Издательство «МИФ»

Все по пятьдесят: новая встреча с иркутским "Книжным приютом"

Двери "Книжного приюта" в Иркутске всегда открыты для посетителей. Здесь рады всем. Можно молча пройтись среди книг, полистать их, почитать и поболтать с хозяином, который поможет сориентироваться, расскажет интересную историю. Журналист газеты "Право выбора" Ани Думикян застала Евгения Гинтова за беседой с гостем: девушка приехала за книгами для малоимущих семей. Пока я ждала своей очереди, изучила стеллажи и кабинки с множеством изданий. Подумала, что могла бы тут находиться часами. Неудивительно, что Евгений живет этим проектом. В интервью он рассказал о том, почему бросил работу криминалиста, как открыл приют для книг, о чем мечтает и есть ли будущее у бумажной книги. "Глагол" публикует интервью с незначительными сокращениями. 

– Евгений, как вам пришла в голову идея приютить у себя книги, от которых отказались их хозяева?

– Я родом из Братска и никогда не видел, чтобы люди массово выкидывали книги. Когда переехал в Иркутск, закончил училище, вернулся из армии, я открыл пункт приема макулатуры (он находился на этом же месте) и заметил, что в переработку отдается много книг. Когда увидел среди них издания, на которых вырос, меня "пробила" ностальгия, начал их собирать. Среди них были и те, которые издавались, например, в Нью-Йорке. У меня дома хранится "Винни Пух" на английском. Книга совершенно новая, с прекрасными иллюстрациями… "Книжному приюту" уже четыре года. Очень часто слышу от посетителей: "А вот эту книгу я читал в детстве с мамой, а вот эту – с бабушкой". Именно воспоминания натолкнули на мысль открыть "Книжный приют" и начать спасать книги. Честно говоря, я приобретал участок под автосервис, а получилось другое. За забором есть котельная, ее собираются сносить, здесь будет большая стройка. Поэтому нас хотят отсюда подвинуть. Мне предлагали и трехкомнатные квартиры, и участки в отдаленных районах города. Да что только не предлагали! А как же приют? Я его создавал, теперь он меня держит на плаву! Мы друг друга дополняем и выручаем!

– Как к вам попадают книги?

– Молодому поколению сейчас достается в наследство огромное количество книг. Раньше у каждой советской семьи была своя домашняя библиотека. Если вы зайдете в гости к пожилой семейной паре, то обязательно увидите битком набитые книжные полки. Многие молодые, получив наследство, избавляются от книг… Что-то списывают наши городские библиотеки. Бывает, люди сами звонят: "Мы нашли книги, можно их вам принести?" Кто-то из других городов даже отправляет. Люди массово отказываются от книг.

– Сколько сейчас книг в приюте?

– Более семидесяти тысяч экземпляров. Летом будет стройка еще на двадцать тысяч мест. А моя личная библиотека насчитывает около семи тысяч экземпляров.

– Вы осуждаете людей, которые отказываются от книг?

– Нет. Есть люди читающие и не читающие. Если у человека не лежит душа к бумажному изданию, я не думаю, что его надо за это осуждать. Можно осуждать, когда человек родительскую библиотеку выкидывает в мусор, чтобы сделать евроремонт. Большинство наследников не прикладывает даже малейших усилий для того, чтобы пристроить эти книги.

– Как вы ориентируетесь в своем собрании, есть какой-то каталог, список?

– Опись книг мы составлять не будем еще пару лет точно, потому что это просто нереально. С понедельника по пятницу у меня основная работа, а в субботу и воскресенье я здесь, в приюте... Мы пытаемся раскладывать книги по жанрам: русская и зарубежная классика, фантастика, сибирские писатели, краеведение, история России, детская литература, наука, ЖЗЛ. На стеллажах указаны жанры. Но все равно здесь большой хаос, много изданий еще не отсортировано. Сделать опись мне одному нереально. Мы все бывали в библиотеках, видели, какой там штат работает.

– Вам никто не помогает?

