Издательство «МИФ»

Мой Джеймс Бонд ездит в черной машине с голубым огоньком

6 ноября мы небольшой компанией отправились в кинотеатр «Баргузин» на премьеру свежего «Бонда» - фильма «Спектр». Отправились с моей юной старой подругой, прекрасной Альмой Малер, дальней родственницей знаменитого австрийского композитора Малера, и вдобавок троюродной племянницей немецкого контратенора Андреаса Шолля, под чье пение Бонд в фильме должен был соблазнять Монику Белуччи. Кроме того, Альма, жившая в детстве несколько лет в Танжере, шла взглянуть и на свой любимый город. «Баргузин» придумал вечеринку в стиле Бонда. Помимо коктейля «водка-мартини», «стиль Бонда» в Иркутске создавали радиомонстр Вильчинский, танцевальный квартет спортивного типа, певица Вита, точно, но робко спевшая за Адель знаменитый хит Skyfall, десяток высоких моделек в химических шубках от спонсора – и несколько могучих представителей иркутской культуры и богемы: кинорежиссер Мерзлякова, писатель Карпачев, поэт Богданов и другие. В дальнем углу обнимал свою девушку неизвестный мне элегантный участник всех демократических митингов в своей обычной униформе: берете из толстого английского сукна и высоких ботинках в стиле «рыдай, ОМОН», плавно переходящих в сапоги. В другом углу в компании пожилого дизайнера-любителя лопала горстями попкорн из картонного ведра фотоконцептолог Аня Никитина. 

«Спектр» - это самый дорогостоящий фильм франшизы (бюджет 300 млн. долларов), четвертый фильм с моим любимым Дэниэлом Крейгом и второй фильм подряд, снятый Сэмом Мендесом («Красота по-американски»). Предыдущий «Бонд» Мендеса – «Координаты: Скайфол» стал самым кассовым фильмом бондианы, поэтому решение продюсеров отдать еще один фильм Мендесу вполне понятно. 

Сэм Мендес еще в «Скайфоле» довольно сильно переформатировал главного героя и сместил его мотивацию в область личных отношений. Это шло сильно вразрез с тем, к чему все привыкли. Ведь Бонд – это как бы «ничего личного»: догнал очередного мерзавца, вырубил его, по дороге разрушил полгорода, затем убил кого надо, спас мир, трахнул очередную красавицу, выпил, вернулся на базу, отпустил двусмысленную шуточку Манипенни и получил очередное задание – какие тут могут быть личные отношения? Всё впритык!

Но в «Скайфоле» все было по-другому: кто-то преследует М, и под угрозой оказывается не только ее жизнь, но и вся работа MI-6. Отношения Бонда с М превращаются в фильме из отношений суперагента и начальницы почти в отношения сына с матерью – и вытесняют все остальное. Тут уже не до «девушек Бонда» и не до прочей гремучей лабуды. Мендес снял «Скайфол» про страдающего Бонда, которого в самом начале фильма «убивают», потом он пропадает три месяца где-то в тропической глуши, теряет форму, проваливает экзамен на возвращение к службе, и вообще ему все время плохо («ты посмотри на себя: еле-еле держишься на таблетках и алкоголе!» - говорит ему злодей-Бардем). Душераздирающая сцена падения Бонда в реку перед вступительными титрами «Скайфола» хоть и состоит п большей части из красивых планов и спецэффектов – врезается в память намертво. Мы смотрим и понимаем, что «Бонд умирает» - и он умирал у Мендеса весь фильм, а в конце у него на руках действительно умерла М. Самому же Бонду предстояло, как сейчас очевидно, «умереть» (в смысле почти переродиться) именно в «Спектре».

«Скайфол», поломавший канонический шаблон бондианы, был, повторяю, тем не менее суперуспешен: фильм собрал один миллиард сто миллионов долларов в прокате, став самым кассовым фильмом про Бонда в истории. Мендес выиграл – и получил возможность в «Спектре» продолжить и, видимо, завершить историю крейговского Бонда (Дениэл Крейг, судя по всему, покидает проект). В начале фильма Бонд в свободное от работы время (откуда у Бонда, кстати, «свободное от работы время», он же всегда на посту?) летит в Мехико, чтобы выполнить предсмертную просьбу М и укокошить ее главного врага. Начальная «предтитровая» сцена опять длится полфильма – и опять Бонд, традиционно у Мендеса, проигрывает первую битву – за то, что он разнес пол-Мехико, его отстраняют от работы. Более того, под угрозой находится уже само существование службы MI-6. Нового начальника Бонда теснят аппаратные конкуренты. Бонд оказывается на нелегальном положении, но должен довести до конца свое дело. Спецагент на нелегальном положении – тут, конечно, сразу вспоминаются и Деймон-Борн, и Круз с его «Миссией»: это теперь типа такой тренд, помучить спецагента еще и нелегальным положением, тяжело нынче спецагентам. Но, в отличие от целлулоидного Круза и накачанного Деймона Крейгу-Бонду, кажется, действительно бывает больно. Мендес вообще проделал с Бондом интересную операцию: снимая этот последний фильм с участием Крейга, он весь фильм (продолжая начатое в «Скайфоле») убивал в нем суперагента и лепил человека. Даже эротические сцены в «Спектре» пугающе человечны: вдову убитого им гангстера Бонд трахает в день похорон ее мужа («человеческое, слишком человеческое»), а свою подружку – сразу после того, как они вдвоем жестоко бьют и выбрасывают с поезда очередного мерзавца. И действительно, как после такого не испытать сильнейшее желание?

