Владимир Демчиков: Короткая иркутская история Александра Введенского

Галина Ельшевская напомнила, что Александру Введенскому 6 декабря нового стиля - 116 лет. Семь лет назад уже выкладывал эту фотографию - на ней маленький Саша Введенский, сфотографированный в Иркутске в 1907 году, ему тут неполных три года. Его отец тогда служил в Иркутске на гражданской службе. Фотография сделана в ателье И. Булатова, красном кирпичном доме на углу нынешних Сухэ-Батора и Богданова. Странное дело, но после этой фотографии Введенский почему-то связан у меня с Иркутском - какое-то удивительное фото получилось. Хотя прожили они в Иркутске совсем недолго.
Ну и - вдогонку за Галиной Ельшевской - вспомним знаменитую "Элегию" Введенского, странное и великое стихотворение, написанное, судя по всему, за год до повторного ареста и за два до смерти на этапе. На этой фотке он, кажется, такой же, как в этом одном из последних своих стихов, и смотрит так же спокойно, как с последней фотографии из "уголовного дела".
Элегия (А.Введенский)
Так сочинилась мной элегия
о том, как ехал на телеге я.
--
Осматривая гор вершины,
их бесконечные аршины,
вином налитые кувшины,
весь мир, как снег, прекрасный,
я видел горные потоки,
я видел бури взор жестокий,
и ветер мирный и высокий,
и смерти час напрасный.
Вот воин, плавая навагой,
наполнен важною отвагой,
с морской волнующейся влагой
вступает в бой неравный.
Вот конь в могучие ладони
кладет огонь лихой погони,
и пляшут сумрачные кони
в руке травы державной.
Где лес глядит в полей просторы,
в ночей неслышные уборы,
а мы глядим в окно без шторы
на свет звезды бездушной,
в пустом сомненье сердце прячем,
а в ночь не спим томимся плачем,
мы ничего почти не значим,
мы жизни ждем послушной.
Нам восхищенье неизвестно,
нам туго, пасмурно и тесно,
мы друга предаем бесчестно
и Бог нам не владыка.
Цветок несчастья мы взрастили,
мы нас самим себе простили,
нам, тем кто как зола остыли,
милей орла гвоздика.
Я с завистью гляжу на зверя,
ни мыслям, ни делам не веря,
умов произошла потеря,
бороться нет причины.
Мы все воспримем как паденье,
и день и тень и сновиденье,
и даже музыки гуденье
не избежит пучины.
В морском прибое беспокойном,
в песке пустынном и нестройном
и в женском теле непристойном
отрады не нашли мы.
Беспечную забыли трезвость,
воспели смерть, воспели мерзость,
воспоминанье мним как дерзость,
за то мы и палимы.
Летят божественные птицы,
их развеваются косицы,
халаты их блестят как спицы,
в полете нет пощады.
Они отсчитывают время,
Они испытывают бремя,
пускай бренчит пустое стремя —
сходить с ума не надо.
Пусть мчится в путь ручей хрустальный,
пусть рысью конь спешит зеркальный,
вдыхая воздух музыкальный —
вдыхаешь ты и тленье.
Возница хилый и сварливый,
в последний час зари сонливой,
гони, гони возок ленивый —
лети без промедленья.
Не плещут лебеди крылами
над пиршественными столами,
совместно с медными орлами
в рог не трубят победный.
Исчезнувшее вдохновенье
теперь приходит на мгновенье,
на смерть, на смерть держи равненье
певец и всадник бедный.
1940
Автор поста в соцсети Facebook колумнист, журналист Владимир Демчиков

Напомним, что Александр Введенский (1904-1941) - русский поэт, драматург, детский писатель, входил в Объединение реального искусства. Был арестован по обвинению в контрагитации, скончался от воспалению легких. Большинство его стихов было опубликовано уже после смерти поэта. В 2011 году на доме в Петербурге, где проживал поэт, была установлена мемориальная доска. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

07.12.2020


Новости партнеров