"Иркутские кулуары" как культурное явление Иркутска

Общественно-политическому журналу "Иркутские кулуары" вчера исполнилось десять лет. В современном мире, где побеждает только близость к власти и интернет, содержать журнал, у которого за сорок номеров, не так-то просто. Андрей Фомин со своим опытом смог. "Глагол. Иркутское обозрение" поздравляет редакцию "Иркутских кулуаров", а также лично Андрея Фомина и Светлану Переломову с первым юбилеем. Надеемся, что лет через -цать мы еще будем о вас говорить. А пока публикуем фрагмент выступления Андрея Фомина, основателя и издателя журнала, на научно-практической конференции "Регион в стране и мире", которая недавно прошла в Иркутском госуниверситете, и его мысли на сайте журнала. 

Я провел небольшой поиск в Интернете, ориентируясь в основном на те города, которые входят в число лидеров по общему количеству действующих СМИ, а также на те, которые являются, по моему разумению, некими признанными выразителями провинциальной политической жизни. Нет, мне уже доводилось слышать от профессоров МГУ, федеральных политологов и журналистов, что издания, подобного «Иркутским кулуарам», они в российской глубинке никогда не встречали. Но хотелось проверить…

Так вот полноценный общественно-политический журнал есть в Московской области. Он называется «Подмосковье», но считать его провинциальным – в 50 км от Кремля, согласитесь, можно очень и очень условно.

Есть ещё журнал, который называется «Уральский федеральный округ» в Екатеринбурге. В каком режиме и формате он выходит и выходит ли вообще, выяснить не удалось, потому что его сайт не работает и ссылок на публикации в Интернете нет.

И есть журнал «Югра», учредителем которого является правительство Ханты-Мансийского автономного округа, и говорить о его публицистичности, которая является основным неформальным критерием реальной общественной-политической характеристики журнала, тоже вряд ли стоит. 

Это всё. Ни общественно и даже политически активные некогда Самара, Нижний Новгород, Краснодар, Новосибирск, Красноярск информацию о наличии общественно-политических журналов на бумажных носителях по запросу в поисковиках не предоставляют. Более того, не предоставляют они информацию и во временном контексте – как вариант того, что такие журналы там когда-либо были. Скорее всего, и не было. «Иркутские кулуары» оказались сегодня уникальным явлением для российской медиасреды. Вспоминаю в этой связи репортаж на одном из федеральных телеканалов, в котором журналист впал в ироническое недоумение от названия нашего журнала, аккредитованного на последней предновогодней пресс-конференции президента страны. Дескать, в Иркутске – кулуары? Что это вообще такое? Но это такое. Это факт.

Подчеркну, что Иркутская область не входит в число регионов-лидеров по количеству СМИ. И я не преминул бы на этом фоне похвастаться какими-то особыми качествами нашей редакционной команды, придумавшей необычный журнал, если бы не одно обстоятельство… Если бы он был совершенно необычным. Но дело в том, что до нас уже существовал полноценный общественно-политический журнал – «Губерния», который выходил достаточно регулярно, и это было хорошее, достойное издание. Его наличие само по себе подтвердило, что печатный продукт такой направленности востребован. В Иркутске для этого есть общественная среда, этому помогает политическая ситуация.

Не мне вам рассказывать о нюансах и перипетиях региональной политической жизни, но за 8 месяцев 2008 года, когда появился наш журнал, мы вышли 9 раз: то есть чаще, чем раз в месяц. В этот год были выборы в Законодательное собрание региона, и наш журнал буквально рвали из рук в поисках информации, которая бы проливала свет на ключевые проблемы в экономической, социальной и других сферах жизни. Перефразируя высказывание американского драматурга Артура Миллера о газетах, можно сказать: «Хороший журнал - это когда общество говорит с самим собой». 

Нам в этом смысле повезло, потому что при всей напряженности общественной жизни в регионе политические и медиаэлиты выдавали крайне мало информации о происходящем. Большая часть информации была загламурена, заглажена, а материалы об острых проблемах воспринимались исключительно в рамках политической или некой межэлитной борьбы, они считались заказом на очернение.

А общество хотело поговорить. И послушать. Помню, с каким восторгом люди читали материалы на модных тогда интернет-ресурсах «Алдана» (она же «Чайхана») и «Бабр». Но читать-то читали, а верили далеко не всегда, потому что это было виртуальное пространство, к которому ещё не привыкли в достаточной степени. Мы выходили в бумаге. А что написано пером, то, как известно, не вырубишь топором. То – правда.

И в Сером доме было немало случаев, когда рядовые сотрудники отпечатывали на ксероксе некоторые из материалов, опубликованные в нашем журнале, чтобы показать начальству, дома или где-то ещё. Они такого не читали нигде. Даже в Интернете. Огромный ажиотаж вызвал, например, материал с версиями нашего аналитика о том, почему силовые структуры взялись за предпринимателя Татьяну Казакову, начали её преследовать. Я разговаривал потом с представителем ФСБ, и тот признался, что одна из версий, которую выдвинули мы, была верной. 

А мы изначально и взяли курс на то, чтобы ничего личного в редакционной политике не было. При том что журнал по сути – подборка личных, крайне субъективных и особых взглядов разных авторов на те или иные жизненные ситуации, мы не хотели давать читателям ни малейшего повода думать, что можем действовать против кого-то или чего-то не по собственной воле, а по наущению, за деньги. Поэтому срабатывал эффект доверия к журналу, несмотря на известное утверждение Марка Твена. Помните, он писал, что «мы часто с сожалением вспоминаем о том случае, когда Наполеон стрелял в редактора журнала, но промахнулся и убил совершенно другого человека. Намерения-то у него были благими…»

Разумеется, мы по-прежнему очень дорожим доверием читателей к нам, считаем его ключевым. Всех гостей номера, а также тех, кого критиковали, мы постоянно опрашивали, чувствуют ли они, что мы были необъективны, что сознательно старались их обидеть. Кто-то обижался, безусловно, но абсолютно все признавали, что наш подход к теме был честным. Мне кажется, это важно понимать! 

