25 мая 2022
14:25

Как иркутский журналист Анастасия Дагаева стала пилотом

17 января 2022

Эта девушка удивила всех. Имея гуманитарное образование и карьеру в бизнес-журналистике, решила стать частным пилотом самолета. Но именно навык работы с информацией помог освоить ей технические дисциплины. Каково это - сидеть за штурвалом самолета? Что самое сложное в пилотировании? Правда ли, что авиация - чисто мужское занятие? Об этом Анастасия Дагаева рассказала журналисту газеты "Иркутск" Екатерине Санжиевой. 

"Глагол" публикует интервью с незначительными сокращениями.

— Когда я перебралась из Иркутска в Москву, хотела работать в деловой газете "Ведомости". И мне это удалось. Сначала писала про менеджмент, затем мне предложили транспорт. Я не мечтала об этой теме, но скоро выяснилось, что попала в эту сферу не зря. Кроме железной дороги, портов и пароходств в зону моей ответственности входила авиация. Моя первая "транспортная" командировка была во Францию - на международный авиасалон Ле Бурже. Я увидела новые самолеты, побывала в кабинах пилотов, сделала интервью с топ-менеджерами авиастроительных корпораций, познакомилась с инженерами и летчиками-испытателями. Авиация меня зацепила, поразив размахом и красотой. Но это был скорее профессиональный интерес журналиста.

Тяга к авиации сформировалась позднее, когда среди знакомых появились частные пилоты. В обычной жизни эти люди были финансистами, предпринимателями, врачами, но все свободное время отдавали небу. Они увлеченно рассказывали о полетах на острова Балтийского моря, Северный полюс или о путешествии на вертолетах вокруг Земли. Я и представить не могла, что можно самому сесть за штурвал и полететь туда, куда тебе хочется.

Возможно, я бы так и осталась высоким теоретиком, если бы не два полета, предложенных приятелями. Один из них устроил мне полет на учебно-боевом самолете L 39 в Вязьме. За 30 минут я узнала главные элементы высшего пилотажа - пикирование, боевой разворот, бочку и ощутила неимоверное счастье. Кроме того, я убедилась, что у меня крепкий вестибулярный аппарат, что важно для пилота.

Другой мой приятель позвал в путешествие на маленьком самолете, которым сам и управлял. За два дня мы преодолели маршрут Вильнюс - Вена - Канны. Я слушала радиообмен, разбиралась в показателях на приборной доске. И удивлялась тому, насколько в Европе малая авиация интегрирована в общую систему авиаперевозок. После этих двух полетов я задумалась: а не начать ли мне пилотировать?

Полтора года напитывалась информацией. Я сменила работу: из журналистики перешла в финансовую сферу, что дало мне больше времени и доходов. Я продолжила посещать авиасалоны, побывав кроме Франции в Великобритании, Китае, Сингапуре. Начала писать про авиацию как колумнист в Forbes. Стала организовывать встречи AviaClub - приглашала частных пилотов, которые рассказывали свои истории покорения неба. На встречи собиралось по 50–60 гостей - я не ожидала такого интереса. Провела около десятка встреч AviaClub в Москве и Лондоне.

Авиация стирает границы. Стоит тебе познакомиться с частным пилотом, как ты постепенно погружаешься в его круг общения, охватывающий пилотов России, Европы, Америки. Пилотам нравится друг с другом дружить, а еще приходить на помощь. Благодаря их подсказкам я решила учиться летать в Латвии. Этот вариант мне подходил и с точки зрения работы. Моя первая поездка в Ригу летом 2014 года была полноценной длительной командировкой. Заодно мне удалось определиться с авиа­школой, а самое главное - с инструктором. Ведь ты доверяешь ему свою жизнь. Мне очень повезло с Юрисом, который оказался и основателем школы, где я начала учиться.

Пилотирование напоминает айсберг. Видимая часть - это полеты и красота, а невидимая, которая гораздо больше - это теория: многочасовое просиживание над учебниками, повторение инструкций, подготовка к экзаменам. Я училась в Латвии, где действуют европейские стандарты. Поэтому все было на английском: и обучающие материалы, и экзамены. В целом сдала десять экзаменов. И это только базовый уровень - частный пилот.

