В серии ЖЗЛ вышла книга о Русской Америке

В издательствк «Молодая гвардия» вышла книга Натальи Петровой "Пионеры Русской Америки". 

В 2021 году исполняется 280 лет, как русская экспедиция под руководством Витуса Беринга и Алексея Чирикова положила начало освоению Аляски, которая до 1867 года носила название Русской Америки. В этой книге представлено шесть биографических очерков о тех, кто оставил значительный след в истории этого региона: «Росского Колумба» Григория Шелихова, первого правителя русских колоний Александра Баранова, основателя поселения Росс в Калифорнии Ивана Кускова, автора проекта присоединения Калифорнии к России Дмитрия Завалишина, «апостола Аляски и Сибири» святителя Иннокентия (Вениаминова), исследователя и путешественника Лаврентия Загоскина. Разные причины и обстоятельства привели их на край света, но всех их можно смело называть подвижниками и созидателями Русской Америки.

Книга уже появилась в московских и интернет-магазинах. "Глагол" публикует небольшой отрывок из книги, который выставлен в открытом доступе в соцсети Facebook. 

В июле 1741 года, русские моряки первые увидели южное побережье американской Большой земли с примыкающими к нему Алеутскими островами и высадились на острове, который гораздо позже получит имя американского исследователя Маркуса Бейкера. Это событие считается датой открытия Аляски.

Начальником экспедиции был Витус Беринг — опытный мореплаватель, датчанин на русской службе. К лету 1741 года они обосновались в остроге Петропавловск на Камчатке, который сами же и основали. Беринг командовал пакетботом «Святой Петр». Его правая рука - капитан Алексей Чириков, один из первых блестящих выпускников Московской навигацкой школы, отправился в плавание на «Святом Павле». Небольшие быстроходные бриги - 7 м в ширину, около 25 м по килю в длину, в северных морях были незаменимы. 

4 июня смельчаки отчалили из Авачинской губы с твердым намерением достичь американской земли, о местонахождении которой знали только по разноречивой молве. Через две недели, 19 июня, из-за сильного тумана корабли потеряли друг друга из виду и продолжали опасное плавание порознь. Аляску каждый из них открыл самостоятельно. Беринг сперва попытался выйти на след чириковского бота. Три дня «Святой Петр» двигался на юг - предположительно, по следам капитана Чирикова. Но потом, потеряв надежду найти соратника, Беринг принял решение повернуть на северо-восток и вскоре впервые пересек центральную акваторию Аляскинского залива. 

Этот маневр командора вошел в историю географических открытий. Через три недели, 15 июля, Беринг ясно увидел очертания большого берега, к которому стремился много лет. Это была Аляска. Перед моряками открылись горы Святого Ильи - южный берег полуострова. 

Беринг незамедлительно собрал команду объявил открытую землю российской. Капитан-командор в путешествии ослаб, страдал от болезни, но приказал высоко поднять русский флаг и отслужил на борту «Святого Петра» торжественный молебен. Обветренные морские волки с гордостью смотрели в сторону «матёрой земли»: им удалось исполнить давнюю мечту русских землепроходцев, найти материк, о котором прежде только ходили невнятные легенды. 

После этого «Святой Петр» подошел к необитаемому острову Каяк, высадился на его берег - главным образом, чтобы пополнить запасы пресной воды. Правда, Беринг назвал этот остров в честь пророка Илии, Каяком его наречет лейтенант Иван Старичев, много позже, в 1826 году. 

Моряки страдали от цинги и с трудом выдерживали суровые испытания плавания. Первой к острову причалила шлюпка Софрона Хитрова с 15 гребцами. Они без колебаний высыпали на берег, впервые за много дней почувствовали под ногами землю. Знаменитый натуралист, адъюнкт Георг Стеллер, отвечавший в экспедиции за научные исследования, 10 часов без устали бродил по острову, изучая его ландшафт и флору. Он успел описать 160 видов растений и сетовал, что слишком мало времени Беринг отвел ему на изучение острова Святого Илии...

