16 мая 2022
20:55

Светлана Михеева: поэзия плохо печатается, но бывают исключения

17 февраля 2021

2020 год для Светланы Михеевой можно назвать крайне удачным. Потому что именно в эти, как принято сейчас говорить, нелёгкие времена у неё вышло сразу две книги, которые она и представила членам Братского литературного клуба: это повесть «Роза, играй!» и сборник эссе «Некто творящий».

«Роза, играй! – это книжка с детской обложкой, — рассказала Светлана Михеева, — и в ней есть иллюстрации усольского художника Татьяны Ус. Но это книга не совсем для детей, она для юношества и для взрослых. Книга издана в Иркутске. Повесть предварительно публиковалась в журнале «Сибирские огни».
По словам Светланы Михеевой, это не автобиографическая повесть, это художественное осмысление взросления девочки-подростка. Хотя, конечно, есть в ней и биографические моменты.

Например, героиню заставляют заниматься музыкой, а это травма моего детства, — говорит автор повести. — Меня тоже заставляли заниматься музыкой, но я не смогла «заставиться» и записалась в цирковую студию.
Светлана Михеева отметила, что говорить ей об этой книге трудно, потому что она думала над ней десять лет. Это был довольно объемный набросок, и было не понятно, к чему в итоге это придет, как выразится в художественной форме.

Тем не менее, я считаю, что книга получилась. Мне показалась, что она соответствует моей задумке – показать взросление человека через какую-то трагедию, участником которой он является. «Литературная газета» в анонсе номера журнала «Сибирские огни» написала, что это классический роман-воспитание в каком-то изломе. Но я в этом не уверена, иркутские филологи тоже не совсем согласны с тем, что это роман-воспитание. Может быть, это всё-таки тема самовоспитания.
О второй книге Светлана Михеева рассказала подробнее, и это понятно. В неё вошли сразу восемь литературных эссе об уже ушедших поэтах. Книга выпущена в Москве, в издательской мастерской поэта Андрея Чёрного «Белый ветер». Все эти эссе были опубликованы на литературных электронных порталах, с которыми сотрудничает Светлана Михеева.

Мне иногда говорят, что я как-то странно отобрала поэтов, но я в этом ничего странного не вижу, — рассказала Светлана. – Я их отбирала из своего личного интереса, и этот интерес держится на том, что все эти поэты занимались поэзией, как каким-то высоким делом, совершенно презрев тусовку. То есть занимались в чистом виде поэзией. Ничто другое их не интересовало, у каждого из них была нелёгкая судьба. Вот их имена: Ксения Некрасова, Леонид Аронзон, Николай Рубцов, Намжил Нимбуев, Борис Чичибабин, Владимир Соколов, Нонна Слепакова, Михаил Анищенко.
Светлана предположила, что какие-то имена нам знакомы, а какие-то нет. И вторых, скорее всего, больше. Но это совершенно нормально, заметила она, потому что, к сожалению, поэзия не так распространяется, как популярные романы.

Поэзия плохо печатается. Широко известен из перечисленных только Николай Рубцов.
И это, пожалуй, так. Тут со Светланой сложно спорить, потому что ну кто, например, не знает стихотворения «В горнице моей светло»? Особенно это касается старшего поколения, которое помнит наизусть эту песню в исполнении и Марины Капуро с Эдуардом Хилем, и даже Полины Гагариной…
На второе место по известности можно поставить поэта Бориса Чичибабина. Но и то с большой натяжкой, по мнению Светланы Михеевой.

- Он, скорее, мало известен, — говорит она. — В Иркутске я с этим столкнулась. В итоге я не нашла о нём ничего, кроме двух статей. То же самое касается Ксении Некрасовой. После продолжительных поисков оказалось, что одна её книжка есть в пединституте. Кстати, иркутский филолог Ирина Бухарова написала первую в мире диссертацию по творчеству Ксении Некрасовой. И я подозреваю, что она пользовалась той же самой книжкой из пединститута.

Очень странной фигурой, может быть, выглядел Михаил Анищенко, - рассказала Светлана. - Когда Евгений Евтушенко познакомился однажды с его творчеством, он приехал в Самару и стал о нём говорить как о большом поэте, написал статью о нём. Но Михаил Анищенко не любил пафоса и не стремился быть знаменитым. После какого-то творческого вечера в его честь он собрался и уехал жить в деревню. При этом не очень лестно отозвался о тех, кто его стал восхвалять на чиновничье-бюрократическом уровне. Он был очень принципиальным, и сказал примерно такие слова: «Сегодня вы меня знаете, потому что обо мне сказал Евтушенко, а завтра вы обо мне и не вспомните».
Светлана рассказала, что в каждом из этих эссе для неё, как для автора, есть открытие. Хотя, казалось бы, что нового можно написать про Николая Рубцова.

Я посмотрела массу материалов о нём, и пришла к выводу, что Николай Рубцов воплощает тему сиротства и об этом нигде не написано. Но он был сирота, и тема сиротства и ненужности прослеживается в его творчестве.
И поскольку Светлана Михеева ещё ни разу с пустыми руками в Братск не приезжала, на этот раз она снова подарила библиотеке Сербского свои книги, и попросила передать их и для Центральной библиотеки. А ещё добавим, что на встречу с поэтами пришёл народ внимательный и подготовленный, и поэтому Светлана в свой адрес получила благодарственные слова за своё творчество и выслушала точку зрения об эссе из предыдущей книги «Стеклянная звезда» о Валентине Распутине.

Ирина Лагунова, Знамя

Читайте также