То есть уже более-менее понятно, что следующий Бонд должен будет вернуть себе некоторую безэмоциональность – для этого разворота Мендес сделал все, что мог, превратив своего Бонда в с трудом сдерживающего эмоции человека на финишной прямой. Мендес не просто снимал очередного «Бонда», не просто завершал бондовскую карьеру Крейга - он по сути снял эпилог с "Скайфолу", развернутый до полнго метра (получилось то-то вроде двухсерийного фильма). И эта излишняя привязанность к "Скайфолу", пожалуй, несколько мешает.

Но в целом фильм все же замечателен. Крейг-Бонд с признаками усталости на уже немолодом лице все еще хорош. Стареющая Моника Белуччи, поощренная постельной сценой с Бондом за вклад в кинематограф, даже в своем мрачном некроэпизоде обреченно хороша. Леа Сейду в роли «девушки Бонда» и его невольной соратницы – несмотря на очень жесткие рамки роли – виртуозно изображает живую, импульсивную, притягательную и слегка надломленную красотку. Вальц, играющий главного злодея Блофельда, порой кажется слишком мягким и нестрашным – и это, пожалуй, самое слабое звено в кастинге. 

Все города, в которых проходили съемки (Танжер, Мехико, Рим, Лондон и австрийские городки) сняты великолепно. В «Спектре», в отличие от «Скайфола», в котором Бонд разбирался с личными делами, опять появляется «угроза миру», но ее как-то не ощущаешь: все злодейства Блофельда были им уже совершены ранее, «в других фильмах» - а это, как ни крути, снижает уровень страха за судьбу человечества. Сама история – благодаря некоторой ее глуповатости – неожиданно возвращает в бондиану вкус пародии. В фильме много достаточно комических эпизодов: от падения Бонда из разрушающегося дома прямиком на диванчик до погони на самолете за джипами по лесу с последовательным отпадением от корпуса всех выступающих частей типа крыльев и шасси – и сохранением при этом полной управляемости конструкции. Наконец, трясущиеся кресла кинотеатра «Баргузин», через которые низкие частоты лупасят вам по седалищу и пояснице – отличный вибромассаж, а низких частот в фильме полно. Так что к просмотру фильм решительно рекомендуется.

Мы вышли из кинотеатра и решили вызвать такси.

Подъехал черный «Астон…» то есть «Опель Астра» - с подозрительно знакомым номером 007. Мы переглянулись и с опаской загрузились в темную машину. Водитель – в костюме и в галстуке! – слушал безопасное «Радио Дача», и синий огонек радиолы был единственным освещением салона. Все равно было как-то не по себе, и от этого номера, и от костюма с галстуком. Мы ехали молча – и я думал, что все-таки только те города, где живет настоящее «большое зло» - красивы и киногеничны. В Иркутске, где самое большое зло – это всего лишь безжалостно устроенные злодейской мэрией ледяные катки на всех дорогах и тротуарах, нет поэтому и никакой киногеничности. Если бы Бонда занесло в Иркутск – он бы просто забухал с тоски, а через месяц работал бы охранником в супермаркете. Или в лучшем случае таксистом… И тут я вдруг обратил внимание, что наш водитель все время едет строго по левой полосе, жмется влево. Привычка к левосторонней езде? И, кстати, куда мы едем? На всякий случай я протянул руку, чтобы нащупать «вальтер» на боку. 

Но «вальтера»-то и не было.

Автор: Владимир Демчиков


11.11.2015


Новости партнеров

Киноразговоры

Романтика Второго Иркутска: голубевод Владимир Колодкин о любимых птицах

Уроженцу Киренска, популярному актеру Леониду Кулагину - 80 лет!

Да Бохан их знает: юные КВНщики из бурятского поселка приняли участие в телепроекте

На всем пространстве СНГ оказалось два мужика - Лукашенко и Боровский

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

Юбилей актрисы Тамары Панасюк

Тайшетские школьники нарисовали победу

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»