25 мая 2022
15:52

Левитанский и Иркутск

22 января 2022

Лето 1945 года. Войска армии-победительницы перебрасываются на восток, где предстоят сражения с милитаристской Японией. В одном из вагонов - редакция газеты "Советский боец" и ее корреспондент лейтенант Юрий Левитанский.

2 сентября 1945 года Япония подписывает акт о капитуляции. Редакция возвращается в Иркутск.

Так начинается сюжет историка, писателя Станислав Гольфарба, только что вышедшего в журнале "Родина". 

"Глагол" публикует небольшой отрывок из статьи в честь 100-летия поэта, который отмечаеьтся сегодня, 22 января.

Его первый домашний адрес: Иркутск, Центральная гостиница, № 212. О первых годах здесь обмолвился однажды: "Всех содержал, ко мне моя жена Марина пришла с портфельчиком, ничего у нас не было. Сам я долгое время ходил в шинели, помню, мечтал съесть целиком буханку хлеба". Но именно здесь он нашел и свой голос, и свою дорогу в поэзии.

У Левитанского и Иркутска была взаимная любовь. Город обожал молодого поэта и нередко, когда сгущались тучи, спасал его в буквальном смысле. "Я был иркутским космополитом, - вспоминал Левитанский. - Поскольку там больше не было ни одной подходящей кандидатуры. Найти что-либо крамольное во мне было трудно: я единственный среди писателей Иркутска, кто был на войне. Единственный фронтовик, но в то же время и единственный еврей. Поэтому пришлось взяться за меня...

Левитанский для Иркутска был поэтом с "другим" голосом. Марк Сергеев вспоминал: "Поэзия Юрия Левитанского будоражила, заставляла по-иному взглянуть на мир. Помню грозную баталию в Союзе писателей. В новом цикле стихотворений Юрия был своеобразный импрессионистический этюд о Байкале. Мы привыкли к формулам "священное море", "седой Байкал", "могучий старик". А тут озеро-море виделось поэту границей земли и лазури, оно горело ежевикой и дикой малиной. Почему-то стихотворение это вызвало резкое неприятие у Анатолия Ольхона. Левитанский ему возражал, причем весьма спокойно, но не без иронии. Тогда Ольхон бросил: "Вы талантливый нахал", на что фронтовик отрикошетил: "А вы нахал неталантливый".

28 февраля 1949 года Юрия Левитанского приняли кандидатом в члены Союза писателей. А в сентябре открылась творческая конференция писателей Иркутской области, главным рефреном которой стало постановление ЦК ВКП(б) о журналах "Звезда" и "Ленинград"...

В президиуме - видные столичные чиновники от литературы. В списке иркутских авторов, чьи работы подлежат специальному разбору, - "космополит" Юрий Левитанский.

Но все пошло не по сценарию. На утреннем заседании 21 сентября года секретарь Иркутского отделения Союза писателей Молчанов-Сибирский отмечает поэтический дар Юрия Левитанского: "Наши поэтические ряды после войны пополнились очень свежим дарованием. В наши ряды вступил поэт Юрий Левитанский. После первого удачного сборника стихов "Солдатская дорога" Юрий Левитанский выступил со вторым сборником "В таежном гарнизоне". Левитанский одним из первых включился в освещение послевоенной жизни Советской армии".

Следом на трибуну поднимается директор драматического театра Волин: "Многие произведения иркутян К. Седых, Г. Маркова, П. Маляревского, И. Молчанова, Ю. Левитанского по праву вошли в большую литературу нашей страны, они по праву заслужили популярность у широкой общественности". 

И "литературный генерал" Борис Горатов произносит: "Живет здесь у вас талантливый человек Юрий Левитанский. Он приехал позже в поэтический отряд иркутских поэтов и сразу заявил о себе энергично, интересно, индивидуально. Есть у него и своя тема, и свой хороший публицистический порыв в поэзии. Мне нравится, что он пишет вольно...Его публицистика настоящая, органичная, уверенная, всегда согревает поэзию...Но было бы неправильно в плане производственного строгого разговора, какой мы начали, не указать на некоторые вещи, тем более что их не так уж и много, но нужно об этом задуматься товарищу Левитанскому. 

У него в сборнике "Встреча с Москвой", который представляет не целиком новую книгу, а стихотворения, написанные ранее, есть вещи, которые могли бы здесь не быть. И нам нужно на это указать..."

Евгений Евтушенко оставил воспоминания о своем знакомстве с Левитанским: "Я помню, у нас было очень хорошее настроение; у Юры как раз книжка новая вышла, я какие-то свои стихи читал. Мы просто останавливались на улицах и читали с этой амфибии - и Юра, и я; его знали хорошо. Меня знали меньше тогда. Он был примечательным человеком - первым иркутским поэтом...У нас была канистра спирта, и мы всех подряд угощали. Всех, кто подходил, кто хотел к нам присоединиться. Это была какая-то сказка".

Полностью читайте здесь

Фото из открытых источников

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также