Современный разговор: Дечебал Григоруцэ и Андрей Гедеон

Youtube-канал Petrov.Media скоро отмечает свой первый день рождения. «Глагол. Иркутское обозрение» подготовило несколько текстов видеоинтервью «Современный разговор», которые, по нашему мнению, будут интересны читателю. 

Все гости, которые приходили к автору и ведущему Алексею Петрову, из мира культуры и журналистики. Так, сегодня мы встречаемся с композитором, музыковедом, органистом Дечебалом Григоруцэ и музыкантом, саксофонистом Андреем Гедеоном. Встреча состоялась в органном зале Иркутской областной филармонии.

Алексей Петров: Давайте немного окунемся в историю. Как вы и ваши семьи оказались в Сибири?

Дечебал Григоруцэ: Я коренной иркутянин, но родители приехали с Запада. Мой папа не был турецким подданным, как у Остапа Бендера, а был румынским. Тогда границы активно двигались, и так получилось, что тетя оказалась в городе Яссы (Румыния), отец оказался на территории современной Молдавии. Будучи очень харизматичным и талантливым человеком, он с молодой женой поехал в Иркутск продвигать молодую советскую науку. Здесь я и родился. Папа любил родину, любил румынскую историю.

Алексей: У вас никогда не возникало неприятностей из-за фамилии и национальности?

Дечебал: Нет, в Советском Союзе такого не было. Я до сих пор убежденный интернационалист. Считаю, что незачем друг с другом конфликтовать. Единственное, было неприятно, когда знакомились в компаниях, спрашивали, как друг друга зовут. Андрей, Виктор, Александр. А когда я говорил, что меня зовут Дечебал, то все сразу переспрашивали. И приходилось по нескольку раз объяснять, повторять. Странно было, в общем. В детстве, конечно, грустил, что не такой, как все. А когда вырос, то оказалось, что это очень здорово.

Алексей: Мне кажется, что это очень круто говорить, что мой друг Дечебал. Не у каждого иркутянина есть друг с таким именем.

Дечебал: Да, лично я в своей жизни ни одного Дечебала не встретил.

Алексей: Андрей, расскажи свою историю.

Андрей Гедеон: Я тоже родился в Иркутске. Моих предков привезли сюда еще при Екатерине Второй во время польского восстания. Так они здесь и остались. Поляком себя не ощущаю, хотя мне очень нравится Польша. Когда приезжаю туда, то чувствую себя как дома. Хотя мой дом здесь, в Иркутске. А что касается национального вопроса, наоборот, радуюсь, что здесь живут люди многих национальностей, и у каждой своя богатая культура, знакомство с которой может обогатить человека. Мир очень большой, разнообразный, и нужно пользоваться всем, а не концентрироваться на чем-то одном.

Алексей: Как вы познакомились с тем музыкальным инструментом, на котором вы сейчас играете, которому уделяете очень много времени?

Дечебал: Мое знакомство состоялось прямо здесь, в органном зале в Иркутске. Мне было десять лет. На органе табличка есть – 1978 год, год, когда в городе появился этот музыкальный инструмент. Вскоре мы пришли с мамой на один из первых концертов в органный зал. Я слушал игру Лидии Янковской, нашей первой иркутской заслуженной органистки. Это было очень сильное впечатление! Конечно, я тогда даже и предположить не мог, что буду когда-нибудь выступать в этом зале и вообще стану органистом.

Алексей: С того момента прошло столько лет…

Дечебал: В 2007 году состоялось мое первое выступление в Кафедральном соборе. В 2008 году я провел первый концерт здесь, в органном зале. С этого момента и началась моя сольная карьера. Кстати, то, что стал органистом, напрямую связано со знакомством с Андреем Гедеоном. Наши истории пересеклись.

Андрей: У меня была тяжелая история с музыкальной школой. Родители отдали учиться игре на аккордеоне и фортепиано. Каждое утро приходилось идти по коридору школы и слева слышать плохое исполнение Баха на рояле, справа – Моцарта на домре. И так каждый день! Это была акустическая пытка, терпения почти не хватало. Уже почти руки опустились. Пришел к деду, сказал, что хочу бросить школу. Он сказал так: значит, диплом на стол положи, а потом делай, что хочешь. И как раз за полгода до завершения обучения в музыкальной школе я увидел объявление о наборе на класс саксофона. Пришел опять к деду, хочу, говорю, попробовать. И попробовал. Так попал к своему учителю Владимиру Шишкину. Его, к сожалению, не стало в прошлом году. Он дал мне понимание, что такое музыка, показал, что музыка может дать крылья, а может растоптать и уничтожить. Но единственное, что она не в силах совершить, оставлять равнодушным. И то, как музыка может менять слушателя, какие метаморфозы творить, меня поразило. Благодаря Владимиру Шишкину я изменил свое отношение к ней.

