкалье, где родилось это движение, тяжелейшая жизнь и безработица. Там нет никаких внешних сил для создания такой организации. Если мы будем больше заниматься обездоленными детьми и сиротами, то они не будут принимать криминальную психологию.

То, что движение признали экстремисткой организацией, не вызывает однозначной оценки. Экстремистская организация имеет единый центр, явных лидеров, программу, идеологию, технологию. Если по самому факту принадлежности к организации молодых людей будут наказывать, то это неправильно. Если будут профилактировать, лечить тех, кто в ней, то это хорошо. Разобщать группировки, конечно, необходимо, выявлять руководителей, выявлять те причины, по которым приходят люди в движение. Если АУЕ в своем развитии дошла до критериев экстремистской организации, то да – тогда нужно ее объявлять. Пока я вижу, что это огромное поле для криминологов, исследователей проблемы и, конечно, государственных органов».

Генеральный директор информационного агентства «Байкал24» Владимир Кочетов двумя руками поддерживает решение Верховного суда: «Оно важно, потому что в АУЕ было трудно привлечь людей за конкретные действия. Как в свое время боролись с ворами и ввели понятие «воровской авторитет», и государству стало проще бороться с этим явлением, стало проще доказать, что это преступная группа. Как только АУЕ как организацию признали незаконной, теперь проще привлекать людей за подстрекательство и агитацию по вступлению в нее.

Движение АУЕ очень серьезно укорено – оно встречается как дедовщина в армии, мы часто читаем об этом в детских домах, во дворах городов, особенно моногородов. Оно реально несет угрозу нынешнему молодому поколению. В прошлом году было исследование федерального интернет-СМИ по этому поводу в одном из северных городов Иркутской области. И хорошо, что государство наконец-то решилось взяться за АУЕ.

И.о. министра по молодежной политике Иркутской области Егор Луковников также считает движение А.У.Е. на 100 процентов деструктивным, которое ничего не созидает: «Как человек, выросший в 90-е, застал первые этапы этого движения, когда молодежь, которая «не жила по понятиям», столкнулась с откровенной дискриминацией со стороны А.У.Ешников, все это выливалось в конфликты и разобщение молодежного социума.

В Иркутской области не отмечены открытые проявления А.У.Е., но оно встречается в виртуальном пространстве, пабликах социальных сетей, как пример, пропаганда ложной романтики, через статусы, слоганы, мемы, но на самом деле, это манипуляция сознанием молодых людей в интересах организаторов этого движения, с единственной целью получить прибыль с неокрепших умов. А для отдельно взятого молодого человека, это влечет личностную деформацию, а после проблемы с законом и разочарование.  Для общества это беда.

Уверен, что уголовному преследованию подлежат организаторы этого движения. В масштабах страны это сохранит много человеческих судеб. Молодежь должна развиваться и работать в традициях уважения, добра, здоровой конкуренции и взаимопомощи, нужно быть успешным для себя, своей семьи, своей территории. Но успех должен быть честным, через социальную активность и социальную практику, через добрые дела и личный результат, а не с помощью хождения по головам, тем более через криминал. Возьмите, например, добровольчество – это движение сегодня, по-настоящему модное, у него высокая цель. Государство и общество нуждается в молодежи, воспитанной на идее добра и честного достижения успеха. Над тем и работаем».

Читайте также