Издательство «МИФ»

Водонапорную башню на Байкальской продают?

Многие обращали внимание на трехэтажную кирпичную башню на углу улиц Байкальской и Красных Мадьяр. Но мало кто знает, что это строение - первый иркутский водопровод, которому уже 114 лет. С 1905 года до середины 30-х водонапорная башня обеспечивала водой из Ангары всю нагорную часть города, а после стояла заброшенной. В свое время звучали мысли устроить в ней молодежное кафе, планетарий или музей. Но ни один из этих планов так и не был реализован. Сейчас этот памятник культурного наследия находится в частных руках, а не так давно на его фасаде появилось объявление о продаже. Журналист еженедельника "Пятница" Людмила Измайлова решила узнать, сколько нынче стоит история. "Глаголу" это очень интересно, и он публикует отрывки из материала на своих страницах. 

В середине XIX века капитан корпуса инженеров-механиков Маюров представил первый проект строительства водопровода в Иркутске. Особое внимание он уделил возвышенности, на которой находились Крестовоздвиженская и Иерусалимская церкви. Здесь должен был расположиться главный резервуар. Но проект инженера так и остался на бумаге, только в конце столетия городская дума вновь вернулась к этой теме и обратилась к товариществу инженеров Зимина и Карелина с просьбой разработать подробный план водоснабжения Иркутска. По их наметкам здание водопровода требовалось разместить на углу Русиновской и 2-й Иерусалимской, ныне Байкальской и Красных Мадьяр. И вновь процесс реализации проекта забуксовал.

Историк Алексей Гаращенко пишет, что в 1901 году с предложением устроить водокачку у Сукачевского сквера на Амурской улице (сейчас Ленина) и проложить от водокачки трубы до Большой улицы (Карла Маркса) к городской думе обратились читинский купец Абрам Шлезингер и инженер-технолог Роман Кравец. Комиссия рассмотрела это предложение, но у нее была идея устроить водонапорную башню на Иерусалимской горе. Участники переговоров определили, что башня должна быть готова к 1 ноября 1905 года, ведь в июле к Шлезингеру и Кравцу присоединился купец Исай Дубников, который первым  арендовал башню у города.

Здание водопровода представляло собой трехэтажную каменную постройку с установленным на верхнем этаже резервуаром на 8 тысяч ведер, а внизу разместился бетонный бак, вмещающий 12 тысяч ведер. Вода в емкости закачивалась из водозабора Ангары. Вода из бака отпускалась бесплатно на пожары, воинским частям, библиотеке, заведениям городской управы, а также за плату: по 5 копеек с сорокаведерной бочки, 2 копейки с бочонка и четверть копейки с ведра.

- Мои родственники некоторое время работали и жили в этой башне, - рассказывает иркутянка Виктория Горохова. Историю о жизни родных на водонапорной башне она начинает так: "Дедушку Петра Георгиевича Наумова арестовали по доносу и вывезли из родного села в Олонки, где должны были расстрелять. Но перевезли в Забайкалье, затем отправили на работы на Лисихинский кирпичный завод в Иркутск. А в это время бабушку Марию Евдокимовну вместе с детьми выселили из дома, конфисковав все имущество".

Добравшись до Иркутска, они оказались бездомными. Бабушка героини нанималась прачкой, но брали ее с опаской. А потом она разыскала своего старшего брата Федора, который как раз в это время на водонапорной башне работал и жил с семьей. Это были 1920-е. На свой страх и риск мужчина пристроил сестру и ее дочь к себе, а они стали помогать ему отпускать воду горожанам.

- Внутри башни было жилое помещение, а внизу - большой резервуар, куда закачивали воду из реки, - говорит она. - Затем Федор Евдокимович решил вернуться в деревню, а бабушка осталась работать за него на башне. К тому времени дедушку уже отпустили с кирпичного завода, так что они работали вместе, круглосуточно отпускали воду по талончикам, за деньги. Рассказывали, что очереди собирались огромные, на подводах, с бочками, ведрами и другой тарой.

Работа была непростой, воду нужно было экономить и не лить лишнего, а зимой следить, чтобы она не замерзала.

- Так они там жили и работали, пока не накопили достаточную сумму, чтобы приобрести жилье. Но переехав в дом, они продолжали работать в башне, примерно до 1936 года.

Тогда в Иркутске уже начала появляться сеть водоколонок, разгрузив водонапорную башню на углу Русиновской и 2-й Иерусалимской. Башня прослужила городу до начала войны, а после началось строительство городского водопровода.

В разные годы было немало идей, как применить каменное здание в Октябрьском районе. С конца 60-х комсомольцы Иркутска собирали деньги на ее реставрацию, чтобы устроить внутри молодежное кафе. Были идеи создать там музей или планетарий для школьников, но все эти мечты так и остались мечтами. Уже многие годы этот исторический объект находится в удручающем состоянии. Памятник принадлежит частному лицу, которое выставило его на продажу. Цена вопроса - 15 млн рублей. Десять соток земли и башня, причем башня и участок в собственности, два разных свидетельства. Сносить ничего нельзя, можно перестраивать и эксплуатировать.

Руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Андрей Фоменко отмечает: единственное, что можно делать с объектом культурного наследия, которым является водонапорная башня, - поддерживать его в надлежащем виде, чего собственник не делает: рамки режима использования земельного участка для таких объектов запрещают проведение хозяйственной деятельности. Внутри границ территории нельзя построить новый объект капитального строительства, нельзя увеличить существующие пространственные характеристики, пристроить или надстроить что-то к памятнику. Нельзя дополнять существующую конструкцию, менять облик. Возможно лишь проведение работ по сохранению: отреставрировать, покрасить, починить.

Просто нанять бригаду рабочих не получится, так как реставрацию исторических объектов проводят исключительно лицензированные организации, так что собственнику здания-памятника поддержание его в приличном состоянии влетит в копеечку. Видимо, потому башня уже многие годы стоит заброшенной, постепенно разрушаясь под натиском времени и нападками вандалов.

Фоменко заявил, что в 2016 году служба обратилась в Октябрьский районный суд о понуждении собственника исполнить охранные обязательства: "В 2017-м мы вышли на мировое соглашение, в котором определили порядок действий и определенную последовательность, по которой в срок до 31 декабря 2019 года собственник должен был выполнить необходимые работы по приведению объекта в порядок, но этого не произошло". Игнорирование решений суда о приведении памятника в надлежащее состояние может являться основанием для запуска процесса изъятия объекта. Даже если собственник продаст здание, то все его обязательства перейдут к новому владельцу.

Людмила Измайлова, Пятница


Aliexpress WW

12.12.2019