– Ребята приходят, помогают, в основном это студенты-филологи, заглядывают бывшие библиотекари, пенсионеры, которым скучно дома. Кстати, про сортировку книг по жанрам. В этом плане население делится на два лагеря. Одним нравится тот факт, что книги отсортированы. Другие благодарят за то, что мы не сделали этого, потому что кто-то приходит за определенной книгой, но в процессе поиска находит для себя еще больше интересного.

– Какая из книг для вас самая раритетная?

– Позапрошлой зимой я сильно болел, не смог открыть приют, и мне под воротами оставили четыре тома монументального труда по медицине немецкого ученого Михаэля Платена. Правда, один из них был с утратами. Издание 1862 года – "Новый способ лечения. Лечение целебными силами природы. Руководство для жизни согласно законам природы, для сохранения здоровья и для лечения без помощи лекарств". Кто-то из местных жителей сделал такой подарок для приюта. Дарителя пытались найти даже в социальных сетях, но безуспешно. У меня порядка ста дореволюционных изданий. Собираю их для того, чтобы в дальнейшем проводить бесплатные лекции, возможно, даже какие-то выставки. Лично я интересуюсь краеведческой и военной литературой. Есть очень много книг, которые вышли в свет еще в довоенное время, примерно с 1930 по 1936 годы, про огнестрельное оружие, химическое дело, военную подготовку солдат. Про флот есть литература, у меня отец моряк, привил маленько интерес к этой сфере. Есть книга про историю Иркутска 1949 года. Берегу очень книги, которые связаны со старинным сибирским говором.

– У вас есть любимые книги?

– Конечно. В первую очередь это произведения нашего сибирского писателя Валентина Распутина. Первое знакомство с автором у меня было с "Уроков французского". В восьмом классе я стал "Учеником года" и мне подарили эту книгу. Она произвела на меня огромное впечатление. Меня удивила такая забота учительницы о школьнике. Недавно перечитывал. Всем советую. Книг, которых я люблю, очень много. Фантастику иногда читаю.

– Какая литература пользуется наибольшей популярностью среди посетителей?

– Среди старшего поколения – детективы, приключения. Легкое чтиво. Молодежь ищет произведения популярного японского писателя Харуки Мураками, бизнес-литературу, книги, связанные с саморазвитием, правильным питанием.

– Классика спросом не пользуется?

– Классика сейчас, я бы сказал, на минималке. Частенько к нам приходят родители и берут для детей классику для чтения по школьной программе. Но, я думаю, что сами дети должны это делать. Было бы здорово видеть у нас классных руководителей с их подопечными. Думаю, ребятишкам было бы интересно самим выбирать книги.

– Книги из приюта можно забрать просто так?

– В первый год я их просто раздавал. Люди забирали книги пакетами, а потом через пару недель несли обратно. Я бывший криминалист, у меня хорошая зрительная память. Увидел книгу один раз и уже примерно знаю, где она стоит. Если ее забирали и потом возвращали, я это сразу вычислял, не говоря уже о людях, которые так поступали. Меня это глубоко возмутило, и я ввел плату – 80 рублей за книгу. Потом немножко остыл и снизил до 50 рублей. Все полученные средства уходят на содержание приюта. Например, защитные шторы стоят 40 тысяч. Они из специальной ткани, заказал такие, чтобы за год не развалились. Шторы нужны для того, чтобы защитить книги от осадков, пыли. Я просто вынужден был их купить. Ну и самый главный враг – это птицы. Они ищут материал для гнезд и клюют книги. Поэтому приходится тратить немалые деньги, чтобы спрятать издания от внешних врагов. Контейнер для хранения книг обошелся мне в 110 тысяч, еще один – в 50. В свое время завез сюда несколько тонн камня, чтобы участок приподнять и выровнять, здесь была просто большая яма. На протяжении всего времени существования проекта каждый месяц трачу на развитие проекта немалые деньги: пиломатериал для строительства стеллажей затратнее всего, на втором месте – содержание техники для доставки книг.

– Книги практически живут на открытом воздухе, наверняка были потери?