У меня нет технического бэкграунда, нет даже детского опыта возни с железками, какой, допустим, бывает у мужчин. Именно этот провал и дал больше всего трудностей. Хоть я и гуманитарий, но быстро освоила аэродинамику, навигацию, радиообмен, метеорологию. Здесь мне помог журналистский навык работы с информацией: быстро вникнуть в новое, выбрать главное, понять его суть и изложить. Эти дисциплины я с первого раза сдала на проходной балл.

Но с конструкцией самолета все было наоборот. Этот предмет раскрывает, как устроены системы и приборы. Я трижды не сдала экзамен, четвертый раз считался последней попыткой. Это было экстремально, потому что на кону стояло мое дальнейшее обучение. В жизни так не штудировала учебники, как тогда, перед четверым разом. А еще я просила мироздание, чтобы мне повезло. Утром в день сдачи экзамена сказала себе: "Твое везение - твои знания". И сдала конструкцию самолета на 100%!

— Какой полет тебе особенно запомнился?

— Конечно, мой первый самостоятельный. В 2019 году я чувствовала, что все ближе к нему. И мне было интересно: как я пойму, что готова? Спросила об этом знакомую пилотессу. "Очень просто: инструктор в кабине вдруг станет лишним", - ответила она. Я удивилась. А в июне этот момент настал. Мои полеты с инструктором стали скучноватыми, молчаливыми. Возникло ощущение, что он летает со мной просто так, как балласт. На 14 июня 2019 года был назначен мой самостоятельный вылет. Сделали пару тестовых полетов. "Ну что, готова?" - спросил инструктор. У меня был легкий мандраж, но я была уверена в себе и ответила "да". Приземлились, инструктор вышел. Спустя несколько минут я взмыла в небо одна!

— Есть мнение, что авиация — чисто мужское дело. Что думаешь?

— В массовом сознании такой стереотип еще силен, но он безнадежно устарел. Я столкнулась с ним, когда писала про авиацию в "Ведомостях". Под моими статьями нередко были комментарии: "Что женщина может соображать в авиации?". Еще мне пришлось отбиваться на медкомиссии от врача, которая заявляла, что желание девушки идти в пилоты - блажь. "Ну зачем тебе это?" - в упор спрашивала она меня. "А зачем это мужчинам?" - не сдавалась я. В конце концов она подписала обходной лист. И я была признана годной к полетам. Но нервы потрепала. Это было в Москве. В Риге я с таким не сталкивалась. Мой инструктор говорит, что женщины более осторожные и обязательные. У него были случаи, когда он не выпускал в самостоятельный полет чересчур смелых мужчин. Полет, по сути, рутинное занятие: все шаги прописаны по инструкции. И даже аварийные ситуации имеют свой набор действий. Их и надо повторять, отрабатывать на земле и в тренировочных полетах. Бравада и небо несовместимы.

Приучилась быть выдержанной - иначе не смогла бы пересчитывать скучные навигационные расчеты. Усилила свой английский. Научилась быстро считать в уме.  Узнала и навсегда запомнила формулу подъемной силы. В общем, отлично прокачала мозги, отодвинув их возрастное окостенение.

Есть внешний слой. Благодаря пилотированию я качественно изменила и расширила круг общения. Стала уверенней как авиационный эксперт: пишу колонки для Forbes и Московского центра Карнеги, даю комментарии РБК ТВ, BBC News, радио "Свобода". Пробую себя в новых ролях. В 2018 году я стала спикером TEDxWomen в Екатеринбурге. Взяла тему "Зачем женщине летать?" и была поражена некоторым фактам. Оказывается, среди коммерческих пилотов 95 % мужчин и всего 5 % женщин. Так появился еще один слой - общественный. При каждом удобном случае я стараюсь донести, что женщина-пилот или женщина-авиатехник - это нормально. Но сама в коммерческую авиацию не собираюсь. Мне интересно быть частным пилотом, полеты для меня хобби, удовольствие.

Ну и психотерапевтический слой. Когда возникает непростая ситуация, говорю себе: "Так, спокойно. Ты вообще-то самолетом управляешь. Значит, и с этим справишься". 

Екатерина Санжиева, газета "Иркутск" 

Фото Леонида Фаерберга

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также