Выпуск журнала всегда связан с достаточным количеством денег. И мы находили эти деньги, по моему убеждению, прежде всего потому, что нам как раз верили, доверяли. В какие-то моменты, когда я готов уже был объявить о закрытии журнала, обязательно находился кто-то из бизнесменов, кто вытаскивал 50, 100 или даже 200 тысяч и говорил: Я хочу, чтобы вы просто выходили и рассказывали обо всём так, как считаете нужным.

А один бизнесмен, ставший впоследствии первым заместителем губернатора области, как-то высказался афористично, выдавая комплимент журналу: Я не хочу знать правду, я хочу с вашей помощью знать, как было на самом деле.

Надо отдать должное и властям региона и города. Они тоже на каком-то этапе поняли, что такой журнал нужен, что ему нужно помогать, не загоняя его/нас в прокрустово ложе своих политических хотелок. И помогают!

Перекидывая мостик к теме предвыборных кампаний, хочу заметить, что многие технологи и кандидаты на выборные должности сегодня совершенно не учитывают, что запрос на доверие в Иркутске очень велик. Люди хотят доверять, хотят ощущать ментальное, моральное единство с теми, кто к ним обращается за политической помощью, а не чувствовать себя пешками в некой игре. Быть может, поэтому, не исключено, явка на выборах в Иркутской области – притча во языцех для всей страны. Избиратели хотят, чтобы с ними разговаривали как с людьми, а не как с марионетками, о которых вспоминают лишь накануне политического спектакля. 

В какой-то момент мы понимали, что СМИ в Иркутске жёстко стратифицированы: одни ориентированы и влияют (или думают, что влияют) на некое чиновничество, включая обитателей административных зданий городского и регионального уровней, другие – на так называемых простых людей. Глянцевые журналы, которых одно время развелось более двух десятков, кормили разум и душу среднего и мелкого бизнесмена, который в Иркутске искал возможности для самовыражения в публичной среде, но имел только возможность показать своё благополучие.

Один из банкиров мне жаловался в то время: вот есть журнал «Красивые люди», но он – о красоте. А я не красивый человек. Есть журнал «Богатей», но хвастаться богатством я не хочу. Мне это не надо. Есть масса журналов про удовольствие, еду и деньги, но поговорить-то мне о том, что волнует меня, негде.

И это правда. Негде поговорить было и представителям интеллигенции, вузовского сообщества, которые, как известно, поговорить-то любят. Поговорить с расчётом, что представители других страт услышат, поймут. В этом смысле журнал «Иркутские кулуары» выполнял функцию общественной переговорной площадки, конечно, в силу своих скромных сил и возможностей.

Мы были единственными, кто публиковал мнение либеральной общественности, например, делали интервью с Владимиром Миловым, Александром Кыневым и другими. Больше в Иркутске они нигде в СМИ показаться не могли. А у нас существовали и существуют рубрики «Стенка на стенку», «Есть мнение», где некая альтернативная точка зрения не просто возможна, но и приветствуется. Мы долгое время позиционировали себя в рекламе как журнал альтернативных мнений. Другое дело, что озвучить публично своё особое мнение в Иркутске до сих пор готовы единицы. Иркутск очень альтернативен и общественно активен, в основном, на кухнях и в Фейсбуке…

Когда мы начинали, большинство из тех, с кем я советовался по поводу журнала, давали нам жизни год–два. Дескать не найдём денег, иркутские бизнес- и политическое сообщества скуповаты на всё, что не касается его восхваления или очернения конкурентов. Мы продержались. Не уверен, что продержимся ещё достаточно долго: с деньгами действительно стало хуже, гораздо хуже. То ли сказывается экономический кризис, то ли иркутяне перестали хотеть поговорить, но… Кто знает? Иркутск не раз преподносил сюрпризы в общественной сфере. Иркутск в этом отношении – город контрастов.

И спасибо всем, кто создавал журнал все эти годы. Не буду перечислять журналистов и просто умных людей, пишущих для нас. Дизайнеров, фотографов, художников, корректоров – забуду ведь кого-нибудь, а это неправильно. Спасибо всем! Спасибо политикам, чиновникам и общественным активистам, которые принимали участие в качестве гостей журнала! Спасибо коммерческим партнерам, спонсорам и рекламодателям – даже не знаю, как вас отблагодарить ещё! Спасибо коллективу «Восточно-Сибирской типографии», который с нами вместе делал и делает каждый номер! 

Андрей Фомин, 28 апреля 2018 года

Несколько мнений о журнале от авторов и экспертов.

Сергей Шмидт: "Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Александр Ханхалаев: ваш журнал читал и читаю с удовольствием. Пишите интересно, иллюстрировано все красиво, достойно. Только вот плохо, что него его в свободной продаже. Не найти...

Андрей Хоменко: нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли, не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

Валерий Лукин: стиль изложения в вашем журнале очень простой и доступный, и это подкупает, так же как и ваша авторская непосредственность. А вот иллюстраций многовато, я хотел бы получать побольше информации от знаковых людей, которых я знаю, ведь иной раз на основе этих материалов я вношу определенные коррективы в свою деятельность. Но, как говорится, на вкус и цвет товарища нет. Кому-то интересно и картинки разглядывать.

Виктор Кузеванов: без лести вам говорю, что "Иркутские кулуары" придают городу дополнительную уникальность.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

28.04.2018


Новости партнеров