– Были, и немалые, особенно в первый год, когда я не понимал, что делать, как и зачем. Всё начиналось с обычного навеса, самодельного стеллажа из пластмассовых ящиков и досок. Не думал, что на приют надо тратить огромные деньги. Я пытался собрать "хранилища" из подручных средств. Всё разваливалось, в дождь мокло, приходилось выкидывать. Ой, многое, если честно, приют пережил. Всё пришло с опытом. Изобрел потом кабинки, в которых книги плотно стоят друг к другу. Сейчас книги у нас хранятся в нормальных условиях, но их становится всё больше, поэтому не всегда успеваем собрать новый стеллаж к новому поступлению.

– Что будете делать, когда здесь закончится пространство?

– Я об этом думал. В принципе, оно уже почти закончилось. Летом планирую строить кабинки в два этажа. Я обязан это сделать, отсортировать издания по жанрам, по писателям, увидеть, какие есть дубликаты. Дублирующиеся издания мы развозим по сельским библиотекам, больницам, домам престарелых.

– Вы сейчас занимаетесь сбором средств для книгомобиля. Для чего приюту машина?

– Летом я совершаю книжные экспедиции. Прошлым летом проехал две тысячи километров, развез более трех тысяч книг. Передавал их больницам, сельским библиотекам. Последние иногда встречали в штыки, мол, нам ничего не надо. Порой можно увидеть, в каком плачевном состоянии находится их книжный фонд... Но я встречал и противоположные ситуации. У одного мужчины библиотека была в шикарном состоянии. Настоящий хозяйственник. А книгомобиль нужен для того, чтобы мы могли ездить в другие регионы, не хочу останавливаться только на Иркутской области. И конечно, техника нужна, чтобы доставлять книги в сам приют от дарителей.

С каждым годом про нас узнают всё больше людей, поток книг постоянно увеличивается. Грузовик, который у нас сейчас есть, часто ломается, а запчасти для него трудно найти. Нельзя, конечно, чтобы он слышал это, но мы его продадим. (Смеется.) По-другому нельзя. Если путешествовать, то в машине должен быть спальник, она должна быть оборудована как-то. Этим летом мы уже хотели поехать в Красноярск, Хакасию, потому что оттуда звонили сельские библиотеки, просили литературу. Но, судя по всему, уже не получится туда выбраться, потому что я почти на два месяца остался без работы, приходится экономить. Предыдущая экспедиция мне обошлась в сорок тысяч рублей, все мои отпускные, они ушли на бензин, питание, проживание.

– Как к этому относятся ваши близкие?

– Не осуждают. Поддерживают. Говорят, что я молодец. Особенно когда получаю очередную грамоту или благодарственное письмо. Родителям приятно осознавать, что они вырастили человека, который пошел по хорошему пути. Скоро в Иркутск переберется самый младший брат, надеюсь, он мне будет помогать по возможности.

– Родители привили вам любовь и бережное отношение к книгам?

– Если честно, у меня в детстве было мало книг. Помню Большую советскую энциклопедию в бордовом переплете, она в нашей семье оказалась благодаря папе, за что я ему безмерно благодарен. Мы еще застали то время, когда не было интернета и все школьные рефераты приходилось писать по книгам и от руки. У папы были еще книги про корабли, я очень любил их рассматривать.

– Споры о том, что лучше – бумажные или электронные книги, для вас не актуальны…

– Всё зависит от ситуации. Когда я учился в институте МВД, у меня был небольшой телефон, его называли "тапочек". Я скачал на него книгу Дэна Брауна "Ангелы и демоны" и просто не отлипал от нее. Это единственная книга, которую я прочитал в электронном виде взахлеб. Помню, стоишь в строю, надвинул фуражку и потихоньку читаешь. Можно читать в электронном варианте, но приятнее все-таки бумажные книги. Они, конечно, занимают много места, пыль собирают, но качество усваиваемой информации из них на уровень выше. Возможно, потому что я на таких вырос. Нынешнее поколение больше отдает предпочтение электронному варианту. Это нормально.

– Книга когда-нибудь канет в Лету?

