Есть что вспомнить пятьдесят лет спустя

Когда руководители областного телерадиокомитета в апреле 1970 года выбирали репортёра для поездки в Зиму, а оттуда - в тайгу, за 20 километров, где должна была произойти установка первой панели первого дома будущего города, пока не имевшего даже названия, - выбор пал на меня. Вначале хотели командировать сразу двух корреспондентов: событие предстояло значительное - основание нового города в честь столетия Владимира Ильича Ленина - 22 апреля, день в день. Сторонники отправки сразу двух репортёров приводили такие доводы:

- Вспомните август прошлого года… Тогда Лютиков и Комин подготовили прекрасную передачу с перекрытия Ангары на Усть-Илиме. Пусть едут работать снова вдвоём.

В самом деле, год назад мы ходили по телерадиокомитету, как именинники. Передача, которая называлась «И третье электрическое солнце взойдёт над Ангарой» вызвала большой отклик у слушателей: они звонили, некоторые даже приходили в служебные кабинеты и выражали восхищение нашей «придумкой».

А она была простой. Роберт Петрович Лютиков сказал мне: «Что мы будем с тобой толкаться вместе на этом берегу Ангары. Сейчас на другой берег на лодке переправляются кинооператоры - дуй туда с ними. Я буду рассказывать о событии на этом берегу, а ты всю панораму перекрытия увидишь с другого берега… Потом всё записанное соединим.

Мы так и сделали. Через несколько дней, когда передача уже прозвучала на область и вызвала эмоциональный всплеск людей, - из Москвы, от руководства Всесоюзного радио был звонок - почти приказ: «Пришлите передачу нам». Самолётом коробка с магнитной пленкой, с красной полосой на этикетке («Срочная доставка») из Иркутска была отправлена в столицу. Через несколько дней снова звонок в Иркутск: «Включили вашу передачу в программу Первого канала».

Мы предполагали, что передача из Москвы пойдёт в сокращённом варианте. Оказалось, в полном, как звучала прежде по областному радио - около часа. Тогда мы с Робертом уже походили не на именинников, а на юбиляров.

Он же сказал на том совещании - кому ехать в Зиму: - Виталий и один справится. Он всех руководителей треста «Зимахимстрой» знает, они помогут добраться…

В вагоне, с которым я ехал до Зимы, встретил давнего знакомого - фотокорреспондента ТАСС Эдгара Брюханенко. Он тоже получил задание - подготовить репортаж с закладки нового города. Помню, он ворчал: «Ленину - 100 лет, это знают все. А как называется город, в который мы с тобой поедем, - никто.

В самом деле, каких только вариантов названий нового города не было тогда: Новозиминск, Столетнегорск, Окинск, Ленинск…

Свой репортаж, помнится, я начал как раз с размышлений о том, сколько нежности и любви вкладывают люди в рождение названия города, как родители выбирают имя своему ребёнку…Описал я и дорогу: раскисшую от весеннего тающего снега красную глину, в которой увязал наш УАЗик, однако упрямо двигался вперёд сквозь тайгу. Вот показались, наконец, и первые вагончики с надписью «Минмонтажспецстрой», и строительные балки различных СМУ с дымящимися трубами «буржуек», и сами строители в спецовках, бушлатах, фуфайках, с касками на головах. По всему чувствовалось - идёт подготовка к важному событию: где-то работали двигатели мощных машин, видны были стрелы кранов, вблизи за соснами притаился панелевоз.

Однако больше всего здесь было УАЗиков - на них добирались сюда высокие начальники стройки и партийные руководители области и района. Для них была приготовлена возвышающаяся площадка и традиционная трибуна. «Вот тут и должен быть мой микрофон», - сориентировался я. - А ещё нужно взять интервью у самих строителей и монтажников - именно они будут главными героями этого дня.

В ожидании начала монтажа панелей первого дома узнаю, что готовится праздничная акция - замуровка капсулы, в которой будет письмо жителям города в 2000-м году. Интересно, что же написано в нём? Вот бы прочитать. Где эта капсула?

Любопытство моё удовлетворил кто-то из трестовских руководителей: «Да вон в том вагончике девчата дописывают его своими чертёжными перьями».

Поднимаюсь в вагончик и вижу склонившихся над столом женщин. Одна читает текст, другая тщательно выводит буквы - письмо должно быть «красивым». Чертёжницы, сменяя друг друга, наконец, завершают письмо-обращение и разрешают мне, корреспонденту, прочитать написанное. Я читаю, волнуюсь, но продолжаю читать. И говорю, что текст хороший, только вот я вижу в нём несколько орфографических ошибок. Моё замечание об ошибках огорчило женщин. Одна из них, кажется, из парткома, говорит: - Ошибок не должно быть - нас засмеют все, кто будет читать письмо через 30 лет. Лёгкое замешательство…

По мегафону звучит приглашение: все, кто на таёжном пятачке, собраться у фундамента дома. Времени на раздумье уже нет. И женщина мне решительно заявляет: «Вы - корреспондент, я, думаю, вы грамотнее наших чертёжниц… Покажите ошибки - они бритвочкой, резинками стиральными всё исправят.

Я стал перечитывать письмо и указывать на ошибки. Женщины, немедля ни секунды, тут же исправляли и вписывали тушью другие буквы. Когда ошибки были исправлены, мы все облегчённо вздохнули. Письмо, свернутое рулоном тут же отправили в капсулу, похожую на гильзу от снаряда. И женщины понесли её туда, где начиналось главное событие - монтаж и должен был состояться митинг, на котором бригадир монтажников Павел Федорович Дворовкин зачитал письмо-обращение.

К слову сказать, через 30 лет я вновь оказался у того дома, где все годы хранилась капсула с письмом. Вскрывал её тот же, только уже заслуженный строитель, Почётный гражданин Саянска П. Ф. Дворовкин. Жители Саянска слушали письмо и сверяли с ним свои сбывшиеся и не сбывшиеся планы. Главная их мечта сбылась. Был город с красивым названием. Выросли их дети.

Письмо, конечно, оказалось в музее. И уже там я вновь перечитал его. И был рад, что в нём не было ошибок, даже следов исправления их — так хорошо поработали чертёжницы в том таёжном вагончике теперь уже 50 лет назад.

«Следы» своего пребывания 50 лет назад я отыскал на стендах с фотографиями в парке Первостроителей. На одной из них я - в белом берете и плаще, с микрофоном в руках записываю участников митинга. А на другой - у первой панели дома беседую с монтажниками. До сих пор помню, как Павел Фёдорович Дворовкин не по бумажке, а от всего сердца сказал: «Сегодня утром я слышал, как на этом вот месте токовали глухари, а сейчас мы закладываем здесь первый дом в будущем городе».

Жаль, что до юбилея города мастер-монтажник не дожил. Но его труды восхищали всех, кто отмечал юбилей города.

Виталий Комин, Байкал61

Фото Э. Брюханенко «Закладка первого дома Саянска», 1970. Из фондов проекта «Хроники Приангарья».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

03.01.2021


Новости партнеров