Издательство «МИФ»

Экс-иркутянин перевел дневники английского разведчика

В 1917-1918 годах в России работал и путешествовал британский разведчик офицер Джордж Натаниэль Нэш. По итогам своей поездки он оставил подробный дневник, который в настоящее время находится в Техасском университете (США). Недавно его начал переводить на русский язык выпускник исторического факультета Иркутского государственного университета, профессор университета ICESI (Колумбия) Владимир Рувинский. 

Мы позвонили Владимиру в город Кали, где он живет. Это третий по численности город в Колумбии.  Джорджа Нэша в какой-то мере можно назвать первым Джеймсом Бондом, направленным в Россию. Пребывание в России в 1917-1919 годах было не первой поездкой англичанина в страну. Он отлично  владел русским языком, но о нем мало что известно. Сам 29-летний лейтенант британской армии официально числился представителем миссии союзников, и поездка по стране казалась ему просто увлекательной прогулкой, где есть место званным обедам, театру и танцам. Осенью 1917 года он возвращается с линии фронта в Петроград, однако тут же получает приказ отправиться во Владивосток, куда добирается к ноябрю. Скорее всего, основной его задачей было выяснение на месте обстановки в городе, где менее чем через год высадятся союзные войска и начнется иностранная интервенция на Дальнем Востоке. На обратном пути он упоминает Иркутск из окна поезда. Вернувшись в Петроград, его арестовали и посадили в Бутырскую тюрьму. В тот момент там же находился один из центральных действующих лиц истории с немецкими деньгами для Ленина. Вернувшись в Англию, он находился на лечении в госпитале Красного Креста в Брайтоне. А дальше его следы теряются. Чем он занимался после бурной деятельности в России, почти не известно. 

Дневник Нэша ценен по нескольким причинам. Во-первых, автор не дает аналитические оценки событиям, свидетелем которых он был, а просто фиксирует происходящее и то, как оно воспринималось самим Нэшем и окружающими его людьми. Он тонко передает дух революционной России. Можно смело  утверждать, что восприятие текущих событий Нэшем во многом совпадало с тем, как их воспринимали за границей России на тот момент, что повлияло на принятие решений в Лондоне, Париже, Токио и Вашингтоне. Кроме того, это возможность за счет изучения дневниковых записей восполнить пробелы в отечественной и иностранной историографии России времен февраля и октября 1917-го, начала Гражданской войны. Нэш с педантичностью фиксировал те детали, которые сто лет спустя просто-напросто затерялись во времени. Владимир Рувинский передал для публикации большой отрывок из дневников московскому изданию "The Insider". "Глагол" с любезного согласия и автора, и издания предлагает своим читателям небольшой фрагмент путешествия Нэша по Транссибу. 

"Ноябрь 1917. Во Владивостоке царит колоритная восточная атмосфера: здесь много японцев, китайцев и индийцев в разноцветных тюрбанах. Китайцы в основном служат домашней прислугой, японцы в основном занимаются торговлей, а индийцы обычно действуют в качестве сторожей (как противоядие от китайцев, между которыми и индийцами мало взаимопонимания). Среди китайцев довольно сильно развиты предрассудки, и независимо от того, насколько мало ваше заведение, вы практически вынуждены иметь троих из них в качестве домашней прислуги. Например, повар ни при каких обстоятельствах не заправит кровать, а "бой" – или камердинер – и не подумает чистить ваши ботинки, так как это – работа для кули (дешевые наемные работники из Индии и Китая). Для небольшой семьи это скорее излишество. Например, пока я не присоединился к нему, мистер Фентон жил один, но все равно имел трех слуг. Повар - главный из них, и когда вы хотите обустроить свое заведение домашними работниками, вы просто берете повара, а он делает все остальное; без сомнения, он получает часть зарплаты, которую вы платите кули и камердинеру, устройством на работу которых он занимается сам.

Неопытный европеец склонен недооценивать важность иерархии в отношении китайской домашней прислуги, как я смог сам убедиться на своем опыте! Китаец теряет всякое уважение к европейцу, если последний выходит из себя по отношению к нему, и ни в коем случае европеец не должен отчитывать китайца в присутствии других китайцев. Я совершенно не знал об этом, и когда наш кули сильно подвел меня в части чистки моей обуви по случаю официального приема в японском консульстве, я довольно откровенно сказал ему, что думаю о нем в присутствии камердинера. Это было в 12 часов дня. Когда я вернулся в 14.30, я обнаружил, что, потеряв уважение ко мне и почувствовав, что он "потерял лицо" перед другими наемными китайцам, он ушел, хотя это было почти к концу месяца и он даже не дождался своей зарплаты! Позже я узнал, что иногда, когда они таким образом выясняют отношения, их гордость тем не менее не мешает им забрать с собой половину вашего гардероба. Кроме того, если вы относитесь к ним так, что они считают это отношение несправедливым, остальная часть китайского населения начнет вас бойкотировать, и вы не сможете нанять китайскую прислугу.

В то же время, после незамысловатой еды сегодняшнего Петрограда, Владивосток стал для меня очень приятной переменой. С помощью каши, яиц и бекона, тостов и мармелада на завтрак я почти вообразил себя живущим в добрые довоенные дни в Англии. Кстати, здесь можно полакомиться и особым сортом местного краба, с множеством толстых ножек. Да и устрицы чрезвычайно хороши".

3 ноября 1917: По случаю дня рождения Императора Мейджи в консульстве Японии был организован официальный прием. Размеры этого консульства и развернутая экспозиция не оставляли ни малейших сомнений в амбициях Японии.

07.01.18

Прибыл в Маньчжурию в 3 часа ночи. Я не стал вставать на таможенный досмотр, но казачий офицер разбудил меня, потребовал паспорт и спросил, куда я еду. Когда я ответил, что в Петроград, он сказал: "Не советую вам туда ехать. Петроград оккупирован немцами!" Я был полусонный, но от этой новости, которая меня повергла в шок, проснулся окончательно. Однако, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что проверяющий безнадежно пьян. Тем временем, трубы в нашем умывальнике замерзли так, что сегодня не было воды и умыться было нельзя. Видел караван верблюдов, идущих по снегу. Это самое странное зрелище, которое я могу припомнить.

10.01.18

Прибыл в Иркутск где-то ночью. В ходе недавних беспорядков там, по сообщениям, погибло и ранено от 4 до 5 тысяч человек. Здесь сломалась сцепка двух вагонов, и мы задержались на 3 часа. Пока шел ремонт, пригляделся, что основные пассажиры в нашем вагоне – это спекулянты, курсирующие между Владивостоком и Петроградом.

12.01.18

Проехал Красноярск около 6 утра. Это означает, что половина пути пройдена, но мы опаздываем уже на два дня.

15.01.18

Около 25 солдат забились сегодня в поезд и готовились занять наши места. С большим трудом, уповая на "дипломатическую неприкосновенность" и "едут иностранцы", удалось уговорить их этого не делать. Примерно в 15 милях от Екатеринбурга наш поезд снова обыскали. На этот раз искали спирт и сахар. Сахар забрали даже из вагона-ресторана. Когда достигли самого города, оказалось, что он во власти моряков Балтийского флота! Они хотели провести еще один обыск поезда, но удалось уговорить их отказать себе в этом удовольствии".

Отметим, что в Иркутске в то время был свой Нэш. Кадровый дипломат Клемент Нэш был вице-консулом английского консульства в нашем городе. Но это другая история.

Короткую беседу Алексея Петрова с Владимиром Рувинским можно послушать целиком сразу после материала. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

05.12.2020


Новости партнеров