Издательство «МИФ»

Театр и жизнь Владимира Шагина-3

В Год российского театра «Глагол» готовит несколько интересных проектов для своих читателей, в том числе, связанных с историями людей, всю жизнь связанных с театром. Сегодня мы публикуем продолжение отрывка из первой главы книги «Владимир Шагин. Театр и жизнь». Она написана как бы от имени самого Владимира Константиновича. Первая и вторая части здесь.

- Некоторые говорят, что люди стали меньше интересоваться театром, предпочитая занятия на компьютере. Как вы думаете, с таким конкурентом стоит считаться?

- Мы не ощущаем такой проблемы. В театр не идет только ленивый человек, который мыслит узконаправленно. Вспомните, в свое время люди говорили, что с появлением телевидения никто в театр не пойдет. Ну и что?  В тот момент, когда телевидение транслировало театральные постановки, оно еще было интересным. Года три назад  мы  проводили опрос зрителей, который показал, что к нам в театр все больше стали приходить молодые люди. И причиной тому является отторжение ими пошлости и  насилия, заполонившие малый экран.

– Сейчас театру приходится бороться с кино и телевидением за внимание зрителя. Как удается выдерживать конкуренцию?

– Наверное, благодаря репертуару. Мы ставим спектакли, которые интересны публике. А чтобы постановка имела  успех, нужно хорошо знать возможности труппы, выбирать произведения не очень сложные в музыкальном плане, но яркие и зрелищные. Мы делаем акцент на оперетты, мюзиклы. В этом году, спустя достаточно много лет в нашем театре прошла с успехом премьера оперы «Евгений Онегин».

Мы в театре тоже активно  используем высокие технологии, например, у нас современное световое и звуковое оборудование. С помощью новейшей техники театр имеет возможность проецировать на экран все, что делается на сцене, а также обработать и получить совершенный звук.

Единственное, на что хотелось бы обратить внимание – все новшества в театральном искусстве – удовольствие дорогое. Их можно приобрести, если выделяется финансирование. Поэтому в этом отношении мы пока еще отстаем. Сегодня настолько далеко вперед шагнула театральная техника и все технологические программы, что если их использовать, то можно ставить такие спектакли, которые будут похлеще телевизионного изображения в формате 3D.

- Как вы думаете, какие качества должны быть у современного директора театра?           

– Работоспособность; умение решать как житейские, так и творческие вопросы; общительность – жить в вакууме, не общаясь с другими организациями, не помогая друг другу, сегодня невозможно. И терпение, которого иногда всем нам не хватает. Я требователен: мне непонятно, как можно прогулять рабочий день, как актер может плохо сыграть на сцене, как работник некоммерческой организации может требовать прибавки к зарплате, непредусмотренной рамками бюджета, ведь театр – не коммерческая структура, где от доходов зависят расходы. В нашем театре не самая плохая ситуация, и если в других театрах России актерам категорически запрещено на стороне подрабатывать, то я таких запретов не чиню.

- Театр может стать прибыльным предприятием и отказаться от государственной поддержки?        

– Нет. Настоящий музыкальный театр - дорогое удовольствие, и обойтись без помощи государства или спонсора он не может. Если же все переложить на плечи зрителей, то стоимость билетов на спектакли будет очень высокой. К тому же покупательская способность у публики в Иркутске небольшая, и заплатить несколько тысяч рублей за билет может не каждый.

Приведу простой пример. На нашей театральной площадке проходит не один год фестиваль «Звезды на Байкале».  Меня постоянно спрашивают, почему в Иркутске на концерты Дениса Мацуева билеты самые дорогие по 3 тысячи рублей, а в Москве - по 15-20 тысяч.   Я  объясняю, что в столице проходят коммерческие концерты, а в Иркутске они организуются при поддержке бюджета области, потому и цены щадящие.

– Вы стояли у истоков создания фестиваля «Звезды на Байкале». Сейчас являетесь одним из основных его организаторов. С какими трудностями приходится сталкиваться? Как удается находить финансирование на такое недешевое культурное мероприятие?

– Нам повезло, что с самого начала фестиваль получил поддержку у руководства Иркутской области, основа дружественных отношений была заложена еще при Борисе Говорине... С тех пор традиционно губернатор оказывает содействие в проведении «Звезд на Байкале».

Сейчас основной сложностью является для нас не поиск финансирования, а формирование репертуара каждого фестиваля, и отбор, я не оговорился, именно отбор исполнителей. «Звезды на Байкале» стали заметным музыкальным событием, участвовать в нем выражают желание большое количество исполнителей.

Немаловажной проблемой для нас как для организаторов стало привлечение зрителей на неизвестных иркутской публике исполнителей. Это беда не только Иркутска, а в целом нашей страны. Парадокс - серьезных российских музыкантов знают больше за рубежом, чем у себя на Родине.

Но вначале настороженно настроенная публика, посетив концерты незнакомых ей до этого исполнителей, неизменно приходит в восторг. На прошедшем осенью фестивале именно так покорили наших слушателей своим исполнительским мастерством братья-пианисты Могилевские.

- Какие взаимоотношения у вас складываются с творческим составом театра, актеры  вас любят или боятся?               

– Бояться меня никто не боится, я не самодур и не Карабас-Барабас, который дергает актеров за ниточки. В некоторых ситуациях я бываю строг, требую дисциплины. 

У меня нет часов приема. Я абсолютно открыт, каждый сотрудник театра может прийти ко мне с любым вопросом, с любой проблемой.

– А любите ли вы своих актеров?

- Да! Любому руководителю надо жить не только собственной судьбой, но и проживать жизнь каждого своего сотрудника. Бывает, у артиста дома не все в порядке, бывают болезни, депрессии. Во все надо вникать.

– Это ж сколько информации надо в голове держать? Вы что же – всех помните поименно? Кто на ком женат, сколько у кого детей?

– Естественно. Но актерский цех мне ближе, чем хор, балет, которые свои вопросы чаще решают через своего инспектора.

– А можете с актерами на банкете выпить, поговорить по душам? Или держите жесткую дистанцию?

– Вы поймите, театр – это семья. Как можно в семье собраться за одним столом и общаться только с двумя-тремя людьми? Если мы собрались гулять, то мы гуляем так, как это подобает; если работаем, то работаем,  как положено.

- Владимир Константинович, если, по Станиславскому, «театр начинается с вешалки», то по Шагину... Может, рискнете возразить классику?

– Рискну. Театр всегда начинался,  и будет начинаться с Актера. И любой храм искусства, если в нем нет настоящего Актера, он, начинаясь с вешалки ею же и закончится. От Актера зависит, «поднимет» ли он театр или «опустит» его ниже плинтуса, пойдет зритель на спектакли или будут полупустые залы.

– Вот если я скажу: Владимир Константинович Шагин проработал в искусстве около сорока лет – как вы продолжите?

– … и всегда чувствовал неудовлетворенность. Все эти долгие годы. Вначале расстраивался, а потом понял – это чувство всю жизнь должно преследовать человека. Быть может, тогда он справится со своим делом.

– Владимир Константинович, если бы можно было выбирать, то в какую эпоху вы бы предпочли родиться?

– Мне очень интересно жить именно сейчас. Постоянно совершенствуются технологии, меняется стиль и темп жизни. Было бы здорово, если б медицина смогла победить старость и болезни, чтобы человек мог дольше вести активную жизнь.

– Что для вас залог счастья?

– Моя семья. И еще ощущение, что ты приносишь людям пользу.

Продолжение следует.

Фото из семейного архива


Aliexpress WW

05.02.2019

Театральная жизнь