– Возможно. Однако только вдумайтесь, сколько веков книга несет в себе информацию! Если бы не она, мы бы сейчас не вышли на эту ступень развития, потому что накопленные знания постоянно утрачивались бы. Я просто не знаю никакого современного изобретения, которое могло бы посоревноваться с книгой по значимости на столь большом отрезке времени. Возможно, когда-то она уйдет, останется только в музеях и у коллекционеров. Хотя даже сейчас люди, имея под носом интернет, идут в библиотеки, приходят ко мне в книжный приют, много книг забирают в свои личные библиотеки. Почему? Да потому что много кто не доволен качеством информации в Глобальной сети, а найти оригинальную проверенную информацию дорогого стоит. Делайте выводы. Я частенько говорю людям: "На “Гугл” надейся, а сам не плошай!"

– Деньги на нужды приюта поступают только от иркутян и жителей нашего региона?

– Нет, присылают даже из других стран, где проживают наши соотечественники. Из Франции, например. Узнают про нас из новостей. К нам иногда заходят иностранные туристы. Два года назад был молодой человек, который путешествовал из Польши до Владивостока. Нашел у нас книги, на которых вырос. Он был в шоке. Взял с собой на память, оставил деньги на развитие. Были у нас из Японии, сюжет снимали. Из Германии. Проект зацепил многих.

– Никогда у вас не было ощущения, что все усилия напрасны?

– Один раз было. Нам выписали штраф за нецелевое использование земли. Штраф составлял шесть тысяч рублей. Его списали с моей банковской карты без уведомления. Я ничего не знал о том, что оштрафован. В тот момент подумал: "Да на фиг оно мне нужно?" Я тогда записал об этом десятиминутный видеоролик, опубликовал его, и пошла большая волна поддержки со стороны людей. Звонили как депутаты из Москвы, так и простые люди, говорили: "Вы только не бросайте это!" Поддержка была мощная. Надо отдать должное отделу по связям с общественностью администрации Иркутска. Они нашли меня, помогли очень сильно. Совместными усилиями нам удалось перевести принадлежащий мне участок в категорию "под культурное развитие". Я бескрайне благодарен им за это. А для себя решил: пока у меня есть возможность выделять средства, не брошу это дело. Даже если когда-нибудь устану от такого труда, найду того, кто позаботится о книгах. Пока люди готовы приходить и помогать, но не на постоянной основе, потому что это большой якорь, я это на себе чувствую. Иногда хочется вырваться куда-нибудь на отдых, но не могу, ведь в субботу и воскресенье я должен быть здесь, в приюте.

– Правда, что зимой вы выдаете посетителям тулупы?

– Да, у меня есть два кожаных армейских тулупа на овчине. Даю их гостям, чтобы, пока искали книги, не замерзли. Согреваю, как могу. К нам приходят и в лютые морозы, людей не остановить. Бывает, думаешь, что никто не должен прийти, а приходят. Это ладно, посетители заглядывают максимум на час, а я стою с одиннадцати дня и до пяти вечера. Иногда греюсь в машине. Этой зимой разорился, купил костюм, который выдерживает морозы до минус шестидесяти, специальную обувь. Наверное, если бы не проект, я бы переехал из города, потому что не устраивает, как "развивают" благоприятную городскую среду у нас. Лично мне не хватает зеленых насаждений, чистых улиц, отремонтированных дорог и т.д. Этот список можно продолжать долго, сам я никогда не брошу мусор на улице, наоборот, пытаюсь собирать макулатуру, сдавать ее, на вырученные деньги с другими ребятами приобретаем саженцы, выдаем людям, чтобы наш город чуточку стал лучше. Уехать можно, но разве это выход? Пока у меня есть желание сделать лучше то место, где живу.

– У вас есть мечта, связанная с книжным приютом?

