19 мая 2022
17:18

«Холодная» красота на полотнах Юлия Клевера

20 января 2022

«Глагол» представляет рубрику АРТ-ВЗГЛЯД с искусствоведом, научным сотрудником галереи сибирского искусства Иркутского областного художественного музея имени В. П. Сукачева Марией Моженковой. Каждый четверг мы погружаемся в мир искусства и знакомимся с выставочными проектами нашего города, а также мастерами – художниками, скульпторами и другими представителями прекрасного.

— Разве можно любить холод?

— Нужно! Холод учит ценить тепло...

(Цитата неизвестного автора)

Несмотря на суровые условия, мы всё равно находим в зиме особое очарование. Когда крупными хлопьями идёт снег или деревья покрываются хрустальной бахромой, можно с закрытыми глазами утверждать, что ленты социальных сетей непременно запестрят фотографиями об этих событиях, ведь это хоть и холодно, но прекрасно.

Художники минувших столетий также не были исключением: в творчестве Юлия Клевера зимний пейзаж играет далеко не последнюю роль.

В собрании Иркутского художественного музея имени В. П. Сукачёва имеется несколько произведений этого художника. В том числе масштабное полотно «Зимний закат в еловом лесу» (1889), находящийся в постоянной экспозиции в зале русского искусства XIX века. Суровый зимний лес буквально пламенеет от лучей заходящего солнца. Картина неизменно притягивает взгляд зрителя и является одной их неофициальных так называемых «визитных карточек» – тем произведением, с которым визуально ассоциируют музей.

Творчество Юлия Клевера относят к салонно-академическому направлению, зачастую противопоставляя другому живописцу – Ивану Шишкину. Действительно, автор нередко пренебрегал достоверностью изображения в угоду выразительности картины в целом. Он охотно писал осень и зиму с их суровыми и резкими декоративными эффектами. В отличие от пейзажистов своей эпохи (кроме А. И. Куинджи), Клевер ценил выразительность подчеркнутого пятна, силуэта, контура.

Удивительна судьба и самого художника. Когда-то произведения Юлия Клевера знала и любила вся Россия. Считалось даже неприличным, если у вас дома не было картины этого художника. Не только полотна, но и огромное количество репродукций с многочисленных картин автора расходились по стране, далеко за пределы Петербурга, в котором он работал большую часть жизни. Творческий путь мастера начинается в петербургской Академии художеств, куда Юлий Клевер поступает на архитектора, уступив пожеланиям родителей. Однако год спустя подаёт прошение о переводе в пейзажный класс, где Юлий Клевер становится учеником профессора пейзажной живописи С. М. Воробьева, а затем М. К. Клодта. И хотя энергичный, талантливый Клевер получил за этюды с натуры малую и большую серебряные медали, он принял решение покинуть Академию и развивать свой талант самостоятельно.

Первую персональную выставку Юлий Клевер сумел организовать в возрасте 24 лет. По тем временам – почти неслыханное дело! Подобное могли позволить себе только такие признанные мастера как Иван Айвазовский или Василий Верещагин. Тем не менее, выставка Юлия Клевера на стендах Петербургского Общества поощрения художеств имела огромный успех. Общество благосклонно восприняло творчество нового автора, о его талантах говорили в салонах и частных картинных галереях. Картину «Березовый лес» пожелал приобрести лично император Александр III, и это стало решающим фактором в официальном статусе живописца: Академия художеств присвоила ему звание классного художника первой степени.

Вершиной взлета для Юлия Юльевича оказался 1880 год, когда за картину «Лесную глушь» он получает звание профессора и кафедру в Академии художеств. Даже в начале XX века, когда в обществе и искусстве царил революционный настрой, Клевер оставался верен своей живописной манере и был по-прежнему любим публикой. В советское время художник продолжал свою педагогическую деятельность в Академии художеств, а затем в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В. М. Мухиной. Там он заведовал кафедрой монументальной живописи. Стал заслуженным деятелем искусств РСФСР…

Современники отмечают, что Юлий Юльевич был человеком лёгким, жизнерадостным, беспечным и щедрым. Своё жизнелюбие, позитивный настрой и особое, почти сказочное, видение природы он переносил на холст.

Наверное, в этом кроется одна из причин, почему глядя на зимние пейзажи мастера, у нас на душе становится тепло.

                                                       Мария Моженкова, искусствовед

Читайте также