Издательство «МИФ»

Иркутск. Механизм невезения

В Иркутске побывал известный поэт, создатель и главный редактор проекта "Живые поэты" Андрей Орловский. Он один из основателей независимого художественно-аналитического журнала "Дискурс", активно бывает в регионах с концертными программами, публикуется в десятках СМИ. 

Вот что он написал в своих "Заметках на капоте" с незначительными сокращениями (напомним, что Орловский в своих текстах никогда не использует заглавных букв, но мы все-таки взяли словарь русского языка и расставили их): "Мы с Пашей держим такой темп, что даже Ерофей Павлович не выдержал. Выстояв полтора часа в очереди на паром, мы выехали с Байкала и мчались по скалистой Тажеранской степи в поисках пещеры "Мечта", когда у нас на полном ходу лопнуло колесо. Мы слушали особенно важный для наших детств первый альбом "Дискотеки аварии" – ну, как слушали, вопили хором громче, чем колонки, выкрученные на максимум. В тот момент, когда раздался глухой хлопок, и машину занесло вправо, мы познали обе составляющих названия этой группы. поменяв колесо, двинулись дальше.
Свою пещеру, хоть и не "Мечту", вход в которую оказался доступен только для туристических групп, мы все-таки нашли, едва закончив менять колесо. Местные спелеологи указали нам на камень, мы под него залезли и оказались в глубоком гроте из нескольких ярусов. Солнце, преломляясь в сводах, заполняло верхний ярус приглушенным неровным светом; алтарь неизвестно какого верования был усыпан сигаретами, мелочью и зерном; лед в более глубокой части пещеры блестел на стенах серебряной пылью. когда мы снова сели в машину, стало понятно – что-то изменилось.
В основе нашего путешествия лежат два противоположных принципа, к которым мы обращаемся в зависимости от дня, самочувствия и настроения: первый – жесткое планирование каждого шага и детальная подготовка, второй – импровизация с непредсказуемыми результатами. Обычно они чередуются, смешиваются или дополняют друг друга, но именно этот день был расписан чуть ли не поминутно. Мы рано встали, уверенно выехали и даже могли бы нагнать время, потерянное на переправе, но час, который ушел на замену колеса, стал критическим – импульс испарился, день рассыпался.
Именно так работает невезение: маленький щелчок запускает шестеренку, она раскручивает следующую, побольше, просыпаются поршни, скрипят рычаги – и вот уже весь механизм запущен и работает против тебя. 

В Иркутск мы приехали гораздо позже задуманного. Из-за этого двое людей, с которыми я планировал встретиться, уже уехали из центра. Из-за этого пришлось самому планировать вечерний маршрут – готовясь к Иркутску, я отметил на карте более 30 интересных точек (абсолютный рекорд за эту поездку), но не был готов, что начну на закате и буду без проводника.
То, что началось потом – наглядная демонстрация эффекта бабочки. Машина неудач набрала полные обороты, вышла на предельную мощь: первая точка, деревянная усадьба на улице Пятой Армии – окружена трехметровым забором. Вторая, памятник – демонтирован, на месте памятника – просто зияющая дыра в земле. Третья, церковь – уже закрыта, немного опоздал.
Прокат велосипедов – закрывается через полчаса, открывается в десять утра, а мы планируем рано выехать в Красноярск, заехав по пути в Ангарск, так что ни на час, ни на сутки брать не вариант. Кофе у Набережной Ангары – только за наличные, которых, естественно, нет. Дошел до банка, чтобы снять – три банкомата не видят карту. Все-таки нашел кофе за безнал, решил выпить на площади Труда, у памятника Леониду Гайдаю – там траншеи и реставрация.
Итого: вместо половины дня я провел в городе всего два световых часа, а чистыми, с учетом всех метаний – минут сорок. Этого непродолжительного блуждания в потемках хватило, чтобы понять: Иркутск – город феноменально красивый, удобный и родной, как домашний махровый халат. У меня нет шанса не вернуться в него отдельно и надолго.
p.s. Ночью задумался о случившемся, писал, поздно лег – выехать так рано, как мы хотели, не получилось. Поворот на Ангарск случайно проскочили и поехали дальше. Так странно: еще пару дней назад мы, такие повидавшие и опытные, возбужденно обсуждали за каким-то ужином то, как ловко у нас все складывается – и вот, маленький камешек на дороге вычеркивает из путешествия целый день и весело сверкает своей острой гранью шинам Ерофея Павловича вслед. Глупо от этого терять веру в свое всемогущество, но недооценивать внезапные камешки на пути – еще глупее.

Напомним, что встречу с Байкалом поэт ждал пятнадцать лет. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

01.08.2020


Новости партнеров

Звезды в Иркутске

Байкал. Целиком и навсегда

Уличная шахматная доска установлена в центре Иркутска

Романтика Второго Иркутска: голубевод Владимир Колодкин о любимых птицах

Уроженцу Киренска, популярному актеру Леониду Кулагину - 80 лет!

Да Бохан их знает: юные КВНщики из бурятского поселка приняли участие в телепроекте

На всем пространстве СНГ оказалось два мужика - Лукашенко и Боровский

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»