20 мая 2022
08:57

Среда Петрова № 14 (136)

09 сентября 2020

9 сентября 1990 года,  тридцать лет назад, убили известного православного богослова, миссионера  протоиерея Александра Меня. Отец Александр стал первым священником, который выступил с проповедью на советском телевидении. Он писал книги по истории христианства и других религий, наиболее известные из которых - семитомник "История религии" и "Сын человеческий". Убийца Меня до сих пор не найден, а преступление не раскрыто.

В августе 1955 года из-за расформирования пушно-мехового института Александр Мень оказался в Иркутске, став студентом местного сельскохозяйственного. Как писала в своих воспоминаниях Валентина Бибикова, "Иркутск встретил нас малым количеством асфальта, большим количеством копоти в воздухе, извозчиками, концертами Вертинского и Козина, изумительной резьбой деревянных наличников, еще сохранившимися бревенчатыми особняками Трубецкой и Волконской и древним зданием института, на фронтоне которого сквозь побелку проступала надпись: "Сиропитательный дом госпожи Медведевой" (Медведниковой - примеч. "Глагола"). Сиротами мы себя не чувствовали и допущенные (только после бани) в стены бревенчатого общежития, побросали пожитки и поехали работать на уборку урожая в колхоз (до станции Тыреть, дальше - грузовиком)". Популярность Меня в студенческой среде была огромной. Он играл на гитаре, хорошо знал весь ГУЛАговский репертуар, а некоторые позднее и вовсе замечали его сходство с молодым Вампиловым. Рядом с ним, говорили, каждый чувствовал себе комфортно. 

Зоя Масленникова в своей книге рассказала об армейской жизни курсанта Меня: "В Иркутске перед выпускным курсом проходили шестинедельные военные сборы. Однажды во время учебного боя наступавшее отделение, в котором действовал с полной тридцатидвухкилограммовой выкладкой курсант Мень, заскочило в лесок. Там солдаты рассеялись в чаще, и Александр потерял их из виду. Выскочил из леса - никого. Вбежал обратно, поискал товарищей - никого. Выскочил на опушку опять и вдалеке увидел цепь солдат, идущую в атаку. Что делать? Надо догонять. И с полной выкладкой, с тяжелым автоматом в руке он побежал вдогонку.
Как потом оказалось, сзади шел "газик" с начальством и офицеры держали пари: догонит ли цепь курсант или махнет рукой и отстанет. Александр догнал на полном издыхании. В числе офицеров, ставивших на него, был начальник военной кафедры ИСХИ подполковник Каменецкий. Именно от него потребовали впоследствии срезать Меня на госэкзамене по военному делу.
У Александра был от природы короткий размах руки. Обычно ему никогда не удавалось кинуть далеко камень. Как-то на занятиях пришлось бросать гранаты. Дошел черед до Александра.
- Бросить-то я брошу, но вы лучше ложитесь, - честно предупредил он. Ребята залегли, но офицер остался стоять. Александр швырнул, как мог, гранату и тут же кинулся на землю. Храбрый офицер еле устоял на ногах и с головы до ног был засыпан землей.
Служилось Александру легко, он без труда переносил тяготы дисциплины, армейский быт и непрестанные учения. Это ведь тоже был жизненный опыт". 

Потом на тридцать лет Иркутск выпал из его жизни, пока в конце восьмидесятых в "Литературном Иркутске" не вышло анонимное разгромное "Письмо священнику Меню", в котором его обвиняли в том, что он проводник сионизма. Несколько известных священников, например, протоирей Евгений Касаткин, опубликовали статьи поддержки в адрес отца Александра.  

После убийства Александра Меня в Иркутске стали проходить традиционные памятные мероприятия - ежегодные научные конференции. В 1993 году в Иркутск прилетал Глеб Якунин, который вместе с Александром учился в нашем городе. О том, какую роль сыграл Мень в его жизни, рассказывал глава иркутского католического прихода отец Игнаций. Так, в 1994 году по итогам международной конференции "Отец Александр. Наследие" с участием философов, литераторов Франции, Германии, Голландии, Англии, других стран, было объявлено о создании общественного объединения - центра Александра Меня, в который вошли писатели Дмитрий Сергеев и Олег Кормильцев, активисты татарского национального центра Фарит Арсланов и католической общины Иркутска Николай Емельянов (бывшего реежиссера иркутского ТЮЗа в сороколтенем возрасте крестил отец Александр), журналист Геннадий Русских, редактор Восточно-Сибирского книжного издательства Виталий Камышев, председатель общества инвалидов Кировского района Виктор Иванов и председатель исполкома Иркутского Христианского демократического союза Александр Якимов. К сожалению, о деятельности центра у нас нет никаких материалов. Известно, что в 1999 году в иркутской конференции принимал участие президент Российского Библейского общества Александр Брисов, или, например, духовный сын отца Александра Меня Александр Зорин (позднее о нем Анатолий Кобенков напишет, что без той свободы, которую даровал ему батюшка, ему бы не сказались его самые лучшие строки: "Владеющий словом - владеет собой"). Или как тут не вспомнить ежегодные дискуссии о том, что человеку мешает в выборе будущего страх перед собственным прошлым, нежелание его вспоминать и отсутствие чувства вины. 

Отметим, что в 1994 году прозвучала инициатива установить на здании Иркутского сельсхозяйственного института мемориальную доску и одну из улиц Иркутска назвать его именем. Как писал Игорь Подшивалов в большой статье в "Советской молодежи", имя Меня должно было стать знаменем российской христианской демократии. "Будет ли отечественная христианская демократия достойна этого имени, покажет время", - эти заключительные слова той статьи до сих пор повисли в воздухе, как и многие другие инициативы девяностых. Вот такая сегодня среда Петрова. 

Алексей Петров, историк, по материалам СМИ и "Хроник Приангарья"

Фото из архива Фонда имени протоирея Александра Меня

Читайте также