Издательство «МИФ»

Елена Кутергина: Илья Отрубейников: главное – не быть инвалидом в душе

Братчанин Илья Отрубейников родился с детским церебральным параличом. Это не помешало ему окончить школу, получить высшее образование по направлению «юриспруденция» и занять активную гражданскую позицию в городе. Илья участвует в социально значимых проектах и сам создаёт их, ведет юридическую практику,  много общается со СМИ, показывая пример многим. Он хочет доказать обществу, что инвалидность – это сложно, но не смертельно, и что людям с особенностями необходимо переформатироваться в XXI веке, чтобы выжить и жить достойно.

- Илья, честно скажу, возникло желание с тобой пообщаться после твоей довольно жёсткой оценки в адрес нового руководителя братского отделения Ресурсного центра по поддержке некоммерческих организаций Марины Рыженковой. Не буду вспоминать тот скандал, лишь скажу, что твой настрой на взаимное уважение и равенство всех участников общественной жизни мне импонирует, я его разделяю. Но очевидно с этим согласны не все, у нас, к сожалению, общественники часто тянут одеяло на себя, делят какое-то поле или славу…Почему так происходит? Могут ли НКО быть по-настоящему эффективными и идти в одном строю, добиваясь необходимых благих целей?

- Когда администрация Братска объявила, что в городе существует 267 НКО, я сильно удивился. Если бы их было столько и все они работали, как надо, то, наверное, у нас не было бы ситуаций, когда человек с инвалидностью не может выйти из дома, а у нас большинство до сих пор заперто в четырех стенах. Не было бы множества разных проблем, которые не уходят год от года. В реальности у нас работает активно, по моим наблюдениям, где-то пять организаций, но и они зачастую разрознены. Потому что, увы, каждая НКО преследует вои цели. На сегодня, да, надо это признать – это заработок. Ведь НКО существуют на гранты, пожертвования, и нужно как-то себя продвигать, чтобы получать эти средства к существованию и осуществлению целей НКО. Но не хотелось бы, чтобы первое превалировало над вторым, а так и происходит.

- Почему так много НКО для людей с инвалидностью? Они вообще нужны и эффективны?

- Это кажется простым и необходимым. Нередко руководителями таких НКО становятся родители детей с особенностями, они вовлечены в проблему как никто и им кажется, что через НКО они начнут их решать. Но происходит совершенно другая ситуация. Такие НКО превращаются, как правило, в клубы по интересам. Собираются дети с инвалидностью, в одном месте, общаются друг с другом, варятся в собственном соку, в то время как уже давно все мы говорим о настоящей интеграции людей с инвалидностью в обычное сообщество. Почему это необходимо?

Скажу то, о чем мало говорят. Когда такой ребенок становится взрослым, без интеграции в социум с детства ему не стать полноценным членом общества. Будет этот барьер, не будет друзей среди обычных людей. Мы получаем снижение самооценки, а в последствии и массу психологических проблем в придачу. И когда не станет родителей, такой человек просто обречен на интернат, на дом престарелых, на сокращение продолжительности жизни. А каждый родитель ребенка с инвалидностью думает: как дальше? Что потом? Как будет без меня? И тут же возникает гиперопека. Потом дети и живут в тени родителей, а когда тень исчезает – гибнут, как личности. Так если вы сами видите в своих чадах «не стандарт», тогда с таким посылом чего хотите от общества? Родители таких деток нуждаются в работе с психологами, психотерапевтами. Ведь они ждали рождения здорового ребенка, а тут бац! И на тебе! От этого никто не застрахован. Они до сих пор не в силах самостоятельно принять, а главное – отпустить эту ситуацию. Вот тут НКО должны быть в помощь. НКО для людей с инвалидностью должны ставить приоритетом именно интеграцию своих подопечных в социум, а не сбор средств на лечение или реабилитацию, иные задачи, которые должно выполнять государство за счет средств бюджета. Не только людям с инвалидностью, но и их родителям необходима серьезная психологическая помощь, которая настроит их на новый лад, убережет от старых деструктивных установок, что всё плохо и «нам все должны».

- Илья, как ты преодолеваешь свои собственные барьеры в этой самой интеграции в социум? Тебе всего 24, а ты, на мой взгляд, стал весомым общественником: ты окончил юридический факультет, что дает тебе уверенность, профессию, защищенность, учитывая твой статус инвалидности первой группы, при этом ты ведешь активную работу со школьниками, проект «Уроки добра» ценят в школах, он интересен медиа. Как ты ко всему этому пришел?