Дальше последовал рок-н-ролл, и понеслось. В 90-е годы в многих группах играл. Однажды меня пригласили на концерт композитора, написавшего мессу. Его звали Дечебал Григоруцэ. Это был 2003 год. Я пришел на концерт, понял, что ноты написаны гениально, а исполнены на троечку. И захотелось подойти и сказать композитору что-то хорошее (смеется). Подошел, сказал, что произведение шикарное, исполнение, конечно, еще… видимо, премьера была…А сама месса – глобальна, великолепна! Мне и предложили переложить это произведение для органа. А дальше понеслось…

Дечебал: И дали Андрею две недели, чтобы найти исполнителя. Мне очень понравился инструмент! Сколько деталей! Лампочки, ручки, три клавиатуры, все подсвечено…

Алексей: Я верно понимаю, что Иркутску повезло - у нас два концертных органа?

Дечебал: Да, верно. Есть также еще камерные. Например, орган Марии Распутиной.

Андрей: Есть частные органы.

Дечебал: И вот через три недели мы представили то, что у нас получилось. Как раз в то время и познакомился с Андреем. Стал играть в храме, сопровождать мессы. И спустя пять лет начались сольные концерты.

Алексей: Сколько времени прошло от вашего знакомства до первого совместного выступления?

Дечебал: Сразу, как начал выступать, наверное… Отдельные какие-то ансамбли устраивали. В 2005 году, помню это очень хорошо, записывали для Зимниады. Андрей пел, я записывал фонограмму к гимну.

Андрей: Серьезно?! А я этого не помню…

Дечебал: Да! Было, было! И ты пел своим бархатным баритоном! А в 2007-2008 годах стали периодически организовывать сейшены, а в 2016…

Андрей: Год не помню, но помню момент, заставивший меня задуматься о совместных концертах. Это был прощальный концерт Лидии Янковской, когда она уезжала из Иркутска. На концерте исполнил с ней два произведения, она сказала, что же я раньше не играл с ней, так здорово звучал орган с саксофоном. И подумал, а почему, действительно? Потом и Андрей подошел, предложил сыграть. Поставил только одно условие, что не будем играть, как все, откажемся от академических стандартов. Давай играть Led Zeppelin, Deep Purple, Цоя!

Алексей: Вспоминаю, что был в Карловы Варах, местном католическом храме на концерте органной музыки. Исполняли произведения Таривердиева, из кинофильма о Штирлице. Конечно, это было что-то невероятное! Из другой жизни словно!

Дечебал: У Таривердиева органная музыка тоже есть. Я играю кое-что из этого. Почему нет?

Андрей: И у меня уже был аргумент: есть направление-кроссовер, смешивающий все подряд. Есть кроссовер, когда симфонический оркестр играет Led Zeppelin, есть, когда рок-группа исполняет произведения Рахманинова. Или органист Венди Карлос – классическая, академическая исполнительница - играет что-нибудь рокерское. Я коллекционирую такую музыку, мне она очень интересна. Необычное звучание получается!

Алексей: Вопрос о том, что сейчас на музыкальной карте Иркутска есть такой дуэт, как «Sax & Organ». Когда состоялось дебютное выступление?

Дечебал: Первая программа была в 2016 году. Думали, выступим пару раз, и все. Но первый раз был аншлаг. Второй тоже. Подумали, может, это очень интересно людям. Потому что нам-то это было безумно интересно! Я очень люблю кроссовер, всегда любил. Во времена юности это называлось «классика в эстрадной обработке». Мне идея очень понравилась, думал, как сделать, чтобы это зазвучало. Как говорится, искали, строили, строили, и построили.

Алексей: Было ли у вас необычное выступление?

Андрей: Поскольку у нас один из инструментов – орган, то мы так или иначе привязаны к месту. Самое необычное место для выступления – органный зал Иркутской филармонии.

Дечебал: Концерты необычные. Люди, которые приходят, находятся в состоянии хорошего шока.

Андрей: Мы принесли в концерты необычность. Когда объявляем, что сейчас прозвучит Nirvana, а затем – Rammstein, то в зале чувствуется оживление. Это никто не ждет в таком зале. Произведениями Баха обычно начинаем выступление, народ расслабляется и не ожидает подвоха. А тут мы – раз! – и удивляем. В хорошем смысле этого слова.

