Издательство «МИФ»

Иркутские госпитали: сто тысяч спасенных жизней

Информационный портал "Глагол. Иркутское обозрение" выступает партнером проекта "Книга рекордов Иркутской области" и на своих страницах публикует отрывки из нового издания, которое недавно появилось в нашем регионе. Книга выходит пятнадцатый год, и на ее страницах публикуются как достижения иркутян в общественной, культурной и спортивной жизни, так и большое количество краеведческой информации.
С первого дня войны все большие школьные и вузовские здания Иркутска были превращены в госпитали. Уже с конца 30-х годов в стране учебные заведения строились по особому типовому проекту – школа-госпиталь. В случае войны классы в самый короткий срок могли стать палатами, а учительские – операционными.
В Иркутске госпитали разместились в зданиях школ № 3, 15, 26, 8, 13, 72, 11, 9, 17, доме Кузнеца, здании БГУЭП на углу улиц Ленина и К. Маркса, педагогическом институте на ул. Сухэ-Батора, туберкулезной больнице (бывшей школе № 21), школе военных техников на 5-й Советской, факультетских клиниках Иркутского мединститута, сельскохозяйственном институте, на курорте «Ангара». Кроме иркутских еще девять эвакогоспиталей дислоцировалось в городах и поселках, на крупных станциях ВСЖД: Зима, Нижнеудинск, Тулун, Свирск, Черемхово, Усолье-Сибирское, Слюдянка. В Иркутской области действовал 41 эвакогоспиталь общехирургического и терапевтического профилей, из них 28 – в Иркутске. К 1942 году количество койко-мест было доведено до 10 400.
Чтобы быстрее преобразовать вчерашние школы в госпитали, предприятия и организации брали над ними шефство. За короткий срок их оснащали мягким и твердым инвентарем, бельем, литературой. Только школьники области собрали для госпиталей 14 000 предметов посуды, 5 530 книг.
Врачей и медперсонала катастрофически не хватало. Война потребовала срочной мобилизации большинства студентов и сотрудников медицинского института, более 120 врачей было призвано в ряды Красной Армии. Вернулись живыми из них всего 41. Лучшие силы здравоохранения были отданы фронту. Всех, кого можно было переобучить, переобучили, кого можно было мобилизовать для работы, мобилизовали, включая студентов и пожилых фельдшеров. Оставаясь на рабочих местах после нескольких многочасовых операций, хирурги вели с ними занятия по уходу за больными, асептике, знакомили с работой в перевязочной и операционной. Иркутский мединститут в годы войны продолжал функционировать как учебный, научный, лечебный и консультативный центр. За этот период было подготовлено 774 врача по ускоренной четырехлетней программе. Переквалифицировано и обучено 2 000 врачей и 2 000 человек среднего медперсонала.
Редкие приезжие врачи прибывали в Иркутск в основном с попутными эшелонами. Некоторые из них за годы работы в Иркутске смогли внести свой вклад в излечение раненых, а также в послевоенное развитие здравоохранения. Имена врачей не иркутян Бориса Андреевича Пискунова и Василия Петровича Лызина впоследствии присвоены городским улицам.
Первый санитарный поезд с ранеными пришел в Иркутск 13 января 1942 года. Затем прибывало по несколько поездов в неделю. Среди военврачей бытовала горькая поговорка о том, что «чем тяжелее ранение, тем дальше в тыл». Часто эшелоны приходили глубокой ночью, на разгрузку их мобилизовывали в первую очередь медперсонал госпиталей. Хирурги не выходили из операционных сутками. Врачи творили чудеса, спасая людей, которых, казалось, уже вернуть к жизни было немыслимо. За день хирурги проводили до пятнадцати операций.
Результаты лечения в иркутских госпиталях, через которые прошло более 100 тысяч раненых, превзошли все ожидания: около 30 % раненых вернулись в строй, 67 % признаны негодными к строевой, но годными к труду, и только три процента переведены на инвалидность.
Взрослые и дети посещали тяжелораненых, выступали с концертами, читали книги и газеты. В лечебные учреждения провели радио, чтобы пациенты слушали сводки с фронта, а также издавали боевые листки, с ними проводили политзанятия. В общем, помогали чем могли.
Чтобы обеспечить полноценное питание, в 1942 году для госпиталей стали развивать подсобные хозяйства. На землях, переданных колхозами и совхозами, выращивали овощи. Был и свой скот, благодаря чему из рациона не исчезли мясо и молоко. Школьники активно проявили себя в сборе лекарственных растений. В области было собрано более 120 тонн ягод, свыше 50 тонн грибов, более 20 тонн шиповника, свыше 100 тонн лекарственных трав.
Перевязочных средств остро не хватало. Выход предложили фармацевты: было решено использовать местное сырье. Вспомнили опыт Первой мировой войны. Так, вместо ваты появился новый материал – мох-сфагнум. Сфагново-марлевые повязки использовали при заживлении ран, особенно гнойных. Они спасли немало жизней. Дело в том, что мох хорошо пропускает воду, кровь, гной, не теряя эластичности, и рана при этом остается стерильной благодаря его бактерицидным свойствам. Биологи Иркутска предложили это как выход еще в конце 1941 года, а в 1942-м фармацевтические заводы Урала и Западной Сибири потребовали заготавливать сырье в промышленных масштабах. По просьбе аптекоуправления студенты университета организовывали воскресники и заготавливали мох-сфагнум десятками возов.
В Иркутске было открыто два специализированных эвакогоспиталя для раненых с повреждениями и заболеваниями глаз. Здесь проводились все операции на глаза, в том числе и пластические. К излечению раненых активно привлекались научные работники мединститута. Так, консультантом стал профессор кафедры глазных болезней Иркутского медицинского института Захарий Франк-Каменецкий. Он занимался вопросами военного травматизма глаз, возвращения зрения бойцам, пострадавшим на фронте. За свой труд он был удостоен правительственных наград, являлся кавалером ордена «Знак Почета», его именем названа улица в Иркутске.
Ведущие профессора Иркутского медицинского института других специализаций также были активно вовлечены в лечебный процесс и даже выпустили научные труды. Так, за исследования по разработке хирургических методов восстановления трудоспособности раненых профессор Василий Щипачев получил благодарность Верховного главнокомандующего и звание «Заслуженный деятель науки». Профессор Константин Сапожков удостоился ордена Трудового Красного Знамени за методы лечения огнестрельных ранений сосудов и кишечника. Профессор Хаим-Бер Ходос в 1943 году издал книгу «Травматические повреждения и огнестрельные ранения нервной системы». Эта работа была направлена во все госпитали округа и стала руководством для врачей.
Во внутреннем дворике между биологическим и анатомическим корпусами Иркутского государственного медицинского университета стоит памятник, посвященный выпускникам и сотрудникам Иркутского государственного медицинского института, погибшим в годы Великой отечественной войны. Его автор — иркутский скульптор Евгений Скачков. На обелиске изображены медсестра и хирург, поддерживающие друг друга. «Вашему мужеству и милосердию вечная память. 1941 - 1945», гласит надпись на монументе.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

09.12.2020


Новости партнеров

Книга рекордов