После краткой стоянки Беринг направился вдоль берега на Запад. По пути моряки со «Святого Петра» открыли Евдокеевские острова, Алеутский хребет на Аляске, а на одном из островов наши моряки впервые встретились с алеутами, которые надолго станут главными союзниками русских на Аляске. Знакомство, к счастью, прошло мирно, если не считать небольшого инцидента. Один из соратников Беринга угостил наиболее общительного алеута чаркой водки. Тот в ужасе выплюнул «огненную воду» — и потом долго рассказывал собратьям о своих ощущениях от странного, явно колдовского напитка. Свое название этот остров получил в честь моряка Никиты Шумагина, первого участника легендарной экспедиции, умершего от цинги и похороненного на этой земле. Один из островов Беринг назвал в честь Чирикова, за судьбу которого тревожился. 

Беринг хотел перезимовать в России, но возвратиться на Камчатку великому путешественнику не удалось. Осенью «Святой Петр» почти потерял управление. Берингу удалось подойти к одному из островов, которые в будущем в его честь назовут Командорскими. На этом острове моряки стали готовиться к зимовке. Но цинга выкашивала команду: из 75 их оставалось меньше пяти десятков. Сам капитан-командор Витус Беринг скончался 6 декабря 1741 года.

Плавание капитана Чирикова начиналось гораздо драматичнее, зато завершилось не в пример успешнее. Именно ему удалось достичь берегов Аляски 15 июля - на два дня раньше Беринга. «Святой Павел» приблизился к острову, который в наше время носит название Бейкера. Чириков послал на берег полтора десятка служивых людей в двух шлюпках. Увы, по-видимому, они погибли в стычках с местными жителями. А может быть, кто-то и остался жить среди аборигенов. Чириков долго ждал соратников, однако причалить к острову не решался. Две недели «Святой Павел» оставался у берегов Америки, а потом повернул назад. 

Направившись к Алеутской цепи, Чириков и его моряки открыли еще несколько островов, среди них - Агатта, Алах, Умнах. Каждый из них капитан самостоятельно наносил на карту. В октябре герои вернулись в Петропавловск. Им удалось избежать сильных бурь и благополучно причалить к родной гавани. Весь поход от нынешнего Петропавловска до берегов Аляски и обратно составил около 9 тыс. км. И это в условиях, когда каждая верста давалась с кровью. Чириков, теряя силы, воодушевлял своих храбрецов.
Уже в Петропавловске, в своем отчете Чириков, страдавший от истощения и туберкулеза, утверждал: «В северной ширине в 55° 35 минутах получили землю, которую признаем без сомнения, что оная - часть Америки». 

Ему по справедливости досталась честь первооткрывателя Аляски. После этого подвига Чириков прожил еще около семи лет. Закончил свои дни в 44 года, будучи начальником московской конторы Адмиралтейств-коллегии. Тот самый остров в Тихом океане, у берегов Аляски, до сих пор и навечно носит его имя. Его свершения вызывали восторг великого нашего просветителя Михаила Ломоносова, который настаивал на том, что именно Чириков прошел дальше других и был первым и утверждал, что память об этом свершении «надобна для чести нашей». Ломоносов не ошибался, такова историческая правда.

Конечно, попытки найти Большую землю на границе Азии и Северной Америки предпринимались и прежде. Пройти туда на кораблях, на лодках, на собаках в XVII–XVIII веках было неимоверно трудной задачей. Возможно, первым из европейцев увидел аляскинскую землю славный казак-первопроходец Семён Дежнёв. В 1648 году он дошел до пролива, отделяющего Чукотку от Аляски. И, по одной из версий, бурей его отнесло на американскую землю. Это был первый, еще неосознанный, русский прорыв к Аляске. Но достаточно подробная челобитная Дежнёва много лет пылилась под сукном в якутском воеводстве, о ней не знали ни в Москве, ни в Петербурге, ни тем более на Западе. Поэтому Берингу и Чирикову пришлось заново, по существу, переоткрывать пролив. При этом их приоритет в научном описании островов и берегов Аляски бесспорен. 

Впрочем, мы редко вспоминаем, что сотни подданных России к тому времени уже бывали на Аляске и даже воевали с тамошними коренными жителями, на лодках добираясь до американских берегов. Они сражались за кочевья, за оленей, за новые берега для добычи рыбы. Некоторые аборигены русской Азии оставались на Аляске. Русские исследователи к тому времени получили смутную информацию о дальнем береге от чукотских и эвенкских вождей. Вражда между чукчами и аляскинскими эскимосами время от времени вспыхивала и позже. 