-То, что я собой представляю, это в большей степени заслуга родителей. Они всегда вкладывались в меня, и я – их проект, если хотите… У мамы всегда была очень правильная установка: никто никому ничего не должен. Да,  я родился таким, я другой жизни не знаю. Жизнь – сложная, разная. У всех – свои особенности и проблемы. У меня – вот такие. И с этим нужно жить, и идти вперед. Но только не нужно этим жить! И мама, папа, родственники всегда вели меня вперед, за что им очень благодарен. И мне бы хотелось, чтобы родители и другие люди с инвалидностью пришли к этому пониманию: если мы сами себе не поможем, никто и не поможет, и не потому, что общество плохое, а потому, что это наша жизнь, и мы сами должны ее строить с учетом своих особенностей. Не нужно чего-то ждать от жизни, наоборот, необходимо создавать ее вокруг себя.

Что касается проектов, то самый значимый «Уроки добра», про который вы сказали. Данное направление реализуется по России с 2012 года. Автором идеи выступила РООИ «Перспектива». Скоро уже будет пять лет, как я вошел в это «поле». Поначалу школы с большой настороженностью относились к таким визитам, но со временем всё пошло в положительное русло. Об существующих мифах в отношении людей с инвалидностью нужно говорить, и сделать это может только компетентный человек.

 Да, у меня есть и новые идеи, они направлены, в первую очередь, на информированность общества о том, что есть такие люди, как мы, и мы – обычные, нормальные, не нужно нас бояться и сторониться. 

Я всегда поражаюсь и буду поражен тем, что людям не на инвалидности страшно что-то новое начинать в жизни, они боятся выйти за пределы привычных рамок, а потом говорят: «Ну, так жизнь сложилась.» Так может вы и строить не хотели? Сами до краев полны ограничений, а нас ещё жалеют, мол с ограниченными возможностями. Ребята, вы себя-то хоть слышите? Или уезжают в другие города в надежде на лучшую жизнь. Господа, если вы тут на малой родине ничего не сделали, не заработали статус, думаете большая родина вас примет на «Ура!» Нет, это ошибочно. Конечно продавцам, консультантам везде рады, но неужели это ваш максимум? Мне страшно подумать, какой же тогда минимум?

- То есть, Братск – это навсегда?

Я люблю Братск. В годы интенсивного лечения и операций пожил везде: Иркутск, Красноярск, Питер, Сочи, Москва. Нигде бы из перечисленных городов жить не стал. Во-первых – расстояния, во-вторых – суета и постоянный дурдом мегаполисов.

Братск – город шаговой доступности. Да, загазованный, но, если хотите избавиться от выбросов на все 100 – переезжайте в деревню или село. Братск дал мне большой трамплин, точнее, я сам его построил.

- Подводя итог нашей беседы, признаюсь, очень приятно слышать подобные установки от молодежи, у меня немало уже друзей и знакомых с инвалидностью, которые рассуждают так же. Это Дмитрий Рейзвих, Иван Тирский, Олег Закусилов и другие. Но согласись, это еще всё-таки редкость, когда люди с инвалидностью «прорываются» в этом обществе. Да элементарно трудно устроиться на работу: вас попросту не берут, потому что у вас особый режим работы и условия, и некоторые просто боятся связываться. Это ведь так?

- Да, и уже немало трагичных историй в России, когда люди с инвалидностью трудоустраивались и были вынуждены молчать, соглашаясь с нарушением своих трудовых прав, и это кончалось плохо. Но я считаю, что наша задача – ставить себя в условия законности. Да, у людей с инвалидностью рабочий день короче, а отпуска продолжительнее, но это не должно быть проблемой для работодателя, ведь за возможность работы и самореализации мы можем дать гораздо больше, чем просто трудовые часы. Людей с инвалидностью необходимо обеспечивать работой, как это было в советское время, когда люди трудились на фабриках, приносили пользу. Сегодня от этого отошли, и общество оглянулось на нас с неудовлетворением: что-то вас много стало, и вы много просите. Мы не просим чего-то сверхъестественного, а по поводу того, что людей с инвалидностью в один момент стало много…Их всегда было равное количество в стране. Просто после развала СССР предприятия, на которых работали инвалиды, развалились, и люди из-за безвыходности «вышли на улицу», но сейчас XXI век. Дайте возможность работать, и наши проблемы выйдут из зоны повышенного внимания, мы просто станем самодостаточными, реализованными и нужными.

Беседовала Елена Кутергина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

27.10.2019


Новости партнеров

Елена Кутергина