Дечебал: Мне нравится, что Андрей – рок-саксофонист. Он создает такую эмоцию во время выступления, что люди приходят в экстаз. У нас получился очень интересный ансамбль. Андрей – генератор безумных идей. Я же ищу какие-то компромиссы, чтобы люди самых разных вкусов на наших концертах нашли что-то для себя. Обрабатываем, чтобы была и узнаваемость, и оригинальность.

Алексей: Как вы придумываете названия к концертам?

Андрей: Первый наш кроссовер был без названия. Сейчас обозначили его как «Начало». Ну «Второе дыхание» - тут все понятно, вторая программа. Третий концерт назывался «Рок – это судьба». В нем был упор на рок-музыку, но включили и бетховенские произведения. Очень много страсти, рока. Рок как судьба, рок как музыка. Этакая игра слов получилась. Четвертая программа – «Страшно смешно». Там мы изначально задумывали композиции, которые и напугают, и насмешат. Смешил Россини, пугал Уэббер с «Призраком оперы». Музыка была из «Мастера и Маргариты» Корнелюка. Чередовали страшное и смешное.

Алексей: В следующей концертной программе как собираетесь удивлять?

Андрей: Она будет отличаться от предыдущих четырех. Это точно! Было искушение уйти в более сложные детали, затронуть глобальные темы. Потом, когда первый плейлист накидали, практически все зачеркнули, решили все кардинально изменить.

Алексей: Ваш инструментальный дуэт самодостаточен? Задумывались ли когда-нибудь о трио, например?

Андрей: Мы добавляем инструменты в дуэт в программе «Пиф-паф». Перкуссию в виде скамейки, она выполняет функцию ударного инструмента. Полиэтиленовые пакеты берем в качестве хлопушек. Плюс еще есть рояль.

Дечебал: В каждом концерте один трек обязательно исполняется под рояль. Это тоже такая фишка. Вообще, действительно, местами очень просятся ударные инструменты. И зрители замечают, что в некоторых номерах хорошо бы добавить барабаны.

Андрей: Все программы разные, в то же время в них есть что-то общее. Мы всегда начинаем с классических музыкальных произведений. Исполняем три-четыре из классики, чтобы усыпить бдительность, так сказать. Обязательно одно произведение под рояль. И заключительным номером что-нибудь из отечественного рока.

Алексей: Я не мог не спросить про последствия пандемии. Вообще, пандемия для музыкантов – это возможность сделать новую программу? Или безумный негатив, когда нет возможности общаться с публикой, делиться эмоциями?

Андрей: Первая реакция – катастрофа. Ведь концерт – это не только то, что мы играем, а зритель слушает. Это то, что происходит в действительности. Волшебство. В записи все кристально чисто, ровно. Музыка та же, а волшебства нет. А во время концерта можешь взять не ту ноту, инструмент может подвести, да что угодно, но эти горящие глаза, когда зал и музыканты начинают дышать и чувствовать одновременно….. Этого никакими прямыми эфирами не заменить!

С другой стороны, даже во время таких катастроф должна быть доля оптимизма. Если что-то закрывается, то где-то откроется. Закрылись концертные залы – появилась возможность в онлайн-пространстве. Сейчас там много форматов, разных стилей. Устраивали концерты на платформе YouTube, проводили стримы, пробовали себя на площадках, искали обратную связь. Сейчас тоже продолжим развиваться в онлайн-формате.

Дечебал: Да, поначалу это катастрофа, ведь ты не имеешь возможности чувствовать зал, и никакой онлайн не заменит живого общения. Но нужно пытаться искать способы выжить, и сейчас онлайн – выход. Будем и дальше работать в этом направлении.

Алексей: Не хочется заканчивать на грустной ноте. Я уверен, что все будет хорошо. Вы свои имена в энциклопедию иркутской культуры вписали!

Андрей Гедеон: Наконец-то! (Смеется)

Алексей Петров: Когда-нибудь, я думаю, будет написана книга о разных видах музыки и ярких музыкантах, которые украшали иркутскую сцену. Друзья, приходите на концерты «Sax & Organ», чтобы Дечебал Григоруцэ и Андрей Гедеон получали эмоции не только во время общения в формате интервью, но и во время концертов в зрительных залах! Желаю, чтобы та музыка, которую вы исполняете, стала вечной и всегда присутствовала в нашем городе.

Андрей: Думаю, что история будет иметь продолжение. Мы надеемся, что наша команда разрастётся, у нас появится личный администратор, концертный менеджер, администратор онлайн-мероприятий. Возможно, реализуем какие-нибудь проекты.

Дечебал Григоруцэ: Возможно все!

                                                    Светлана Шевченко, для «Глагола»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

08.07.2021


Новости партнеров