Однажды Готфрид Вильгельм Лейбниц спросил Петра I: «А где предел вашей империи? Где заканчивается Евразия и начинается Америка? Существует ли сухопутная граница между материками?» Петр, уважавший великого ученого, смутился. Незадолго до смерти, в декабре 1724 года, первый русский император составил подробные инструкции Первой русской камчатской экспедиции. Это было уникальное предприятие. Впервые государство столь тщательно готовило дальний бросок землепроходцев. 

Руководил Первой Камчатской экспедицией всё тот же Витус Беринг. С ним вместе в поход отправился и молодой Чириков. Они совершили несколько плаваний с берегов Камчатки, но достичь американских берегов тогда не удалось. 

Для европейцев Аляска оставалась землей загадочной: то ли полуостров на материк, то ли архипелаг, то ли вовсе мираж. Но и Беринг, и Чириков понимали, что нужно, несмотря на серьезнейшие климатические трудности, искать в том направлении. 

Наконец, летом 1732 года подштурман Иван Федотов и геодезист Михаил Гвоздев снарядили и совершили смелый бросок к берегам Аляски на корабле «Святой Гавриил». Опытный мореплаватель Фёдоров был болен, ответственность за плавание в основном легла на плечи Гвоздева. Важную роль в команде играл архангельский помор Кондратий Мошков, потомственный мореход, опытный кормчий, побывавший во многих переделках. С ними отправились в путь четверо матросов, более 30 вооруженных служилых людей и толмач Егор Буслаев, знавший чукотский язык. Фёдоров и Гвоздев понимали, что путешествие может обернуться нападением на корабль - и основательно готовились к обороне. 

Они отчалили от устья реки Камчатки, преодолели Берингов пролив, в районе мыса Дежнева пополнили запасы пресной воды. Оттуда направились на Восток и увидели сушу - в районе нынешнего мыса принца Уэлльского. Гвоздев рапортовал: «Августа 21 дня пополуночи в 3-м часу стал быть ветр, подняли якорь, парусы роспустили и пошли к Большой земле, и пришли ко оной земле, стали на якорь». На американскую землю они не высаживались, но увидели ее четко и многое записали. Безусловно, путешествие Гвоздева стало важным этапом в освоении Русской Америки: именно тогда европейцы получили первые сведения об Аляске. Эти моряки стали предтечами Беринга, Чирикова и их открытий. 

Свершения Чирикова, Беринга, Гвоздева и Фёдорова не прошли даром, их открытия остались не только на страницах учебников географии. К концу XVIII века Аляска стала частью Российской империи и на бумаге, и на деле. 

Полноценное, широкое освоение заснеженного полуострова началось в 1770-е годы. Крайне несправедливы слова популярной песни, в которой великую императрицу упрекают в утрате полуострова: «Екатерина, ты была неправа!». Как раз в екатерининские времена Аляска и стала настоящей русской землей. Там появлялись форпосты империи, казачьи поселения, там проводились метеорологические и географические исследования, там русские исследователи и воины изучали местных жителей, вместе с ними участвовали в промыслах, а иногда отражали атаки агрессивно настроенных индейских племен.
Значительной вехой в истории Аляски стало обустройство в 1770-е годы первого русского поселения на полуострове - Уналашки, что в Алеутском архипелаге. В 1784 году на остров с эскимосским названием Кадьяк прибыла экспедиция «русского Колумба» - Григория Шелехова. Многие аборигены полуострова обратились в православную веру. А в 1783 году возникла Американская православная епархия. И всё это - при Екатерине, которая, как видно, всё-таки была права. В 1797 году, по инициативе Шелехова, началась подготовка создания мощной монопольной компании, которая могла бы взять в свои руки торговлю и промысел на Аляске и в ее окрестностях. Ее учредили в 1799 году. 

Расцвет этой монополии был впечатляющим, но продолжался недолго. 18 октября 1867 года, по решению императора Александра II, Санкт-Петербург уступил Аляску (а точнее, всю «Русскую Америку») Североамериканским Соединенным Штатам. Тогда считалось, что осваивать столь отдаленную и почти безлюдную территорию невыгодно, и продажу считали рациональным решением. Но память о первооткрывателях, по существу, отдавших жизни ради раскрытия аляскинской тайны, из истории не вычеркнуть. Они были первыми. Формулу Ломоносова отменить невозможно: знание об этом «надобно для чести нашей».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

02.10.2021


Новости партнеров