03 июля 2022
22:08

Найдены новые страницы из жизни Варлама Шаламова

04 января 2021

Неоконченный автобиографический цикл Варлама Шаламова «Вишерский антироман» дополнился еще десятью очерками. Об этом стало известно во время церемонии передачи Музею политической истории личного архива доктора Андрея Максимовича Пантюхова.

Пантюхов – прототип главного героя нескольких «Колымских рассказов» Варлама Шаламова, он тоже был политзаключённым. В 1943-1946 годах Пантюхов выходил истощённого писателя и дал ему направление на фельдшерские курсы, что помогло Шаламову дожить до освобождения.

Личный архив Андрея Пантюхова музею подарила доктор исторических наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Юлия Кантор, а ей материалы передал сын доктора – Евгений Андреевич Пантюхов.

– В 2018 году я привезла в Красноярский краеведческий музей выставку, посвященную прозаику и сценаристу Виктору Конецкому, – рассказывает Юлия Кантор. – После открытия состоялся разговор с наиболее увлеченными посетителями. Один из них, седой, худощавый человек, задавал интересные вопросы, выдававшие в нем не только внимательного читателя, но и любителя истории. Что-то «зацепило» меня в этом немногословном собеседнике, и мы остались договорить в пустевшем уже зале.

«Дома огромная библиотека, отцовская. Даже не знаю, чего в ней больше – художественной литературы или истории. Отец и мне привил любовь к чтению», – сказал он.

«Он был учителем?» – уточнила я.

«Нет, врачом. Моя фамилия Пантюхов. Вы читали «Колымские рассказы»?» – был ответ.

У меня перехватило дыхание: «Пантюхов! Андрей Пантюхов – врач-заключенный, спасший Шаламова! Это ваш отец?!»

Так началось наше знакомство, так я прикоснулась к подлинной истории жизни незаурядного человека и прекрасного врача. В течение полутора лет я летала в Красноярск, и вместе с Евгением Андреевичем мы по старым папкам, коробкам, фотоальбомам и просто перевязанным стопкам документов собирали «архив Пантюхова». Документы, фото, переписка.

С тех пор прошли две выставки – в Омске и Перми. В Омске доктор Пантюхов учился, поэтому там на выставке был сделан акцент на его студенческие годы. В Перми – на лагерный период жизни врача, неразрывно связанный с Шаламовым. В 2021 году выставка пройдет в Петербурге.

Шаламов и Пантюхов нашли друг друга спустя двадцать лет после заключения. Писатель был уверен, что доктор погиб, но бывшие лагерники помогли ему отыскать спасителя, и в 1961-м он написал врачу.

В процессе работы над документами в архиве Шаламова были найдены неопубликованные отрывки «Вишерского антиромана».

– Если все будет нормально с правообладателями, распоряжающимися архивом писателя, мы постараемся в 2021 году подготовить полное издание этого неоконченного романа. Выпустит его музей «Пермь-36».  По замыслу, должна получиться своеобразная энциклопедия периода – конца 1920-1930-х годов. Там около ста фамилий, будут нужны именные указатели. Это колоссальная работа.

- Многие помнят первое издание «Вишерского антиромана» в «Роман-газете» в 1989 году, – говорит автор биографии Шаламова в серии ЖЗЛ Валерий Есипов. – Этот текст воспроизводился и в собраниях сочинений. Там двадцать глав. Найдено еще десять. Когда Шаламов был болен, у него украли часть архива. И потом часть этого архива, уже в 1998 году, принесли его последней жене Елене Павловне Сиротинской. А часть до сих пор не возвращена. Но это отдельная – уже криминальная – история.

Напомним, что Варлам Шаламов был в Иркутске в ноябре 1953 года на обратном пути из лагеря после освобождения в результате амнистии. Об этом он написал в своих воспоминаниях: «А пока – дешевле всего до Иркутска самолетом, а там поездом до Москвы. Пять суток там. Или можно еще до Новосибирска, а там – тоже в Москву по железной дороге. Какой самолет раньше отправляется... Я купил билет на Иркутск…На Иркутском вокзале я лег под свет электрической лампочки, ясный и резкий – как-никак в поясе у меня были зашиты все мои деньги. В полотняном поясе, который мне шили в мастерской два года назад, и ему наконец предстояло сослужить свою службу. Осторожно ступая через ноги, выбирая дорожки между телами грязными, вонючими, рваными, ходил по вокзалу милиционер и – что было еще лучше – военный патруль с красными повязками на рукавах, с автоматами. Конечно, милиционеру было бы не справиться со шпаной – и это, вероятно, было установлено гораздо ранее моего появления на вокзале. Не то что я боялся, что у меня украдут деньги. Я давно уже ничего не боялся, а просто с деньгами было лучше, чем без денег. Свет падал мне в глаза, но тысячи раз ранее падал мне свет в глаза, и я выучился превосходно спать при свете. Я поднял воротник бушлата, именуемого в официальных документах полупальто, всунул руки в рукава покрепче, чуть-чуть опустил валенки с ног; пальцам стало свободно, и я заснул. Сквозняков я не боялся. Все было привычно: паровозные гудки, двигавшиеся вагоны, вокзал, милиционер, базар около вокзала – как будто я видел только многолетний сон и сейчас проснулся. И я испугался, и холодный пот выступил на коже. Я испугался страшной силе человека – желанию и умению забывать. Я увидел, что готов забыть все, вычеркнуть двадцать лет из своей жизни. И каких лет! И когда я это понял, я победил сам себя. Я знал, что я не позволю моей памяти забыть все, что я видел. И я успокоился и заснул.

По материалам еженедельника Собеседник и собств.инф. 

На фото: доктор Александр Пантюхов, спасший жизнь Варламу Шаламову

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также