– По соседству с приютом стоит частный дом, в котором я живу, хочу когда-нибудь его отреставрировать, сделать в три этажа. На первом хотел бы обустроить читальню, на втором – бесплатный хостел для ребят, которые путешествуют автостопом. Я их очень уважаю, это невероятные авантюристы в хорошем смысле этого слова. На третьем этаже жил бы сам. Заглядывал бы к своим гостям, пил бы с ними чай, беседовал, собирал бы какие-то  истории, приглашал местных жителей, чтобы они могли пообщаться с путешественниками. Я этим горю, но финансово не могу себе такое позволить. Возможно, моя мечта когда-то станет реальностью, просто нужно время. Мечта эта движет мной, и родилась она совершенно случайно. Как-то один из посетителей меня спросил, чего я хочу в итоге, и посоветовал помечтать на полную катушку, без всяких границ. Вот я и замечтался. Хочется всем посоветовать мечтать без границ. Когда не обращаешь внимания на всякое "этого не может быть", то рождаются удивительные мысли.

– Не пытались найти спонсоров?

– Однажды обращался к одной известной нефтяной компании, просил солярку на экспедицию, чтобы заправить грузовик и отвезти книги нуждающимся, но мне отказали. Поэтому я не пытаюсь найти поддержку среди потенциальных спонсоров. Приют живет за счет простых людей, которые читают книги, верят в проект. Каждый помогает, чем может.

– Вы сказали, что работали криминалистом. Почему ушли со службы? 

– В один прекрасный день просто снял погоны... Ушел в звании лейтенанта. Понял, что это не моя сфера, не мой мир. Я ответственный человек, сказал – сделаю. Я сам себе генерал и сам себе рядовой. Поставил с утра задачи и пошел выполнять.

– Как же вас занесло в силовые структуры?

– Большое влияние родителей, у них были веские доводы в пользу работы в правоохранительных органах. В семнадцать лет жизненного опыта и знаний не хватило мне для того, чтобы принять собственное решение. Я абсолютно не знал, куда мне идти. Послушал родителей… Пять лет службы оставили свой отпечаток. Я стал более дисциплинированным, всё было не зря. Можно было бы поработать, но тогда не случилось бы то, о чем мы с вами беседуем. Не жалею об этом. Хотя, признаюсь честно, когда снял погоны и с тех пор прошло три года, я заскучал по форме. Решил пойти в десант. Сказал об этом родителям, мама, конечно, была против. Но я был настроен решительно. Меня отправили в Подмосковье, город Наро-Фоминск. Потом все равно вернулся сюда, начал искать себя, работал грузчиком, зубным техником, монтажником по подключению интернета. Сейчас работаю в сфере уничтожения архивов. Тяжелая работа, но нравится. Свой график, и меня это устраивает.

– Как так получилось, что человек, спасающий книги, уничтожает документы?

– Я еще и десантник, который работал в сфере стоматологии. Обычно десантники не делают людям зубы… Всё в жизни относительно. Документы, которые подлежат утилизации, нужно утилизировать. Есть регламент, там могут быть личные данные людей и прочее, тут нечего добавить. Работа есть работа. Но я никогда не соглашусь с регламентом, который требует отправить книгу в утилизацию. Вот так.

– Если бы сейчас была возможность задуматься о смене профессии, какую бы выбрали?

– Тестировать пляжи.

– Неплохо.

– Если честно, особо над этим не думал. Наверное, выбрал бы что-то связанное с путешествиями, чтобы не сидеть на одном месте.

– Вы ходите на выборы?

– В последний раз ходил на выборы, когда служил… Мне, кстати, предлагали в мэры баллотироваться. Серьезно. Из посетителей много кто предлагал. Но мне кажется, что я не дорос еще до этого. (Смеется.) В другой раз.

Ани Думикян, Право выбора


03.06.2020


Новости партнеров

Уголок библиофила

Романтика Второго Иркутска: голубевод Владимир Колодкин о любимых птицах

Уроженцу Киренска, популярному актеру Леониду Кулагину - 80 лет!

Да Бохан их знает: юные КВНщики из бурятского поселка приняли участие в телепроекте

На всем пространстве СНГ оказалось два мужика - Лукашенко и Боровский

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

Юбилей актрисы Тамары Панасюк

Тайшетские школьники нарисовали победу

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»